Views Comments Previous Next Search

Dj Hoopa

163684
Написаланастасия богданова26 мая 2008
163684

Основатель самой интеллигентной промо-группы Петербурга, Washing Machine

Хупа, расскажи как появилось название WM?

A: Года четыре назад я был в Берлине, где посетил вечеринку с таким названием. Они потом переименовались в Inner cities. Недавно вообще закрылись. Вообще это достаточно известная тусовка, которая находится при лейбле Innervisions.

Этот лейбл в плане музыки мне не очень нравится, точнее, я его обхожу стороной, сейчас там в основном ню-джаз выпускают и всевозможную музыку с ломаным ритмом. Но изначально их вечеринки создавались для того, чтобы играть на них корневую хаус-музыку, то есть то, что изначально зародилось в Америке в 80-х, а потом уже пришло в Европу: в первую очередь в Англию, а потом дошло и до Берлина.

На той вечеринке, помню, был очень расстроен, что все мои друзья, которые любят ту же музыку, не слышат этого и не видят. Конечно, в те времена мы все ходили в «Паръ» и нам там очень нравилось. Но тут был уже совсем другой уровень.

Самое важное, что я понял тогда, что на вечеринке главное – сама музыка. Если музыка не создаст нужную атмосферу, то ничто другое не сможет это сделать. Понятно, что если это кабак, где люди просто выпивают и общаются, что бы там не играло, – людям все равно. Но клубы это совсем другая история. Я всегда прихожу в клуб слушать музыку, это для меня первоочередное дело, ради которого я всем этим и занимаюсь. Музыка.

Помнишь, когда посетил первую вечеринку?

В 97-м, «Восточный удар».

У, сразу на такое большое мероприятие?!

A: А меня в клубы не пускали родители, у меня мама была очень строга. Помню, тогда, в 97-м, я сказал, что моего друга отпустили, он сказал то же про меня. Так в результате и попали на «Восточный Удар».

Потом уже были клубы: «Нора», «Грибоедовъ». Все эти походы, правда, были не такими частыми, не было такого, что каждые выходные по 3 раза ходили тусоваться, – раз, максимум два в месяц куда-то выбирались.

Когда начал сводить сам?

Сводить я начал дома на компьютере году в 2000. У меня было несколько пластинок, но я никогда не ставил перед собой цели стать диджеем или музыкантом, мне просто очень нравилась музыка, интересно было исторические аспекты узнавать, имена новые, копаться во всех этих музыкальных завалах.

Ты сразу начал с той музыки, которую играешь сейчас?

A: Первый мой микс был босса-нова.

Вообще до 99–2000 я слушал техно, в основном детройтское, – все, что тогда играл Слон, что ставили на Порт-фм, – минимал-техно, но не попсовое, не то, которое сейчас называют минимал-техно. А то что изначально так называлось: Роберт Худ – столп жанра.

Потом так получилось, что меня с какого-то большого мероприятия затащил знакомый на диджей-парад, куда я пошел слушать техно, но почему-то всю ночь провел на хаус-танцполе. С тех пор стал понемногу что-то новое для себя узнавать. Конечно, была песня характерная Ларри Херда “Can u feel it”, с которой началось мое знакомство с дип-хаусом в 2000. Ну и понеслась душа в рай. А уже вместе с этим меня сразу потянуло и на эйсид-джаз и на боссу.

На дисках, кассетах хаус достать тогда было довольно сложно, – были в основном миксы, сборников не было практически. Сборники были как раз эйсид-джаз, даунтемпо – эту музыку уже можно было доставать и самому микшировать, составлять компиляции, – довольно интересно было.

Как «Washing machine» образовалась, как вы нашлись?

Мы нашлись на вечеринках, которые проходили на Ломоносова 5, там, где сейчас клуб 2. В этом месте изначально стали делать вечеринки Кисловский и Свема. С Кисловским я довольно неплохо общался, и он мне прислал как-то смс, мол, приходи, у нас новое место, вечеринки, все дела. Я познакомился там с Ирой Кокаревой, uncommercial art. Они делали мероприятия, на которых я и начал играть тогда. Позже уже они познакомили меня с Женей и Костей.

Максим Кисловский вас с самого начала поддерживал?

