Views Comments Previous Next Search

Futureshock

8927
НаписалВадим Кассе3 июля 2008
8927

Фил Докерти (Phil Dockerty) и Алекс Тэппер (Alex Tepper) встретились в 1997 году. Их первые треки выпустил маленький независимый лейбл Urban Here Records. Очень скоро интерес к работам музыкантов проявили компании покрупнее, и Futureshock (правда, под разными псевдонимами) начал буквально стрелять релизами. Настоящая слава на головы Фила и Алекса обрушилась после того, как, объединившись с командой Junior Boys Own, они сделали серию ремиксов на треки таких звезд, как Underworld, The Chemical Brothers, Moby, Groove Armada и Jamiroquai.

Дебютный альбом дуэта «Phantom Theory» (Parlophone (EMI)) получил всеобщее признание в музыкальной прессе, был выбран “M8 Magazine” как “Artist Album of the Year“, и послужил стартом серии live-выступлений Futureshock. С ноутбуками и сэмплерами Фил и Алекс объехали почти весь мир, не забыв заглянуть в Японию, Россию и устроить тур по родной Великобритании.

Чуть позже они основали свою собственную рекорд-компанию Fuju (гибрид Futureshock и легендарного Junior), первый же релиз которой “Sparc” ожидал ошеломительный успех и гордое звание Essential New Tune еженедельного радио-шоу Пита Тонга на Radio 1. Последовавший за ним “The Question” лишь упрочил звездный статус своих создателей на британской сцене, оформив им абонемент участников на такие фестивали как “Leeds and Reading Festival”, “Homelands”, “Gatecrasher’, “Dance Valley” и “Glastonbury”.

Одна из последних работ Futureshock – «Tigerdust» (Renaissance records). Эта пластинка стала очередным подтверждением того, что британский дуэт не без оснований считается частью элиты мировой электронной музыки.

Вы очень много раз были в России. Даже в этом году вы уже успели здесь побывать. Значит ли это, что вам нравится в России?

Да, конечно. Россия очень большая и каждый город хорош по-своему. Наши гастроли в Москве и Санкт-Петербурге очень отличаются от гастролей, скажем, в Самаре или Казани. Когда нас снова приглашают, мы с радостью соглашаемся, потому что в России нас всегда ждут сюрпризы. Каждый раз мы видим разных людей не то, что в одном и том же городе, а даже в одном и том же клубе. Со временем публика меняется, но всегда мы увозим с собой приятные воспоминания.

А какие из гастролей в нашей стране вам запомнились больше всего?

A: Пожалуй, больше всего нам запомнился именно первый визит в Россию, он был самым лучшим. Мы приезжали в клуб XIII и были в восторге от приема. Также очень здорово было в Сибири.

Фил: Но как мы и сказали, абсолютно все наши гастроли были хороши по-своему. Везде нас хорошо и тепло принимают. Как известно, именно гостеприимством русские и славятся.

Насколько я знаю, клуб XIII сыграл серьезную роль в вашей биографии. Известно даже, что ваше первое выступление на Ибице состоялось на вечеринке, которую устраивал именно этот клуб.

Да, все так, это и было наше первое выступление на клубном острове. Была очень забавная вечеринка, потому что нас пригласил русский клуб и мы играли для русской публики, — в ту ночь немного русскими даже мы себя почувствовали.

А вы все еще поддерживаете отношения с этим клубом?

Да, у нас осталось много друзей и знакомых с тех времен. Мы общаемся с ними, держим связь, а они нас продолжают возить. Например, не так давно мы снова ездили играть в клуб XIIII. Это была after-party фестиваля Creamfields.

Насколько я знаю, это было не первое ваше фестивальное выступление у нас, как-то раз вы были замечены в лайн-апе фестиваля Gatecrasher в Москве. Скажите, чем отличаются подобные мероприятия в России от своих старших братьев в Европе?

Вы знаете, несмотря на единое название, это абсолютно разные мероприятия и по организации, и по духу. Как ни странно, мне больше нравятся такие фестивали именно в России, потому что в Европе и Англии публика более капризна, у нас невозможно представить ситуацию, когда в рамках одного мероприятия играет хаус, потом техно, за ним снова хаус, а заканчивается все трансом. Здесь же это воспринимается на ура, все просто и демократично.

Сегодня вы приехали как ди-джеи, но многие знают вас как авторов большого количества ремиксов. Скажите, что вам ближе: публичные выступления или студийная работа?

