Views Comments Previous Next Search

Степные вонки

7614231
НаписалAdvanced Music6 мая 2009
7614231

Состояние дабстепа, что такое «вонки», 10 актуальных продюсеров в жанре и мини-микс от диджея FStep.

О дабстепе впервые заговорили три года назад, и, слава богу, сказали не слишком много. Все предыдущие и последовавшие тренды, будь то психофолк, ню-рейв или адронный коллайдер, так обсосали и заездили, что они в итоге стали вызывать предсказуемое отторжение. С дабстепом вышло по-другому: с опозданием на три года пресса объявила о рождении нового жанра; по одному материалу посвятили явлению заумный The Wire, прагматичный лондонский Time Out и идущая в ногу со временем московская «Афиша»; затем дебютный альбом Burial все честно включили в итоговые списки лучших альбомов за год и оставили жанр в покое, лишь временами оживляясь по случаю выхода новых громких релизов. Дабстеп не стал разовой сенсацией, он просто стал — тогда, в 2006-м, он официально выбился из общей кучи британской гаражной электроники, а сегодня не испорченная излишним вниманием дабстеп-сцена превратилась в одну из самых мощных в мире.  

Впервые дабстеп зазвучал примерно в 2003-м году, когда продюсировать музыку начали люди, которые в тинейджерстве сами отрывались на джангловых рейвах, слушали ту-степ, дэнсхол и драм-н-бас, а в начале нулевых ошивались в граймовой тусовке. Новый жанр может показаться банальным синтезом всех вышеперечисленных, но скорее это лишь их естественная эволюция. Дабстеп можно слушать как следующую стадию после долгих лет слежения за любой электронной сценой, так и просто с нуля — его идея настолько проста, что не требует от слушателя какой-либо подкованности. Массивный бас, синкопированный ритм, мрачное настроение и индустриальные сэмплы — вот, собственно, и всё. 

Сегодняшний дабстеп — это целый самостоятельный и самодостаточноый мир. Тут есть свой король — Burial, и своя королева — Мэри Энн Хоббс, ставящая дабстеп-треки на английском Radio 1 по средам. Есть и свой вестник — ежегодный сборник Dubstep Allstars, на который попадают только лучшие из лучших.  

Степные вонки. Изображение № 1.

Также дабстеп можно разделить на две категории: с одной стороны сцена, с другой — продюсеры, демонстрирующие как дабстеп-продакшен может развиваться и как круто он может звучать в поп-музыке. Люди из первого лагеря весьма консервативны и редко пытаются открывать новые горизонты; тут играют самый прямолинейный вариант дабстепа, делая ставку на использование собственных треков в диджей-сетах. Треки пишутся по своду жестких правил и не богаты аранжировочными излишками. Такую музыку порой невыносимо скучно слушать дома или в плеере, но будучи раскачанной громадными клубными сабвуферами, она тут же дает понять, почему субкультура живет и продолжает расти. Покровителями дабстеп-сцены были и остаются диджеи Skream и Loefah и дуэт Digital Mystikz, а в прошлом году звучание «чистого» дабстепа было слегка обновлено продюсером Аppleblim — став куратором шестого выпуска Dubstep Allstars, он добавил в пантеон богов имена 2562 и Peverelist, ну и самого себя. Все трое меньше используют наследие грайма и тяготеют к минимал-техно — таким видится путь развития дабстепа на ближайший год. 

Во втором лагере собраны все имена, которые известны людям, не увлекающимся дабстепом, но следящим за состоянием современной музыки. Это, конечно, Burial, первым собравший дабстеп-звучание в единое самостоятельное целое, а позже начавший моду на ностальгию по старым рейвам в дабстеп-треках. Это Various Production, в 2006-м опробовавшие дабстеп-продюсирование на фолке, а в этом году — на жанре spoken word. Это The Bug и Benga, принимавшие участие в становление сцены, но на прошлогодних альбомах замутившие массивный микс из дабстепа, грайма и дэнсхола. Также сюда можно вписать всех тех, кто пришел в дабстеп из других жанров, не забросив их окончательно: так, Boxcutter дабстеппирует IDM, а Scorn — мрачный эмбиент.  

Не сказать, что между двумя лагерями есть какая-то вражда, и что адепты «чистого» звучания клеймят остальных за то, что они «не тру». Но некоторое недопонимание все же имеется: во-первых, продюсеры-экспериментаторы популизируют дабстеп и могут привести к его чрезмерной коммерциализации, во-вторых — их треки зачастую категорически не подходят для диджей-сетов, настолько они заточены под вдумчивое прослушивание дома или в плеере. В конце концов, многие, кто приходит в дабстеп со стороны, не слишком стараются по-настоящему вникнуть в жанр и его корни, и оттого пишут треки, выбивающиеся из общего звучания. Это незаметно большинству окружающих, но резко бросается в глаза всем давним адептам сцены. В любом случае, оба эти лагеря сильно взаимосвязаны. Человек, решивший писать дабстеп после нескольких лет увлечения другой музыкой, вряд ли сможет создать что-то стоящее, если не поймет всех особенностей этой музыки и ее сцены. И наоборот, диджей из тусовки, слишком рьяно следующий принципам этой тусовки, всегда будет создавать звук слишком сухой и, скорее всего, неоригинальный.