A: Так получилось, что на вечеринки Кисловского я хожу с самого своего первого похода в клуб. Первый раз я попал в «Нору» на ground-level Кисловского, первый поход в «Грибоедовъ» – ground-level,- вечеринка Кисловского. С 2000 года я стал посещать эти ground-level-ы постоянно, и постепенно с Максимом познакомился.

Вообще он всегда был как духовный наставник, – все что он ставил всегда воспринималось очень сложно, я отчасти не понимал всю эту музыку, но через какое-то время, сам до этого доходил.

Фактически, Максим дал нам большой старт, у него был опыт, необходимые связи

Он играл на первой нашей вечеринке, был Кисловский, Женя и я, это было в ДК Берлин. Вечеринка должна была быть в четверг, но почему-то все сдвинулось довольно удачно на субботу. С той поры мы ни разу не делали вечеринку на буднях.

Уже буквально через месяц после этого мы делали свою вечеринку в «Грибоедове» в субботу. Думаю, сами бы мы не смогли ничего этого сделать тогда.

Я только сейчас дошел до того, что бы делать самому вечеринку в выходные в большом клубе, да так, что бы она получилась хорошей.

Сложно делать вечеринки тебе?

Ну ты же знаешь…Если серьезно, то это не сложно, если ты знаешь как это делается, если у тебя есть опыт. Я, конечно, каждый раз очень переживаю. Мне легче все делать самому. Вообще, хочется, если я что-то упущу, устану или в силу своего характера, на что-то забью, чтобы близкие люди меня поддержали, может, взяли на себя какую-то часть работы или меня подтолкнули как-то. Но максимально комфортно себя ощущаю, когда сам все контролирую на 100%.

Какие самые любимые площадки? Где интереснее всего вечеринки делать?

A: У нас было мероприятие полтора года назад, мы организовали его буквально в одну неделю, это тоже было счастливое стечение обстоятельств. Я списался через интернет с ребятами и они нам помогли сделать мероприятие под Петергофом в трехэтажном реставрируемом особняке, площадью не меньше 1000 квадратных метров, – очень большая для нас площадка. Мы привезли туда свою акустику, свет, – ничего не брали в аренду. Позвали друзей, пришло, наверное, человек 70. Мы не хотели широкой огласки, – даже эти 70 человек устроили там настоящий трэш. Было очень весело, мы все хорошо тогда провели время. Вот если бы можно было там все повторить…Конечно, чем необычнее, интереснее место, тем приятнее там что-то делать.

Из клубов из всех для меня «Стирка» остается самым комфортным местом. Я там не забочусь ни о чем, приезжаю с абсолютно любыми пластинками, и делаю все что хочу.

Не смущает тебя, что маленькое место? Придут опять 10 человек друзей и больше никто это не услышит?

Меня это не смущает, потому что я не гонюсь за широкой популярностью. К тому же мы наладим скоро из Стирки он-лайн трансляции, так что все те, кто не смог придти, смогут дома слушать наши сеты.

Что за идея у «Washing machine»?

A: Уф…сложный вопрос. Можно долго говорить.

Главная составляющая всего – это музыка. Я ориентируюсь на свой вкус, так что в основном это та музыка, которая нравится мне и та, которая, по моему мнению, на танцполе имеет максимальное влияние. Есть, конечно, стилистически ключевые моменты, но дело даже не в каком-то конкретном направлении. Так получается, что музыка чернокожих несет в себе максимальный грув, абсолютно завораживающий ритм. Сложно описать то, что чувствуешь сердцем, а не ощущаешь разумом. Я слышу что-то, что меня реально задевает, и понимаю, – это оно.

Я могу сказать, что это дип-хаус или хаус, который родился в Америке или хаус основанный на диско, соуле, фанке и что-то из старого хип-хопа, который известно родился за 10 лет до хаус музыки.

Мне нравится эклектично к этому делу подходить, я не понимаю, когда играет всю ночь один и тот же стиль музыки. Диджей – это человек творческий. Я, во-первых, за винил и за то, что диджей к своему материалу должен подходить не с точки зрения каких-то названий, наименований, одинаковости обложек, а именно какой-то канвы определенной.

