Views Comments Previous Next Search

АРТ-ХАУZZZ

21658
НаписалИлья Григорьев14 марта 2009
21658

Этот материал вышел в петербургском журнале "Music Edition" в октябре прошлого года. Распространялся журнал только по Питеру, да и то только в специально отведённых местах. Жалея свои труды представляю вашему вниманию интервью взятое мной у группы "Tequilajazzz" в конце сентября прошлого года после их путешествия на Эльбрус.

АРТ-ХАУZZZ. Изображение № 1.

«Осторожно, головы берегите… Очень рекомендую не выпрямляться, а то здесь о трубу расшибиться не долго». Нас уводят вглубь по незнакомым коридорам подвального помещения спорткомплекса «Юбилейный». Идём относительно долго, даже появляется ощущение, что путь вскоре замкнётся, и мы перейдём на следующий круг. И так восемь раз. Человек, предупреждающий об опасности травматизма, в продолжение темы о восьми кругах, очень похож на буддиста. Он так же доброжелателен, слегка экстравагантен и выбрит наголо, как монах. Подходя к двери, из-за которой доносится томный и громкий гул, он четырежды ударяет по вратам «храма»: «Э-эй, открывайте!» Ставни распахиваются, и на глаза, невольно, как театральный занавес, падает белая растяжка с надписью «Tequilajazzz».

АРТ-ХАУZZZ. Изображение № 2.
Это первый шаг Евгения Фёдорова и сотоварищей на территорию родной репетиционной точки за последний месяц. До этого группа была в разъездах, ставила рекорды по буквальной высоте исполнения и всячески стучала метрономом по граниту истории. Евгений снимает берет и тут же ухается на диван: «Ребята, я вам журналистов привёл». «Ну и чего вам интересного рассказать?», «Хм…», «Ой, фотографировать будут». Вопросы и эмоции не ждали ответа, комната погрузилась в безмолвие, нарушаемое песней «Америки», еле слышно играющей из компьютера.


  • ДВА ВОПРОСА О ТЕКИЛЕ И ДЖАЗЕ

Комната примерно шесть на двенадцать, с низкими, обёрнутыми поролоном трубами. Почти вся заставлена аппаратурой. Две барабанные установки, эдакая мини-студия и непримечательная миди-клавиатура, пылящаяся в углу. На стенах афиши, фотографии с друзьями и без, и белый стяг с названием группы.

- А я фотоаппарат купил! – нарушает тишину Фёдоров, и комната окунается в шуршание пакета и обсуждения. – А то свой старый потерял в Индии неделю назад, в поезде оставил…


Вслед за фотоаппаратом из сумки появляется бутылка вина. Кто-то говорит «ой-ой-ой». «Журналисты носят с собой штопоры? Нет? Жаль… У нас вот тоже их нет, и это о многом говорит» - «А вы саморезом попробуйте открыть». На открытие бутылки уходит два самореза и десять минут. После чего она долго стоит нетронутой.


- Название группы…


- На вопросы о названии группы мы отвечать не будем! – отрезает Константин Фёдоров, и даже немного обижается на банальность. – Информации об этом полно в интернете, и мы устали об этом говорить.


- А ещё более оригинальный вопрос, - перехватывает Евгений. – Это когда журналисты спрашивают: «Что в вашей музыке больше, текилы или джаза?» Уф…
Ехидное «И чего же больше?» Tequilajazzz ловко пропускают мимо ушей.

- Вот почему группу навали «Сплин»? – с выражением тяжёлых мыслей на лице, подкалывает Константин. – И что в их музыке больше Спл или Ин?


  • КОЛЛЕКТИВНЫЙ ПОТОК СОЗНАНИЯ №1


- Каждый раз сюда приходим и чиним аппаратуру. Всё ломается, мы опять чиним.

- Ещё к нам сюда приходят трупы погибших фигуристов.

- Да, Плющенко часто видим.

- Билана, сразу говорю, не встречали.

- Но знакомы с одной девушкой, которая его знает. Обещала познакомить.

- Правда, не знаю, зачем нам это нужно…

  • ОТ 4800 ДО 1118

Так минует двадцать минут. За это время барабанщик Александр Воронов успевает сходить в столовую, Константин и Евгений пробуют вино. «Да, я заберу детей в шесть» - рапортует по телефону последний.

