Views Comments Previous Next Search

Mooncake

233343
НаписалАлексей Павперов21 мая 2009
233343

Mooncake – одна из тех замечательных групп, музыку которых не стыдно давать слушать иностранным товарищам (и товарищи с запада, кстати говоря, сами в полном восторге). В преддверии выпуска нового сингла, пост-рокеры из Москвы рассказали про полезность Википедии, горящих буддистах в клипах и бытовом алкоголизме.

Павел Смирнов - гитара

 Антон Марченко - бас-гитара

 Евгений Петров - гитара

 Николай Буланов — виолончель

 Леонид Курашов — ударные

Mooncake. Изображение № 1.

 - Почему лунный пирог? 

 Павел: Однажды мы поняли, что коллектив, в котором мы играем должен как-то называться, написали на листочке 20 возможных названий и вычёркивали те, которые нам не нравятся. Осталось Mooncake. Здесь не было никакого посыла, просто Mooncake. Хорошо звучит. 

-Какие были ещё варианты? 

Антон: Сейчас уже никто не помнит. Они были не такие хорошие.

 - В ваших записях часто возникают тема космоса, альбом ваш называется «точки Лагранжа» (Lagrange Points). Почему не глубины моря или тяжёлый труд пролетариев? 

Е.: Ну почему? Есть треки про дерево (Methuselah Tree), треки про Новороссийск, Артура Кларка. А с точками Лагранжа вышло так: однажды мы встретились с Пашей, и он мне говорит: «Слушай, мне кажется, что я придумал, как наш альбом будет называться, Точки Лагранжа», а я спросил, что это значит вообще? Он начал объяснять про тела вокруг своих осей, про какие-то притяжения… Я вообще ничего не понял, но мне понравилось название (смеется). 

П.: Ещё на репетициях, до записи, когда мы думали каким будет первый альбом, я лазил в интернете, искал возможные названия, концепции и наткнулся на точки Лагранжа, и то, что мне понравилось – это что возможно существование всего пяти таких точек, и нас пять человек в группе. И, скажем так, мы находимся в каком-то равновесии в пространстве, у каждого есть своё мнение в команде, каждый играет на своём инструменте, и всё это где-то пересекается, балансирует между собой, собственно как и точки Лагранжа.

Е.: На самом деле большинство названий – из Википедии. Так появилось название Short Stories Of Methuselah Tree (Methuselah Tree – один из самых древних ныне живущих живых организмов). Лёня хотел просто «Дерево» назвать, я начал искать, ну и в итоге как-то пришли к этому. 

- Вы имеете какое-либо отношение к физике или астронавтике? 

П.: Никакого. 

Е.: У меня, кстати, в школе по физике два было, и астрономию я пересдавал в 11 классе во время каникул ходил.

 П.: Просто мы с Антоном любим научную фантастику как жанр. До сих пор читаем.

 - Я бы хотел спросить про ваш трек про аварию на Чернобольской АЭС, «444». Здесь что было первоначально тревожное настроение или идея? 

П.: Вот это, наверное, был единственный случай, когда первоначально была идея. Была годовщина чернобыльской аварии, я тогда посмотрел сюжет по телику. 

А.: Ещё когда Mooncake в планах не существовало, мы с Пашей как-то решили побаловаться с примочками, поговорить в микрофон. Потом он начал что-то наигрывать, получилось круто, я сказал: «Давай запустим сэмпл голосовой через примочки». Так и получился трек. 

П.: Трек посвящён Чернобыльской катастрофе. В том сюжете говорилось, что в момент аварии, в Москву посылался код, который обозначал, что случилось непоправимое. Это нас и впечатлило. 

Mooncake. Изображение № 2.

- А трек Message From Arecibo? Как так сложилось что название про космос, а в клипе у вас буддистские монахи бунтуют самосожжением?

Е.: Как только я увидел в Википедии слово Аресибо, я подумал, что нужно назвать так трек! 

П.: Опять же искали в Википедии, а Миша потом передал очень хороший смысл своим видео. Миша, иди расскажи! 