Но ведь в клубах зачастую такой звук, что играешь с сиди, играешь с винила, играешь с ноутбука – разницы никакой.

A: Нет, разница очень большая. К сожалению, у нас в клубах очень плохой звук. Скажу честно, я серьезно сейчас начал исследовать это дело, и столкнулся с тем, что во многих местах мои пластинки звучат очень плохо. Мне говорят «добавь средних», «добавь низких», а мне хочется сказать «добавьте звука, – добавьте и отрегулируйте его нормально».

Дело в том, что большая часть пластинок, которые я покупаю, имеют очень большой резонанс в Европе и Америке, и дело не в многомиллионных тиражах. Этот материал записывается на крупнейших профессиональных студиях мастеринга и штампуется на лучших заводах, там очень трепетно относятся к звучанию. Для артистов, чей материал я покупаю, создание каждого трека – это кропотливая работа. Музыкант может сидеть днями и неделями, выискивая нужную тональность, подбирая нужное звучание. После этого человек записывает пластинку, издает ее тиражом 500 экземпляров, я ее покупаю, прихожу в клуб, а мне говорят «добавь тут средних».

Конечно же, это мое субъективное отношение к музыке. Оно очень важно.

Я вообще твердо уверен в том, что аппарат в наших клубах настроен на серединное звучание, устраивающее максимально широкую публику.

WM – вы все вроде в одном направлении, но разную же музыку играете. Кто, чем занимается? кто куда двигается?

A: Сложно классифицировать, конечно. У нас у всех уже достаточно большие коллекции. Они процентов на 10 пересекаются так или иначе.

К примеру, у Жени очень много инструментальной музыки, босса-нова. Когда мы в баблбаре начинали вечеринки делать, он играл латину и все что рядом, – я от него давно такого не слышал, очень порадовался. Jax вообще очень любит энергичную музыку, ту, которая людей может растормошить. Я его понимаю, у меня у самого есть такие пластинки, просто я их почти не ставлю.

У Кости очень хорошая коллекция сейчас собралась хаус-музыки начала 90-х, он ее совсем не афиширует, очень мало кто об этом знает, мне он постоянно рассказывает о своих покупках. Вообще он любитель того, что сейчас называется дип-хаус. Кисловский…уф…никогда нельзя быть уверенным, что будет играть Кисловский. Именно поэтому он так радует свои сетами. Кисловский очень сложный в музыкальном плане. Он всегда будет делать только то, что он сам считает нужным. Мне это и нравится, – он совершенно не прогнозируем.

А ты, как я понимаю, детроит, бэк ту рутс?

Сейчас мне, кстати, диско очень стало нравиться. Я потихоньку приближаюсь к тому, чтобы с одним человеком делать диско вечеринки.

Loveis?

Да. Именно не попсовые, не ABBA или Boney M, а серьезное диско.

То диско от которого хаус изначально и пошел?

В большинстве да.

Как насчет фанки?

A: Уф..вот фанк я не очень люблю, я от него как-то очень быстро устаю. Особенно мне не нравится, как его играют в наших клубах, когда сводят в абсолютно разных ритмах, – ты вроде энергично танцуешь, а через минуту понимаешь, что ритм другой и ты уже теряешь этот запал.

В своих сетах я стараюсь и олдскульный какой-то хаус, и современный, отчасти европейскую минимал сцену, которая замешана на теплых соул-диско корнях. Для меня важно, что бы в музыке был грув. Даже если это бочка, она будет сделана с каким-то фоном, подкладкой, которая будет создавать определенную атмосферу. Это не будет просто бочка из драм-машины – тыч-тыч-тыч, – скучная, сухая.

Я знаю, ты много ездишь на вечеринки в Европу, насколько отличается эта сцена там и у нас, именно не коммерческая хаус-сцена? Насколько она популярна?

A: Нельзя сказать, что мы отстаем. Технологически и финансово мы сейчас можем создать заведения не хуже.

Популярность – а что это? Если клуб вмещает 100 человек, и он будет постоянно забит, но это будет узкая тусовка – это популярность или нет?