- А сама репетиция когда начнётся?

- Хм она уже началась… - удивляется вопросу Евгений.. - Ты ничего не понимаешь,. люди собираются, общаются, в столовую ходят. На хоккей иногда… Бесплатно. Вообще вы сейчас наблюдаете запись нового альбома. Это так, для раздумья, - ехидно улыбается.

- Вы свою музыку сами слушаете?

- Да никогда! А зачем?

- Кто-то из музыкантов однажды сказал, что люди начинают делать музыку, когда им всё остальное не нравится. А потом сами себя и слушают.

- Да нет, всё же слушаем иногда, - говорит Константин. - Когда надо старый материал на концерте сыграть, а его уже не очень-то помнишь.

- А я лучше Nirvana послушаю, - перебивает Евгений. - Куда веселее. Хотя в связи последних событий музыкальные пристрастия немного деформировались…

Тут, как в хорошем арт-хаусном кино, главный герой замирает и закадровый голос начинает пояснения… «За «последними событиями» Евгений имеет в виду восход на Эльбрус, с которого Tequilajazzz полным составом вернулась за два дня до нашей встречи. Группа забралась на высоту 4800 метров над уровнем моря и сыграла три свои композиции: «Зимнее солнце», «Америки» и «Тема прошлого лета». Став тем самым первой рок-группой, которая забралась на такую высоту, чтобы устроить концерт. Всё это засняли на плёнку и в скором времени это видео станет достоянием общественности…» Тут как в ещё более оригинальном кино пленка перематывается назад с нежным свистом.

АРТ-ХАУZZZ. Изображение № 3.

- …хотя в связи последних событий музыкальные пристрастия немного деформировались. Я скачал себе 1118 песен Юрия Визбора и огромное количество Владимира Семёновича Высоцкого. Теперь вот только проблема одна: как среди этой кучи музыки найти «Милая моя, солнышко лесное»?

СИМФОНИЯ №9

- Ну, Евгений уже бывалый альпинист, насколько мне известно. А чья была инициатива в этот раз?

- Не наша. Есть ребята, которые решили устроить акцию Come To Russia, - говорит Константин. – Она направлена на привлечение внимания к нашей стране, мол, у нас тоже есть чего посмотреть. И совершенно естественным образом организаторы обратились к нам. Потому как всем известно, что есть одна группа музыкантов сумасшедших, которые на такое сразу, даже не думая, согласятся. Но мы ни разу не пожалели, что пошли в горы. Правильно пел Высоцкий, сразу человек раскрывается, себя показывает.

- Правда дошли мы не полным составом, - сетует Евгений. - На высоте 4000 метров нашего барабанщика схватила пневмония, пришлось ему спускаться. Но так как время у нас было ограничено, мы обучили журналистов игре на ударных, именно эти три песни.. И отыграли-таки!

Во время этого разговора играет Симфония №9. Гитарист Олег Баранов, долго вышагивая возле компьютера, выдает: «А это, кстати, наш новый альбом играет!»

  • КОЛЛЕКТИВНЫЙ ПОТОК СОЗНАНИЯ №2

- Ещё мы на своей репетиционной точке отбиваемся от доктора Коновалова.

- Он чувствует негативные вибрации от нашей музыки и запрещает нам играть во время его сеансов.

- У него просто здесь приём, и все эти бабушки очередями собираются у входа, чтобы он их полечил.

- Вы не знаете кто это такой?!

- Раньше был Кашпировский и Чумак, а теперь Коновалов - продолжатель традиций.

- Маг и заклинатель, у-у-у!

  • ЗА ДИКИЙ МИЛЛИОН

Пока все разговаривают и разбираются в новом фотоаппарате Евгения, Олег Баранов уходит в дальний угол комнаты и потихоньку терзает гитару. Через десять минут: «Жень, как тебе?», играет по «текиловски» ломаную партию. «А без примочки, на чистую сыграй». Олег играет, Евгений чуть прищурив глаза обыгрывает лицом каждую ноту: «Ну-у, очень даже. Красиво».

