Views Comments Previous Next Search

Роско Кретчман

5812
НаписалHEADZ.FM 14 февраля 2008
5812

23 февраля в рамках вечеринки Sonar Kollektiv в клубе Икра состоится долгожданное выступление Jazzanova, в лице духовного лидера лэйбла Александра Барка. Не менее ожидаем поклонниками и второй альбом Jazzanova. В его предвкушении, а также в ожидании берлинской вечеринки в конце февраля в Москве, мы побеседовали еще с одним из парней Jazzanova – Роско Кретчманном – диджеем, продюсером, звукоинженером и коллекционером, который рассказал о новом альбоме и собственном творчестве. В то время, как часть коллектива колдует преимущественно в студии, другая – в клубах, Роско с удовольствием совмещает обе функции. Более того, помимо Jazzanova, этот бородатый немец непрерывно работает над своими собственными успешными проектами: Kosma – «весь этот джаз», и Sygaire – эклектичная смесь буги, соула, афробита, диско и фанка. Обо всем этом и многом другом и пошла речь в специальном интервью.

Роско Кретчман. Изображение № 1.

Что с новым альбомом Jazzanova? Скоро ли его ждать?


Вообще-то

, мы думали, что новый альбом будет готов в начале марта. Но вы знаете, как это обычно бывает – всегда случается что-то непридвиденное. Все треки уже готовы и написаны, мы собираемся приступить к финальному сведению. Но сейчас царит некоторая неразбериха с приглашенными вокалистами, чтобы они успели вовремя записать свои партии. Иногда поддерживать связь с артистами непросто! Поэтому вам стоит подождать еще немного – простите уж. Мы работаем над этим!

В последнее время Jazzanova, похоже, променяла клубное звучание на оркестровый джаз. Говорят, что второй альбом будет совершенно непохожим на “In Between”. В своих недавних сетах Алекс и Юрген уже играли кое-что с нового альбома – и новые треки подтверждают эти слухи. Расскажи побольше о концепции диска.

Я бы не сказал, что мы превратились в оркестровый джазовый проект… Конечно, новый диск будет совершенно непохожим на наш первый. Было бы грустно, если бы совсем не развивались в лучшую сторону. Мы продолжили начатое нами на саундтреке к танцевальному проекту “Belle Et Fou” – то есть продолжили записывать инструменты и сочетать их с компьютерными технологиями. Поскольку у нас был неплохой бюджет, мы позволили себе записать оркестр в студии Teldec в Берлине. Основные инструменты вроде гитар, баса, перкуссий и прочего были записаны в наших собственных студиях – как и на первом альбоме. Поэтому в этот раз у нас была возможность заменить большую часть запрограммированных «пластиковых» инструмнтов на настоящий живой звук. И кроме того, конечно, мы с Акселем в последние годы сильно подсели на старое студийное оборудование из 70-х – и насколько же лучше все звучит, когда ты используешь старые микрофоны и сводишь все с помощью старых немецких пультов. Звук становится настолько богаче и гораздо более органичнее.

Основной идеей для второго альбома было создать более аутентичный и органичный звук при записи живых партий и при программировании музыки. Например, мы записали множество различных барабанных партий с помощью разных микрофонов в разной акустической среде. После этого мы засэмплировали тысячи этих отдельных записей – тарелки, малые барабаны, бочки, много разных звуков, снова загнали их в сэмплер – и таким образом смогли создать такие ударные, что вы ни за что не поверите, что они вовсе не были сыграны вживую!

Поэтому некоторые треки, может быть, не имеют очевидного клубного звучания, но по энергетике – это как раз клубные вещи. Хотя по своей структуре это как раз скорее песни. И, может быть, весь альбом не будет иметь клубной направленности, но синглы и ремиксы, которые мы выпустим, как всегда будут рассчитаны на танцполы. Поэтому, не переживайте – мы вовсе не превратились в стариков. Купите себе новую пару танцевальных тапок!

В недавних интервью Алекс не раз говорил о том, что в ближайшем будущем, после выхода нового альбома Jazzanova планирует играть живые концерты. Что это будет?

