Views Comments Previous Next Search

Transmusicales 2008, часть 2

32061
НаписалAdvanced Music23 января 2009
32061

Филипп Миронов и Сергей Пойдо продолжают рассказ о французском фестивал Transmusicales 2008. В этом году известный фестиваль отмечал свое 30-летие, а в 2010 году в рамках культурного обмена между Россией и Францией состоится у нас. Начало репортажа читайте здесь.

Transmusicales 2008, часть 2. Изображение № 1.

Jupiter

В субботу ради чего-то под названием Jupiter мы не поехали на концерт The Residents. Программка сообщала, что Jupiter — с объединения Valerie, которое занимается реанимацией маргинального синти-попа 80-х. Их релизы и блог сопровождает очень узнаваемая графика с большим количеством флюорисцентных цветов, компьютерных лоу-фай мотивов, отражающих поверхностей "под голограмму" и прочей чепухи двадцатилетней давности. Грубо говоря, стиль Valerie сводится к сочетанию космических абстракций с античной мифологией. Похоже на оформление сцены советского фестиваля "Ступень к Парнасу" — кто смотрит канал "Ностальгия", поймёт. Всем остальным же надо усвоить, что на данный момент Valerie является второй после Ed Banger статьей французского экспорта мировому хип-коммьюнити.

В качестве места диджей-сета Jupiter значился бар L'Iglu — ребята выступали в рамках Bars En Trans. Это заведение размером в полтора раза меньше питерского форпорста нео-диско — бара "Дружба". Но в L'Iglu даже диско-болла нет, да и к диско заведение не имеет ровно никакого отношения. Нормальная реннская рюмочная-стоячка, куда местные колдыри заходят закинуться пастисом или кальвадосом, весело поорать друг на друга и засветло разбрестись по домам. На диджея — он тут орудует за столом, накрытым обеденным покрывалом, рядом с которым стоят колонки-мониторы, — всем плевать.

Transmusicales 2008, часть 2. Изображение № 2.

В 23.00, когда сквозь толпу у стойки к импровизированной диджейке пробились мальчик в клетчатой рубашке с неприметной юной брюнеткой, никто, кроме нас, на них не обратил внимание. Дальше началось странное: к многоканальному пульту ребята подключили компьютер HP и поставили музыку. Разумеется диско, правда со значительным уклоном в лучезарную попсу из поздних 80-х. Ни наушников, ни какого-либо копания в сумках с дисками-пластинками не происходило. Мальчик с девочкой ставили треки стык-в-стык, оперируя, по всей вероятности, программой Traktor DJ. Зато плясали они так задорно, что было уже не разобрать, от чего на душе теплее — от их диджейства или от их выступления в качестве gogo.Мы с удовольствием поймали волну, а вот завсегдатаи стояли, зажав свои стаканы с пивом Leffe, как вкопанные. Только спустя 6-7 треков некоторые смелые мадам начали кособоко приплясывать.Удивительно, конечно, насколько различается социальный аспект ню-диско в Москве и в реннском баре L'Igloo. У нас его ставят в "Симачеве" и раз в месяц на "Солянке", следят за лайнапами, имеют своих фаворитов, какой-то сложившийся пул хитов. На него ходят редактора глянцевых журналов, музкритики, работники моды, арт-директора и дизайнеры. Они как-то специально наряжаются, ведут себя в соответствии со светским кодексом. А в Ренне ню-диско предстало какой-то нарядной случайностью. Посудной лавкой внутри слона. Приятным пустячком от симпатичной парочки.

Название не врет: группа действиетльно имеется, при том довольно интересная. We Have Band это трио из Манчестера, очередные британские модники. Ничем примечательным до выступления на TM отметиться не успели. Единственное их достижение это трек Hear It In the Cans, попавший в шестую компиляцию Kitsune. Собственно по этому самому треку с диска Kitsune мы их и знали.

http://www.youtube.com/v/37aT7sTCPD8&hl=ru&fs=1

Оказались новички из новичков, песен едва хватило на получасовое выступление. На сцене - миловидная девушка, походящая на молодую Нико, играет на перкуссии и мучает семплер, с ней двухметровый чернокожий вокалист, протягивающий ноты точь-в-точь как Филип Оуки, и патлатый гитарист - типичный участник какой-нибудь пост-рок группки. Выглядят приятно, звучат примерно так же как и выглядят. Выдают простецкие песни с неряшливыми гитарами, кислотным клавишными аккордами, подростковым обаянием и очевидным креном в сторону новой волны, -- таким, кажется, только на танцах и звучать.
Есть у We Have Band один большой плюс -  это умение писать запоминающиеся поп-песни, почти каждая - хит. Немудрено, что  за месяц прошедший с их выступления на TM музыкальная пресса буквально подняла их на щит, поставив в различные списки вроде "The ones to watch", что в вольном переводе значит "Следите". Ну что ж, мы будем.

http://www.youtube.com/v/sxMzdQ3hWgA&hl=ru&fs=1

Опять британцы, опять новички, на сей раз квартет. Вокалистка - красавица, в кожаной куртке при гитаре и с начесом на голове -  это пожалуй единственный момент, хоть как-то сгладивший впечатление отунылого выступления группы. В остальном Sister очень хорошо вписываются в бесконечную череду англоязычных группок с гитарами наперевес, которые выглядят явно лучше, чем сочиняют музыку. Исполнял квартет монотонный электрогитарный рок, ограничиваясь при этом неловким копированием ранней Патти Смит и временами Blondie. Вообще, Sister показались лишь пародией и нелепым нагромождением анахронизмов из 70-х нью-йоркского клуба CBGB. Они не похожи на людей до крови стирающих пальцы о струны, в них чересчур много интеллигентности и уже на первых аккордах осознаешь, что играют-то они довольно умело, но абсолютно бесстрастно, а поэтому притязания их не могут быть оправданны. Честно отслушали четыре песни - на большее не хватило