Подходит Миша (создатель всех видео группы) 

М: трек Message From Arecibo – это послание в космос, которое было организовано с помощью одной из станций. Ну, послали в космос, что у нас тут всё заебись, всё хорошо на планете Земля, а гадостей, каких-то жёстких вещей не посылали. Тогда я подумал, что ситуация из видеоряда просто не имеет место быть, когда человек протестует, сжигая себя, то есть это не то средство, которое нормальные люди могут использовать. Но при этом человек в рамках своей религии, сжигая себя, становится подобен Богу. Он становится бессмертным, его сердце до сих пор хранится в одной из стран как реликвия. И этот клип – тоже послание о том, что на Земле происходят такие страшные вещи, когда люди сжигают себя, и при этом они имеют на это столько внутренней силы. Само видео – это постановка из фильма «Собачья жизнь 2», реакция итальянских режиссёров по прошествии двух месяцев после описываемых событий. Там есть такая склейка, где сразу появляется кукла, там вместо человека появляется кукла, и она загорается. В принципе это видно, когда фильм смотришь, вот такая история. 


- Свой второй альбом вы уже видите, идею, концепцию? 

П.: Нет, только идею звучания в плане материала, а в плане взаимосвязи материала и оформления пока не видим, не думаем. 

Е.: Я всё думаю, что в каждый альбом, знаешь, надо включать треки с названием города и цифры, круто будет, типа Новороссийск 1968, потом Самара 1992. Будет здорово, я думаю, будет такая фишка (смеётся). Назвать треки городами и поехать в тур по этим городам.

 - Как вам удалось заключить контракт с лейблом? (Cavity Records) 

П.: Случайно совершенно. А.: Мы записали альбом, разослали во все лейблы, в конвертиках там, с пресс-релизом, фотографиями – никто не ответил. А потом на майспейсе какой-то там лейбл американский, который появился недавно, написал: «Ой, ребята, как круто, жаль что никто не издаёт». Ну, да, жаль, что нас никто не издаёт, и мы начали вести переговоры, спустя месяц-полтора в итоге пришли к взаимовыгодному сотрудничеству, подписали контракт. 

П.: Пока диск в цифровом формате издаётся (Itunes, все ведущие онлайн дистребьютеры), но следующий релиз будем уже с физическим носителем выпускать и потом Lagrange Points на физическом носителе издадим.

 - И как продажи? 

П.: Вроде на Itunes динамика была позитивная.

 - Вы зарабатываете нормальные деньги на своём творчестве? 

А.: Нет, в лучшем случае музыка окупается. Деньги с концертов идут сразу же на запись. 

П.: Очень жалко, что мы не зарабатываем музыкой (дружный смех), хотелось бы, чтобы сложилось. Если бы мы были в Америке, мы бы уже ездили по штатам, зарабатывали. 

А.: Ну дело даже не в зарабатывании, а в том, чтобы всё это стояло на потоке, промоутеры в разных городах. Мы и не ездим, потому что самим это организовывать очень сложно. 

Е.: Нам пишут «давайте вы приедете», так надо ещё заработать, чтобы приехать, и не факт, что это окупится. 

П.: Мы нормально съездили в Воронеж и в Липецк, там все условия, проживание, оплата. Привет Стасу из Воронежа!

Mooncake. Изображение № 3.

 - Какие группы на вас повлияли? В профайле myspace указаны Godspeed You! Black Imperor, что вполне предсказуемо, но так же Sonic Youth, Radiohead, кто ещё? 

П.: Мы все слушаем очень много разной музыки, нет чего-то отдельного. 

А.: Я вообще вырос на панк-роке, а потом уже Sonic Youth, Joy Division, пост-рок. На самом деле такое странное понятие «повлияли». 

Е.: Я например люблю Deftones и подобные им команды, но я не умею такую музыку сочинять, не идёт, вот и получается пост-рок, мелодии, переходы. То есть одно дело сочинять, а другое слушать музыку. Я пост-рок очень мало слушаю на самом деле. Мы вообще играть не умеем, поэтому играем пост-рок (смеётся).