С недавних пор звучание, сочетающее дабстеп-продакшн и обильное использование жужжащих аналоговых синтезаторов, принято называть «вонки» (wonky). Это не совсем термин, а скорее характеристика, которую ввел в обиход Мартин Кларк, автор блога Blackdown и ежеквартальных колонок о дабстепе и грайме на одном из самых популярных музыкальных ресурсов в мире Pitchfork Media. Слово Мартин позаимствовал из британского сленга, где оно означает что-то неустойчивое и незаслуживающее доверие — таким Кларку слышится тот самый синтезаторный гул. В апреле прошлого года он впервые озвучил эту мысль одновременно и в блоге, и в колонке. Слово пошло в народ, и теперь используется не только для характеристик дабстепа, но и для поп-музыки (вонки-попом называют современный электропоп, в котором также используются глухо забивающие средние частоты синтезаторы), и для техно (соответственно, вонки-техно, с теми же синтами). Использование термина можно отчасти назвать попыткой отделить «настоящий и правильный» дабстеп от «нечистокровного». Вонки отделяет старые треки Kode9 от новых (как его собственных, так и выходящих на его лейбле Hyperdub), весьма далеких от дабстепа; вонки — это Zomby, использующий дабстеп-продакшн для оживления олдскульного джангла, это эксприменты американцев вроде хип-хоп-продюсера Flying Lotus и IDM-щика Starkey. Это и бристольская сцена (в том числе, Joker и Guido, речь о которых пойдет ниже), и уроженец Глазго Rustie, о котором также ниже будет сказано пара слов. Вполне вероятно, что вонки в итоге отделится от дабстепа и станет самостоятельным трендом. Так будет предпочтительней и для людей из сцены, которых раздражает, что любой трек содержащий обильный бас и качовый ритм стали называть дабстепом, и для самих современных продюсеров, которым интересно заглядывать на территорию дабстепа, но неинтересно там жить.

Степные вонки. Изображение № 2.

Плеер недоступен

В России дабстеп тоже есть. В Москве регулярно проводятся вечеринки United Colors и Bass Machine, на которые организаторам удается привозить не последних представителей сцены. Есть и свои продюсеры, из них стоит отметить в первую очередь питерский дуэт Giant. Как и во всем мире, в России сейчас можно наблюдать массовую миграцию людей в дабстеп из драм-н-баса и других отживающих свой век сцен, а значит интерес к жанру по-настоящему широкий и не ограничен вниманием одних лишь так называемых хипстеров. Один из результатов такой миграции — недавний сборник «Russian Subs» с треками пяти отечественных продюсеров. По трекам на сборнике слышно, что собственное звучание у местных диджеев только начинает вырисовываться, и что их еще не отпускают былые предпочтения. Некоторые считают, что сборник и вовсе получился неудачным, но треки, например, диджея Mek все равно заслуживают внимания, а его «Iron Dragon» — определенно, лучший момент компиляции. Также любопытен звук, который пытается создавать саратовец Lhasslo, о нем тоже читайте ниже.

И главное: количество дабстеп-артистов в мире растет чуть ли не в геометрической прогрессии. Едва ли можно назвать еще один такой жанр, в рамках которого новые интересные имена появляются чуть ли не каждый месяц. Конечно, в такой суматохе сложно уследить, кого реально стоит слушать, так что мы составили подборку из десяти самых ярких дабстеп-продюсеров, отметившихся за последний год.

Joker

Плеер недоступен

Паренёк еще тинейджер, а уже успел стать одной из самых заметных фигур в Бристоле — городе, подарившем миру трип-хоп в 90-х и обещающем в скором времени заметно освежить дабстеп. Сам Joker открещивается и от грайма и от дабстепа: юношеский максимализм велит ему называть себя уникумом, слишком крутым для каких-либо ярлыков. Помимо типичных для упомянутых двух жанров приёмов, Joker также собирает в своих треках 8-битную электронику и веяния из американского хип-хоп-продакшена, как у Dr.Dre.

Степные вонки. Изображение № 3.

Starkey

Плеер недоступен

Как IDM-продюсер Starkey успешно работает уже лет пять, а на территорию дабстепа он залез только в прошлом году, да и то одной ногой. Его альбом «Ephemeral Exhibits» можно назвать и IDM-истым дабстепом, и басовитым IDM-ом; так или иначе, работа эта выше всех похвал. Звук у Starkey тяжелый, натужный, но как разгонится — заряжает по полной, так чтобы стены тряслись. Треки Starkey чаще всего называют словом «вонки», и его можно поставить во главу этого пока ещё надуманного движения.