Не нужно создавать клуб на 5 тысяч человек, что бы сказать, – вот наконец клуб мирового уровня. Клуб мирового уровня, мне кажется, – это заведение где главные составляющие есть: нормальный звук, простые интерьеры, какой-то ненавязчивый свет, который, тем не менее, в какие-то пиковые моменты может создать нужный эффект. Причем, самое интересное, что не нужно, что бы было 150 тысяч моргающих лампочек и 20 тысяч лазеров. Как я видел, достаточно 5–6 фонарей красного цвета, как, например, в Берлине в клубе WMF, что бы создать какую-то магическую атмосферу, подчеркнуть музыку и это абсолютно не будет бросаться в глаза.

Когда я прихожу в клуб, мне нужен свет, хороший звук, грамотный диджей и публика, которая улыбается.

Хотел бы открыть свое место?

Конечно! У меня такая мечта давно. Но это конечно мечта. Я вообще люблю мечтать по жизни. Цели такой пока нет, правда. Так получается, что я медленно, но верно в жизни двигаюсь. Наверное, что-то произойдет со временем.

Помню, около года назад ты мне сказал, что хотел бы жить где-нибудь в Германии и играть любимую музыку. До сих пор об этом думаешь или тут есть какие-то глобальные планы?

A: Глобальные планы есть, – это иметь семью и заниматься любимым делом. Это самые глобальные планы, – на жизнь. А где это будет происходить? Ну пока здесь нормально все, пока есть какой-то потенциал развития.

Так получается, что меня здесь бы устроило играть в маленьком клубе время от времени.

Я сейчас очень много общаюсь через интернет с разными людьми. Думаю, если собрать всех, с кем я по музыке переписываюсь в сети в одном месте, то будет очень плотная компания. Это и музыканты, и диджеи, и люди, которые просто увлекаются, и друзья которые любят наши вечеринки. Те люди, которым не безразлична музыка, в первую очередь.

Есть комьюнити и оно работает, постоянно происходит какое-то взаимодействие, – обмен музыкой, обмен мнениями, какой-то контакт с европейскими и американскими музыкантами.

Что за публика у вас, – постоянные тусовщики или люди, которые приходят специально на «Washing machine»?

A: Публика потихоньку прирастает. Многие люди через интернет находятся. Больше и больше публики ходит именно на музыку, опять же, мне кажется, стали прирастать люди из клубной тусовки, с учетом того, что мы сами интегрировались в компании.

Публика растет, публика требовательная и это очень приятно.

Мы вообще никогда не ставили перед собой каких-то глобальных задач. Мы делали с определенной регулярностью мероприятия с той музыкой, которая интересна нам. На публику никогда не работали, особо на нее и не рассчитывали. Нам не интересно удовлетворить публику, потому что мы относимся к диджеингу так, как изначально это зародилось, – диджей – проводник, ему нужно доверять всецело, нельзя ему указывать, что делать.

А часто подходят в клубах: играй пожесче, помягче, а тут поактивнее?

Редко, крайне редко. Хотя было, даже не так давно.

Не предложил самим за вертушки встать?

Нет, я ушел просто. У меня что есть, то есть, то я и буду играть.

Что скажешь, – в каком направлении сейчас сцена двигается?

A: Cейчас идет очередная волна, – очень популярны в Европе артисты из Детройта, именно хаус-артисты. Идут сейчас постоянные гастроли того костяка, который начал в середине 90х. Я назову имена, – ты их знаешь сама многих, это Тэо Пэрриш (Theo Parrish), Moodymann, Trus’me, Soulphiction и все ребята, которые недалеко от них.

Много новых релизов где старое диско семплируют и соул. Много музыки, основанной на живых, теплых ритмах. Европе и Америке уже приелся минимал, приелась электроника жесткая и тек, – в этом я твердо уверен.

Новая волна это не бизнес-музыка. Артисты, конечно, зарабатывают что-то благодаря этой музыке, но они точно не зарабатывают на выпуске пластинок. Главный доход это букинг.

Артист, выпустивший 2–3 пластинки, пусть даже совсем небольшим тиражом, при лучшем раскладе за это получает 10 тысяч долларов, не больше. После этого уже едет в турне по клубам, в каждом он по 500–600 евро получает гонорар.

-?!

Да, это нормальный гонорар для таких музыкантов, не для бизнесменов, типа Джимпстера, понимаешь.