В принципе, сегодня два этих понятия идут рука об руку. Трудно писать танцевальную музыку и не играть ее в клубах. Еще утром ты сидишь за компьютером и ломаешь голову над громкостью мелодии в треке, а уже вечером ставишь этот трек перед тысячной толпой и смотришь, как на каждый созданный тобой звук реагирует танцпол. Это очень важно.

Есть мнение, что музыкант не может быть хорошим ди-джеем, а ди-джей хорошим музыкантом запросто может стать. Что думаете по этому поводу?

A: Сложно судить, потому что есть много примеров, опровергающих такое мнение. Достаточно вспомнить Armin Van Helden или Fatboy Slim, которые начинали как отличные музыканты, а со временем стали и отличными ди-джеями. Другое дело, что сейчас эти два понятия стали настолько близки, что порой трудно отличить одно от другого, а с популяризацией лайвов и вовсе невозможно.

Алекс: Выступление в клубе все реже напоминает калейдоскоп различных треков, ди-джейский сет стал чем-то уникальным. Все чаще ты слушаешь музыку и можешь быть уверен, что ничего подобного никто еще не слышал и не услышит. На этой волне появилось новое поколение артистов, таких как Radioslave, и Steve Bug, которые даже не пытаются отделять одно от другого.

А как считаете, ди-джеинг это работа или удовольствие? Вернее, как следует к этому относиться, чтобы добиться успеха?

Естественно, когда ты таким образом зарабатываешь, трудно это воспринимать как просто удовольствие. Но в любом случае ди-джеинг это такое уникальное занятие, в котором без удовольствия ничего не получится. Ты должен сам тащиться от того, что делаешь. Если этого нет, то ни один человек на танцполе тебе не поверит. Обрати внимание на людей в клубе: они танцуют, глядя тебе в глаза, их не обманешь!

Все привыкли видеть за диджейским пультом одного человека. Почему вы работаете вместе, и как распределяются роли в вашем дуэте?

Изначально я ди-джей, а Алекс продюсер, но мы работаем вместе, а это значит, что делаем вместе все от начала и до конца. Мы настолько хорошо знаем друг друга, что все понимаем без слов и в плане творчества являемся практически единым организмом. Не смотря на это, у каждого из нас, конечно, есть свои пристрастия. Алекс, например, может часами сидеть в студии и выяснять, когда должен начинаться и заканчиваться бас в треке или какая бочка здесь подойдет больше всего. А мне ближе общение с танцполом.

Как известно, Великобритания это столица электронной музыки, но в последнее время все больше пластинок выходит за пределами Англии. Как считаете, это упущение англичан или нормальный ход событий?

Нет, я не вижу тут проблемы. В последнее время уровень многих стран, действительно, поднялся и это заметно. Очень много имен подарила электронной сцене, например, Германия. Кроме того, в наше время с развитием Интернет вопрос территории и гражданства отошел на второй план. Совсем неважно, где вышла твоя пластинка: она все равно доступна всем в интернет-магазинах. Главное, чтоб музыка была стоящей. Вместе с тем, я не согласен, что Англия сдает позиции. Новые имена продолжают появляться и сейчас, как пример, Chris Lake, James Talk, опять же Radioslave и другие.

Если вспомнить историю, то девяностые запомнились всем прогрессив-хаусом. Не секрет, что начало века ознаменовано расцветом техно и минимал техно. Как считаете, что будет популярно в ближайшем будущем. Что мы будем слушать ближайшие лет 5?

Я думаю, что в каком-то смысле мы вернемся к тому, с чего и начинали, к истокам. Например, в Шотландии есть проект Slam. Еще недавно они играли жесткое техно, а теперь вернулись к более мелодичному звучанию, с которого, в принципе, и началось их творчество. Очень важен тут вопрос технологий. Если раньше в арсенале музыканта было пару драм-машин и синтезатор, то теперь даже самый простенький набор инструментов с трудом помещается в одну студию. Да, трудно делать какой-либо прогноз, потому что с развитием технологий меняется и звук, а технологии меняются стремительно.

Вот такой была наша встреча со знаменитым дуэтом Futureshock. Фил и Алекс лишний раз доказали, что хорошую музыку не могут писать плохие люди: они оказались не только умелыми ди-джеями, но и довольно общительными ребятами, без капли застенчивости или, напротив, звездной болезни.

Полное интервью под музыку можно послушать здесь

Рассказать друзьям
8 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.