The Black Angels

Представьте себе: некрасивые мужики в грязных майках и стоптанных джинсах, небритые, в очках. От одного только внешнего вида их становится тяжело и тянет заварить Coldrex. Играют медленно. Поют медленно. За ударной установкой, правда, работает длинноволосая девушка - безотказный момент в суровом мужском коллективе, способен сильно скорректировать впечатление от их досадного облика. Короче, выглядят они реально плохо. НО! Это лучшее, что было на Trans. The Black Angels стали кульминацией фестиваля, высшей точкой музыкального переживания, проживания и пережевывания звука.

http://www.youtube.com/v/PqkXDZd4Dk4&hl=ru&fs=1

Играют чистую психоделику. Не психоделическое диско, не психоделический поп, не психодел-шансон. Это гудливый рок, будто заброшенный в нулевые с пляжей Санта-Моники 60-х гг. Монотонные, медленно стелющиеся по земле гитары, утробный барабан, вокал с винтажными обертонами, как у Джоплин ил Jefferson Airplane, - все это тонет в тягучем синтезаторном гуле. И стремится он не в уши, а прямо в диафрагму.
Все более проницательные меломаны слушают The Black Angels пару лет, с тех пор, как вышел их альбом "Passover". Мы же, застрявшие в ню-диско, тоже, впрочем, заигравшем потусторонним мерцанием, лишь только подбирались к чистой психоделике. И вот в Ренне в лице TBA она выстроилась перед нами, как фасад замысловатого готического собора. Живьем это звучит настолько монументально, что половина публики протанцевала весь их часовой концертный сет с закрытыми глазами.
Ставил ухарский электро-хипхоп в фарватере продюсируемой им Santogold. Причина, по которой DJ Switch не тронул ни ушей, ни сердец в раскоординированности лайнапа. Нельзя на один вечер выставлять Diplo и DJ Switch - оба играют близкий по духу материал, оба поразительной скоростью обращаются с вертушками, оба в равной степени ценимы общественностью. В субботу надо было выбрать кого-либо из них одного, и послушать внимательно, однако мы помелькали на сетах обоих, и дважды разочаровались. К тому же на Trans совсем не идут ломанные ритмы: слуховой аппарат, утоптанный колким роком и электронщиной, отказывается воспринимать кривую бочку.

The Proxy

Когда после концерта финских чувих из Le Corps Mince De Francoise мы топтались у бара и о чем-то переговаривались, к нам подбежал французский дядечка лет сорока и спросил - вы русские? Знаете Proxy? Вы - Proxy? Поняв, что нет, расстроился. Когда наши турмейты - Олег и Гоша - ехали под утро от фестивальных ангаров к гостинице, в автобусе местные хулиганы начали дебоширить, дело шло к драке. Но, услышав ласковый русский мат, они заорали "Proxy!", и конфликт уладился.

http://www.youtube.com/v/6oCoKSEf7Rc&hl=ru&fs=1

У Жени Пожарнова - так зовут новое русское чудо - поразительная известность на Западе. Парой треков и несколькими ремиксами за полтора года он достиг такой популярности, которой Антону Кубикову, вот уже 10 лет выпускающему свой метафизический минимал в Кельне на Kompakt, не снилось. Может дело в характере жениной музыки - прямолинейной, спортивной, in your face, жесткой, с той степенью агрессии, которую ждут от русских за рубежом. А может причина его стремительной славы в том, что, когда Антон Кубиков играл в "Птюче" и на радио "Станции", Женя в своем Орехово-Зуево собирал марки, истово смотрел фильмы со Шварценеггером и тихонечко играл компьютер ZX Spectrum. Трудно найти такого неиспорченного человека в русской электронной музыке, как Пожарнов. Его единственный порок - пару пачек Parliament в день.

The Proxy выступал в 3.30 в самом большом, девятом зале. Это кульминационное время: дети и дедушки уже спят, остаются либо фанаты, ждавшие конкретного музыканта, либо та благородная человеческая порода, которой уже все равно, подо что танцевать, лишь б не ехать домой. Перед тем, как забраться на сцену, Женя нервничал, жаловался, что никакой новой программы не подготовил, и собирается играть примерно тот же сет, что был в Москве на Advanced Music: Turbo. Нервничал зря: его трек "Raven" настолько популярен, что в ту субботу звучал аж трижды - в сете Diplo, The Crookers и DJ Switch. Лайв Пожарнова достаточно лаконично оформлен - приятный парень за пультом и макбуком, сзади проекция клипа на "Raven", сделанного Катей Антишанти.

Transmusicales 2008, часть 2. Изображение № 3.

Конечно, ноутбучный лайв лучше играется в клубах, когда есть прямой контакт с музыкантом, когда  видно, как он двигается, а при случае, можно заглянуть ему в монитор. Достаточно посмотреть YouTube-ролик с жениного концерта на вечеринке Durrr, чтобы сравнить объемы расщепленных энергий в клубе The End, и на Transmusicales. Но и тут, будучи поднятым на три метра над публикой, Proxy выглядел неплохо. Не будем лукавить: восьмитысячный девятый холл был забит наполовину. Однако те четыре тысячи, что под него плясали, остались довольны.
Проксина музыка - это как природная аномалия: напряженное ожидание чего-то нехорошего, которое возникает перед грозой, с одновременным землетрясением, потопом, пожаром, Содомом и Гоморрой. Предчувствия чего-то нехорошего накладывается на его плачевные последствиями. Наверное, именно так стоило бы определять слово "рвака", хотя, какие могут остаться тут слова?
продолжение следует..
Рассказать друзьям
3 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.