Да, таков наш план. После того, как мы закончим все студийные записи и работа над альбомом будет закончена, мы планируем сконцентрироваться над живым концертным проектом. В данный момент мы уже знаем, что это будет группа со всеми основными элементами – ударными, перкуссиями, басом, гитарой, клавишными… Плюс в зависимости от масштаба концерта мы будем привлекать до трех бэк-вокалистов, духовую секцию, струнные… И в зависимости от каждого концерта у нас будут до трех основных вокалистов на сцене и специальные гости в каждом городе, где мы будем выступать. Ну, и, конечно, в этих шоу будут принимать участие ди-джеи и продюсеры.

Давай поговорим о твоих собственных проектах – Sygaire и Kosma. Как они появились?

Я начал делать проект Kosma еще очень давно, сразу после того, как порвал с хип-хопом… году в 93-м. Я был сильно увлечен джаз-фьюжном и открывал для себя много новой музыки в то время. Я уже тогда много слушал восточноевропейский джаз. В то время в Германии не существовало большой инфраструктуры лэйблов для подобной музыки. Но я вырос на всей этой эсид-джазовой волне, которая пришла из Лондона. В то время здесь существовали такие лэйблы как Compost Records, Yo Mama, Infracom… Я отправил демо-запись на несколько лэйблов, и Infracom тогда проявил наибольший интерес в проекте Kosma. Kosma – это определенно моя темная сторона. Очень кинематографичная музыка, глубакая, там присутствуют элементы рока, бита, фьюжн – все это меня вдохновляет. Наверное, самым большим влиянием был трек Боба Джеймса “Nautilus”, из которого, на самом деле, был взят классический би-бойский сэмпл…

Я очень уважаю восточноевропейскую джазовую сцену, которая имеет огромное влияние на то, что я делаю. Очень люблю поляков Кшиштофа Комеду и Михала Урбаньяка, все это вкусное модерн-джазовое настроение из 60-х… Чехословаков и венгров за весь этот чудовищный фьюжн-джаз и прогрессив-рок-фанк… Югославов, которые делали потрясающие вещи в духе модерн-соула и буги. Много хорошего джаза тоже… Душко Гойкович, например. И, конечно, Россия, Эстония, Литва – у вас была удивительная джазовая сцена в 60-х и в конце 80-х. Уно и Тону Наису, ансамбль «Мелодия». Во всех восточноевропейских странах можно найти очень поэтичную, глубокую и грустную джазовую музыку…

У меня много незаконченных идей для треков, к сожалению, в данный момент нет времени над ними работать. Так что, наверное, нужно будет еще подождать третий альбом Kosma. Но я занимаюсь этим проектом тоже!

Что кассется Sygaire – я начал делать этот проект, потому что у меня было настроение для создания чего-то клубного и я придумал этот псевдоним. Вообще-то Sygaire – это мое старое имя, которое я использовал много лет назад, когда занимался графитти. Я, с одной стороны, очень люблю слушать музыку, но с другой – люблю и клубное звучание тоже. С проектом Kosma я не мог понять, что же я хочу сделать в области клубной музыки… Я думаю, что благодаря немецкому радио-ди-джею Barry Graves, я очень люблю буги, современный соул и электро-хип-хоп – еще с тех времен, когда я слушал эту музыку подростком. Африканские ритмы, карибское звучание, хаус, диско, фанк и так далее. Все, что у меня получается в этих стилях – это и есть Sygaire. Я делаю музыку под этим псевдонимом вместе с Defcon – получается что-то вроде rare grooves. Вместе с Дирком Румпффом (Offtrack / Season) мы пишем больше хаус-ритмы, диско и буги… Работать с этими ребятами – настоящее удовольствие для меня.

Роско Кретчман. Изображение № 2.

На твоем альбоме “New Aspects” есть вещь “La Seule Fleur Dans le Jardin”, которая звучит как стопроцентный саундтрек к какому-то эпическому кино. Ты сам хотел, чтобы эта вещь была бы использована в кино? И каким бы тогда был бы этот фильм? Или же когда ты его делал, ты вдохновлялся уже чем-то конкретным?