- Tequilajazzz часто выступает на различных акциях. Далеко ходить не надо, вспомнить хотя бы Эльбрус. А в чем бы отказались участвовать?

- В предвыборных компаниях! – сразу отрезает Евгений. - Просто если ты участвуешь в какой-то конкретной идее: поддержке акций Гринписа, например. За отмену вырубки парка, загрязнения Невы – то чувствуешь, что делаешь дело и видишь результат. А на предвыборных компаниях за что-то такое абстрактное выступаешь. Поддерживаешь кандидата, который говорит всё тоже, как и все, тебе за это платят деньги… Хотя не факт, что мы откажемся, если нам предложат какой-нибудь дикий миллион. Чего уж душой кривить. 

- Кстати о миллионах. Что у вас за история когда-то произошла в клубе CBGB в Нью-Йорке? Вы вроде как до сих пор тот гонорар храните…

- Да, на этом концерте мы заработали 30 долларов, - смеётся Константин. – Наш пришло послушать 6 человек!

- Там довольно интересная система в клубе. На входе стоит здоровый негрилло и каждого входящего спрашивает: кого он пришёл послушать. И деньги за каждый билет отдают гонораром группе. Билет стоит 5 баксов. Так вот нас назвали 6 человек. Всего же выступало три группы. Это был наш эдакий эксперимент - мы не рекламировали концерт в русском комьюнити, решили посмотреть, сколько народу придёт. Ну, вот и получили. А за пару дней до этого играли на Брайтоне, так там был биток народу.

- Вообще в Америке концерты не столько для музыки проводятся, - говорит Константин Фёдоров. - Если на афише написано «Россия», то все русские соберутся в клубе просто для того чтобы узнать у кого как дела. А после концерта водка-селёдка. Музыка на второй план отходит.

- Так есть ли вообще смысл выступать русским группам в США?

- Мы относимся к тем группам, которые могут собрать и не русскоязычную аудиторию, - уверяет Евгений. - Таких коллективов у нас не много. Ну, ещё АукцЫон, Markscheider Kunst. Они играют в Америке и Европе для местных жителей, и там очень много отличной аудитории собирается. Воспитанной публики. А в Америку хоть раз в жизни должен съездить каждый человек, чтобы посмотреть, как там живут другие люди, Чтобы изжить в себе образ врага, который навязывают СМИ. Враги друг другу политики, это они всякой фигнёй занимаются. А обычные люди там не хуже чем здесь!

- Многие после поездки в США в Россию возвращаются как из трипа в ломку. Вам не хотелось уехать?

- Нет, никогда даже мысли такой не возникало! – возмущается Константин. - Мы большие поклонники того, что происходит в Российской федерации. Позитивного, естественно…


- Нам нравится путешествовать, - довершает мысль Евгений. – Но назад всегда тянет…


  • ЗАЛОЖНИКИ СИТУАЦИИ


- Стихи, которые люди пишут в детстве, со временем кажутся…

- Ой, вообще идиотскими!


- Ну да, я как раз об этом. У Tequilajazzz есть песни, которые сейчас бы предпочли скрыть?


- Конечно, и их полно. Я думаю, каждый человек, просыпаясь утром, мечтает изменить то, что было вчера. Не говоря уже о более долгосрочной перспективе. Чтобы такого не было, это должен быть какой-то совершенно асексуальный, безэмоциональный тип человека, а тем более группы. Это то, что называется опытом и без ошибок тут не обходится.


- А если бы проснулись завтра утром и поняли, что уже не можете играть «Зимнее солнце»? А ведь народ его ждёт…


- Я бы подождал следующее утро, и потом мне бы её захотелось сыграть, я в этом уверен. Потому что такие песни сопровождают любых авторов. У «Аквариума» есть «Город золотой», у Шевчука «Что такое Осень». И все уже не могут их играть! Ну, к сожалению, если уж написал хит, то ты просто заложник ситуации. Ведь ты исполняешь музыку для зрителей, а не для себя.


Тут из компьютера доносится барабанная дробь, повествующая о начале «Зимнего Солнца». «Вот чёрт, откуда это?!» - и все заливаются смехом.


- А вообще я думаю, что «Чёрный квадрат», - будто вспоминает Евгений. - Не самое любимое произведение Малевича… Так, шутка, эскапада.