Степные вонки. Изображение № 4.

Guido

Плеер недоступен

Давний приятель Joker’а и Peverelist’а, этот бристолец только недавно научился обращаться с электроникой и вертушками, но с первым же синглом наделал много шума. На дебюте «Orchestral Lab / Way U Make Me Feel» дабстеп кроится из оркестровых сэмплов — такой вариант жанра получался бы, наверное, у Тимбалэнда.

Степные вонки. Изображение № 5.

Martyn

Плеер недоступен

Несколько лет голландский продюсер Martyn ошивался в драм-н-бас-тусовке, но так и не смог придумать, как там можно развиваться. Поэтому с прошлого года Martyn решил продолжить дело 2562 по вживлению приемов из минимал-техно в дабстеп. Его свежий альбом «Great Lengths» — результат этих экспериментов; как оказалось, весьма удачных.

Степные вонки. Изображение № 6.

Giant

Плеер недоступен

Петербуржские диджеи, уже выпустившие два семидюймовых сингла, один из которых, «Rocker», — честный и мощный хит, часто звучащий на московских дабстеп-вечеринках. Туманная и глубоко продуманная подложка вкупе с мощными басовыми запилами — канонический жёсткий дабстеп, не лишённый собственного почерка. Сейчас дуэт готовит релиз для бристольского лейбла Hench, на котором также выпускается, например, Headhunter.

Степные вонки. Изображение № 7.

Rustie

Плеер недоступен

Хоть сам Rustie и из Глазго, его скорее можно отнести к участникам бристольской сцены: с тем же Joker у него выходил совместный сингл. Rustie тоже тяготеет к американскому хип-хоп-продюсированию, но ориентиры у него более резкие и жёсткие; по большей части это кранк, хотя влияния Neptunes и Dr. Dre тоже иногда проскальзывают. Продакшн Rustie — одна из причин возникновения термина «вонки», а сам он описывает свой звук словом «аквакранк» — понятно почему кранк, а «аква» — потому что его треки словно бурлят и захлебываются.

Степные вонки. Изображение № 8.

Filastine

Плеер недоступен

Еще один полукровка, в чьих треках дабстеп-составляющая далеко не единственный компонент. Грей Филастин — это псих, изучающий этническую музыку разных народов и пишущий на ее основе собственные жесткие и качающие треки. Как-то он сплавлялся по реке на лодке с установленной на ней громыхающей саундсистемой, а в городах мира он временами появляется с сетом, которые играет сидя на тележке из супермаркета. А ещё он выпустил два альбома — если на первом «Burn It» (2006) индийские, арабские и прочие веяния преобретали форму IDM и хип-хопа, то на свежем «Dirty Bomb» диалог культур ведется посредством дабстепа, грайма и дэнсхола. Потрясающая запись, поражающая какой-то первобытной энергией.

Степные вонки. Изображение № 9.

Lhasslo

Плеер недоступен

Крайне интересный музыкант, участник саратовской группы Graavery, своим сольным творчеством напоминающий одновременно и о экспериментах Various Production, и о совместных записях Kode 9 и Spaceape, и о последнем альбоме Дельфина. Дабстеп-саунд и мрачный русскоязычный речитатив — для патриотов самое оно.

Степные вонки. Изображение № 10.

Caspa

Плеер недоступен

Лондонский диджей издается на одном из главных дабстеп-лейблов Tempa, и его треки с 2006-го года попадали на самые видные компиляции. Но дебютный альбом «Everybody's Talking, Nobody's Listening» Caspa выпускает только сейчас — судя по всему, это бомба не слабее прошлогодних The Bug и Benga. Тот самый всеми любимый вариант дабстепа, от которого все вокруг ходит ходуном и который превращает сабвуферы в оружие массового поражения.

Степные вонки. Изображение № 11.

Sclist

Плеер недоступен

Еще один музыкант из Бристоля, но ни разу не новатор. Пока что у Sclist вышла только небольшая EP «Darkroom», но она определенно достойна внимания. Если вам нравится идея 2562 по скрещиванию минимал-техно и дабстепа, но вгоняют в тоску его треки, значит «Darkroom» — то, что доктор прописал: у Sclist всё то же самое, только глубже, вдумчивей и сильнее качает.

Степные вонки. Изображение № 12.

Специально для этой статьи один из идеологов московского дабстеп-движения, организатор вечеринки Bass Machine, диджей Олег FStep записал мини-микс.

Плеер недоступен

Текст: Гоша Биргер

Advanced Music

Advanced Music в ЖЖ

Рассказать друзьям
76 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.