Я никогда не думал, что эта вещь может стать саундтреком к чему-либо. Конечно, может быть в моих тайных мечтах, я и думал о том, что хорошо бы, если меня кто-то попросит его для своего фильма… Но, правда, я не могу сейчас представить трек Kosma в кино. Вообще, бывает странно – люди могут увидеть в твоей композиции что-то совсем свое… Но вообще это чистая правда – саундтреки и кино-музыка меня очень трогают.

В начале 90-х ты был частью хип-хоп проекта Rock Da Most – восточногерманский вариант хип-хопа. Насколько я слышал, в последнее время Rock Da Most начали организовывать олдскульные хип-хоп вечеринки. Вы решили воссоединиться?

На самом деле, это была западная часть Берлина, не восточная. И это большая разница. Это Алекс как раз из восточной части. А я начал еще в 1984-м с брейкданса, потом немного занимался графитти, и еще в школе, когда мне было лет 16, начал писать первые рифмы. Вскоре я познакомился с остальными участниками Rock Da Most – Derezon, Run Ex и Blacky. Я научился тогда тому, как быть очень креативным, даже если у тебя нет денег и дорогого оборудования. Только твои идеи, лист бумаги и ручка. В то время и в восточном, и в западном Берлине было много этих олдскульных рэп-команд, и нам с Run Ex и DJ Hype (Cheeba Garden) пришла в голову идея устроить такой ревайвал-джэм с участием всех этих групп из того времени, чтобы показать молодежи, откуда идет немецкий хип-хоп. Тут все дело в твоем умении, свежести подхода и стилях…

А почему бы не выпустить что-то вроде “Computer Incarnations For World Peace” – только это будут «хип-хоп инкарнации»?

Если честно, то что мы тогда делали сильно отдавало таким молодежным духом непрофессионализма – типа «мы делаем, что умеем». Мы просто очень хотели этим заниматься, но у нас был довольно убогий английский, и мы только начинали разбираться с компьютерами и сэмплерами. Поэтому большинство той музыки оставляет желать лучшего. Может быть, конечно, новые молодые поклонники Jazzanova и заинтересуются тем, как это все начиналось. Но для большой аудитории – вряд ли это будет интересно. Если бы у нас были бюджеты, позволяющие делать такие глупости, может быть, мы бы и выпустили что-то вроде этого – просто смеха ради…

Jazzanova – знаменитые коллекционеры, находящиеся в постоянном поиске. И благодаря этому многие ваши сборники – это собрание абсолютно уникальных вещей, которые обладают неповторимым ароматом. И всегда там где-то в грязи найдутся пара бриллиантов, которые ждут своего часа. Расскажи немного о самом процессе “digging” или поиска редких пластинок, что в этом такого особенного?

Всегда, когда ты идешь на поиски старых пластинок, ты можешь найти какое-то большое сокровище. Такое может случится с тобой в любой из дней. Но чаще всего ты, конечно, находишь совершенно обычные вещи, которые у тебя уже есть, или же это будет какая-то классика, которую можно купить совсем задешево. Иногда, когда я вижу все эти горы старого винила, мне в голову приходит только одно – как же много всякого дерьма было издано на этой планете в виде винила! Но в один прекрасный день ты находишь какую-то неизвестную пластинку с потрясающей мелодией – и ради этого стоит не обращать внимание на всю эту пыль, грязь, холод, дождь и трату времени.

Роско Кретчман. Изображение № 3.

Какие самые интересные и замечательные пластинки тебе удалось нарыть за последние полгода?

Alcatraz “Vampire State Building”, Rappermatical 5, Dudo Topic “Ljudi Ljudi”, Asso, “Fantastic party” Stuff Carpenburg, много всякой классики и разных хорошо известных вещей.

И последний вопрос – у Jazzanova есть самый любимый трек – из числа ваших собственных релизов? Или, может быть, твой самый любимый трек?

Нет такой вещи, которая подходила бы к любому моменту нашей жизни… Все зависит от настроения, ситуации. Но вообще, я люблю слушать музыку, которую делают другие.

Вечеринка лэйбла Sonar Kollektiv с участием Jazzanova пройдет 23 февраля в клубе IKRA

http://www.sonarkollektiv.com/

http://www.myspace.com/sygaire

http://www.myspace.com/jazzanovask

http://www.headz.fm

Рассказать друзьям
5 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.