- У вас какое любимая песня из собственного?


- Которую мы ещё не сочини-и-или! – смакует банальность Константин и все снова заливаются хохотом. – Нет, ну это серьёзно, без шуток.


Следующие пятнадцать минут группа обсуждает песни The Beatles, которые Tequilajazzz должны будут сыграть на очередной вечеринке посвящённой легендарной группе. В погоне за оригинальностью кто-то предлагает спеть даже на финском. Потом обсуждается судьбы «СКА» и Аршавина. «Предложили ему перейти в Фенербахче» - «У-у-у, какая вялая развязка интриги» - «Да ладно, чего вы, у нас же Текке играет, он из Фенербахче, по-моему…» К инструментам полным составом группа упорно не подходит.


  • КОЛЛЕКТИВНЫЙ ПОТОК СОЗНАНИЯ №3


- Самый идеальный концерт, это как на Эльбрусе, когда все свои…


- Или где все люди свободные от офис-планктонизма.


- Да, зритель не должен быть заморочен на бабках, тогда он будет понимать Tequilajazzz.


- Более того, он будет свободен от предрассудков.


- А вообще люди всегда играют для девочек, для одноклассниц. Рок изначально на этом строился. Наши одноклассницы выросли, и мы играем для других «одноклассниц».

АРТ-ХАУZZZ. Изображение № 4.

  • ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПРОЕКТ

Евгений Фёдоров уходит настраивать бас. Комната гудит и хрипит. Все говорят об экономическом кризисе. «Мы к нему готовы!» - «Да, готовы, потому что нам нечего терять, мы финансово независимы».

- Вообще Tequilajazzz это не обязательно рок-группа, - громко констатирует Евгений с другой половины комнаты. - Это может быть литературный проект или сообщество домовладельцев

- Может, мы завтра Смольный пойдём грабить, - смеётся Константин. – И это тоже будет Tequilajazzz.


- Представляете, «Всем стоять, это ограбление!» - заливается смехом Александр Воронов.


- It’s a rubbery! It’s a rubbery! – продолжает фантазию Константин.


  • ВНЕОЧЕРЕДНОЙ ПОТОК СОЗНАНИЯ


- А помните, у нас был план ограбления банка?

- Не-ет, Эрмитажа!

- Ты не прав, сначала строились планы на банк!

- Заходим в банк, «Всем стоять, это ограбление!». Тут: «А-а-а! Берите деньги!»

- Да, и тут мы: «Деньги нам не нужны, это просто ограбление!»

- Ха-ха, главное, заявить, что это ограбление. Перфоманс.

- Нет, с Эрмитажем мне больше нравилось…

НЕОЖИДАННЫЙ МОМЕНТ

К инструментам подходят почти все, но в разное время. Группа будто договорилась репетировать по отдельности. В воспоминаниях об Эльбрусе проходит ещё полчаса, кончается вино.


Снова пересекая извилистые подвалы «Юбилейного», мы выходим на улицу через какой-то потайной ход. В Петербурге непривычно солнечно. Фёдоров морщится от света и щурит глаза. Возле спорткомплекса до сих пор в очередях стоят бабушки. «Привет, ребята!» - машет рукой Евгений пасущимся на дороге голубям. Очередь из бабушек напоминает стаю пингвинов идущих струйкой к морю.


- Чего тут происходит… Иногда такие толпы выстраиваются, аж не по себе становится. Неужто они не понимают, что все его эти заклинания – это плацебо. Знаешь, что это такое?


- Угу.


- Ну вот!.. Кашпировский.


Поодаль от очереди собрались люди с цветами. В толпе кто-то громко читает стихи. Они посвящены Игорю Талькову. Оказывается, что на спорткомплексе ему открывают мемориальную доску «От русского народа». Стихи читают плохие.

- Ох, уж эти поэты доморощенные, - говорит Евгений о чтецах и презрительно щурится. Мы доходим до спуска в метро. – Ну, звони, если что…


И как в хорошем арт-хаусном кино, титры начинают идти в самый неожиданный момент.

Фото Марины Елиной и группы "Tequilajazzz"

Рассказать друзьям
2 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.