А те ди-джеи, которых ты упомянул, тот же Тэо Пэрриш или Moodyman, – никогда не поверю, что они берут 600 евро за сет

Пэрриш – это другая история, это столп. Сейчас он 2500 за сет берет. Moodyman…ну ты помнишь: «я не люблю уезжать из Детройта», – он исключительно по большой дружбе куда-то выезжает.

Сам не хотел бы ездить? У тебя же неплохие контакты есть?

Сейчас потихоньку идет работа над этим. С Крабом мы придумываем что-то. Это мой друг, он в Германии живет, играет.

Ты чувствуешь, что ты что-то новое можешь показать европейской сцене?

Не то что бы новое, но на уровне. Я четко в этом уверен. Потому что мои сеты слышали Move D, не безызвестный в Германии диджей Пит, – один из совладельцев пластиночного магазина Hardwax, который является основой Basic Channel – культовый лейбл немецкий. У меня с ними хорошие отношения и они сказали, что с моим материалом можно себя в Европе чувствовать просто великолепно. Понятно, у меня нет имени пока, музыку я не издаю и не пишу, к сожалению.

А почему, кстати, не пишешь?

Лентяй. Не знаю, музыка для меня понятие какого-то высокого уровня, я не могу так просто сесть и начать.

Есть потребность вообще? Рождается в голове музыкальный материал какой-то?

Да, конечно. Но никак не записываю. Музыка в голове регулярно появляется.

Я кстати, знаю, что ты музыкой занимаешься – фортепьяно.

A: Занимался. Уже бросил. Во-первых, я в детстве учился и у меня до сих пор большая нелюбовь к классической музыке.

Прошлой осенью купил себе правда миди-клавиатуру полноразмерную и начал заниматься, потом понял, что это требует очень больших затрат, как финансовых так и временных. Все деньги свои в основном на пластинки трачу.

Не велико ли искушение на CD перейти?

A: Нет, такого вообще нет. У меня была довольно большая коллекция дисков, – около 500 CD, я их все раздарил, все ненужные выкинул, CD вообще не пользуюсь, разве только когда друзьям фильм нужно записать какой-нибудь.

Постоянно качаю и слушаю МР3, чтобы в курсе быть. Качаю старую, новую, редкую, совершенно разнообразную музыку, иногда просто что-нибудь наугад, чтобы что-нибудь необычное найти.

Что дома, кстати, слушаешь? То же, что играешь?

A: В какой-то степени, много слушаю из того, что играю. Я дома обязательно всегда переслушиваю все на mp3, изучаю.

Дома много хип-хопа слушаю, соула, фанка, всевозможных современных соул-музыкантов. Не слушаю рок, не слушаю техно, джаз стал совсем мало слушать, потому что стал очень нравится соул, за счет большей душевности, а в джазе я немного теряюсь, к нему нужно подходить комплексно, там свои корни, свои имена, – нужно все это изучать, просто так слушать сложно.

Могу поставить, к примеру, раннего Херби Хэнкока. Мне особенно его работы с Майлсом Дэвисом нравятся. К джазу, я думаю, еще вернусь.

Сейчас люблю очень соул, мне очень нравится вокал. Хип-хоп, как ни странно, очень много слушаю.

Помню Мудимэн с Джей Дила свой сет в Хельсинки начал.


Да-да

, помню. Мы все любим Джей Дила, мы все его помним! Если бы не было Джей Дила, наверное, даже хаус-музыка была бы другая.

Возвращаясь к разговору о публике, что за пресловутая паровская тусовка, что это за явление такое? Сменилось ведь уже не одно поколение публики, сейчас о «Паре» говорят люди, многие из которых там даже и не были. Остались единицы, которые уже очень давно в этом всем варятся.

A: Относительно тех людей, которые тусовались в «Пару», мне почему-то приятнее говорить «в Пару». Мне кажется, что «Паръ» он был в уникальное очень удачное для себя время, когда не было большого количества клубов, в которых как бы играли хаус-музыку. Тогда все знали, что если слушать хаус, то нужно идти в «Паръ», просто потому что идти больше особо было некуда.

Так получалось что в «Паръ» приходили и люди в рваных джинсах и в костюмах от Versace. Всем было комфортно, была создана максимально демократичная атмосфера. С чем это было связано? – может быть, не было большого количество каких-то гламурных заведений, не было ажиотажа выглядеть лучше всех, принадлежать к какой-то особой касте людей.

Когда «Паръ» начал заканчиваться, появилось много других заведений и все эти люди разошлись по нишевым местам. Кто-то пошел тусоваться в Jetset, кто-то пошел тусоваться в «Грибоедовъ», еще куда-то.

В «Пару» никто не стеснялся. Получилось, что все эти люди могли пойти в «Паръ» и они совершенно не думали о том, что они встретят людей из другого слоя общества.

Музыка всех объединяла, атмосфера. Место имело особую ауру, которая людей притягивала.

Я в «Паръ» ходил за деньги, я был там с самой первой вечеринки и платил за вход 500р, покупал билеты в «Сайгоне» на Невском. Потом уже, конечно появилась возможность туда ходить бесплатно.

Это было заведение, которое полностью изменило отношение к вечеринкам, к музыке, к тусовке.

Если бы сейчас такое место открылось?

Мне сложно сказать. Какое такое?

Если бы «Паръ» вновь открылся сейчас, вот Стронг ведь хотел в Новый Год открыть «Паръ» на 3 дня.

A: Да?! Я не знал.

Определенно я бы хотел там что-то делать. Сейчас я бы к такому месту относился с точки зрения промоутера и человека, который на сцене. Тогда я, конечно, был обычным посетителем, приходил туда слушать музыку. Мне там все нравилось, – и музыка, и люди были красивые, – яркие, необычно как-то одетые. Я до «Пара» ходил в заведения а-ля «Грибоедовъ».

Кого приглашать ближайшее время собираешься?

A: Есть такой музыкант из Москвы Вакула, я его многим своим друзьям пиарил через интернет. Нашел его на майспейсе, у него очень посещаемая страничка. Вакула пишет именно ту музыку, которую я люблю. Это музыка, полностью замешанная на сэмплах из старого соула и диско. Его музыка с абсолютно своей атмосферой, слышно, что он не копирует. Услышав композицию можно четко сказать – это Вакула. У него, кстати, релиз буквально сейчас на одном довольно известном английском лейбле выходит. К нам, думаю, приедет ближайшее время. Думаю те люди, которые придут послушать его сет будут удивлены, потому что музыка необычная и красивая, нелегкая, конечно для восприятия, хотя…почему не легкая, легкая. Легкая для тех, кто открыт, у кого открыта душа и сердце для восприятия. Вот, к примеру, ты слышишь звук воды, и он тебе нравится и тут все понятно, так же и с этой музыкой должно все быть. Если ты не слышишь, то ты не услышишь больше ничего и никогда.

А Вакулу вообще редко можно услышать, он мало играет. Раньше, правда, был резидентом в Пропаганде.

В Москве же минимал один везде

Да, да, там это очень любят. Я вот тут познакомился с ребятами, очень зовут играть.

Минимал?

А почему бы нет? У меня и минимал какой-то есть тоже…но такой, конечно…мой минимал.

Что происходит у Вас сейчас интересного?

Вот недавно день рождения праздновали – 2 года нам исполнилось. Отмечали в баблбаре. Мы сделали подарок пришедшим, – выпустили диск в количестве 150 экземпляров, которые мы дарили друзьям на этой вечеринке. 2 CD, 4 микса по полчаса от резидентов: Кисловского, Спектра, Джакса и Хупы. Мы не можем подарить ничего другого кроме нашей музыки.

Из вас никто музыку не пишет?

Никто. Но я в любом случае не вижу своего будущего без того чтобы, так или иначе, этим не начать заниматься серьезно.

Хупа, зачем вообще тебе все это?

Ну как? Так получается, что музыка в жизни дает такие эмоции, которые ничто другое дать не может. Когда ты живешь на протяжении 15 лет чем-то, то это становится уже неотделимой частью тебя. Вот и все. Я не знаю, если я перестану этим заниматься, я, наверное, сдохну, ну мне бы хотелось в таком случае сдохнуть.

http://www.washingmachine.ru/

Двойник к двухлетию, не у всех была возможно его заполучить:

А также:

Рассказать друзьям
16 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.