 - Если говорить про развитие пост-рока в России, вроде всё у нас интересно происходит. 

П.: Появляется, появляется, особенно в последние годы, потому что, по сути, раньше были последние пять лет только Silence Kit, и года два назад, полтора начали появляться команды новые интересные. На западе волна нисходящая, ну у нас всё на десять лет позже происходит. 

Е.: Сейчас отечественная сцена хорошая, в общем. 

А.: Меня не устраивает, так скажем, сцена поющая. Может быть, я действительно кого-то не слышал, но то, что я слышал, мне не нравится. На самом деле есть инди-рок так называемый, как у нас это принято, такие сухие гитары, вокал, и группы делятся чётко на две категории – можно петь, нельзя петь. Есть нормальные, в каком-то смысле, репликации, а есть группы - там человек поёт, которому бы петь в подъезде в лучшем случае. Он может попадать в ноты, но тембрально этот голос не звучит, расходится очень сильно. У нас был вокалист, он был американцем, и это единственный человек, который мог импровизировать голосом, петь и одновременно на клавишах что-то делать. Смотришь на человека, и понимаешь, что он профессионал. 

- А за модными тенденциями следите? К хипстерам как относитесь? 

Е.: К кому? 

П.: К инди педикам, да?! Ха-ха!

Е.: Не, не, не, это не наше… 

А.: Я особо не отслеживаю. Я не читаю прессу, потому что сам работаю в прессе, ну и после факультета политологии читать прессу - это глупо. У нас пресса музыкальная сильно ангажирована. Иногда читаешь статью про Mooncake – диву даёшься, часто придумывают на ходу, много фактических неточностей… 

Mooncake. Изображение № 4.

- Пост-рок сейчас востребован? 

П.: Да, вполне востребован, но в Питере похуже с этим, в Москве на нас много людей приходит. Могу сказать, что никто нас так не поддерживал, как в Липецке.

 А.: На самом деле, аудитории все одинаковые. Все стоят и слушают. В Липецке на нас пришли просто люди, которые хотели нас послушать. Много металлистов, которым нравится наша музыка, примазнённой молодёжи не было. 

Е.: Люди то все тусуются в одном пространстве, в интернете, на FunkySouls, на различных комюнити. 

- Что у вас за проект с современным танцем?

 А.: Это перфоманс в котором мы участвовали, нас пятеро, трое танцоров, две девушки и юноша, и основная задача была – стереть границу между музыкантами и танцорами, чтобы было непонятно, кто танцует, кто играет музыку, и вроде нам это удалось. Есть танцы групповые, хореографическое зарисовки, где все вместе восемь человек. Начало у нас такое, что выходят танцоры и начинают играть там и петь. Многие на самом деле до сих пор не знают, кто танцоры, а кто музыканты. 

- Вы не волнуетесь перед выходом на сцену? 

А.: Нет. Всё зависит от объёма аудитории. В Б1 мы когда увидели количество народу… 

Е.: На Аванте (Avant fest) было больше народу, но мы сильнее напились. 

- Вы пьёте перед выступлениями? 

А.: Пьём, но в меру. Хотя раньше были моменты, когда мы могли случайно напиться, специально напиться. На самом деле, люди не слышать обычно косяков, 80 % косяков проходит мимо ушей, почему-то. Думаешь, как хреново сыграли – на следующий день: «Вау, как замечательно, как отлично! Какой потрясающий концерт!», на самом деле сыграли, ну, реально плохо. 

- В чём вы черпаете вдохновение? 

А.: Знаете, «черпать вдохновение» само по себе словосочетание дурацкое. Ты сидишь там, грубо говоря, смотришь на русскую зиму и думаешь «Вот сейчас меня торкнет». Ничего подобного. Можно с похмела сочинить, на самом деле с похмелья очень многое сочиняется. 

Mooncake. Изображение № 5.


24.05. в клубе Сочи состоится презентация нового сингла группы. 


MySpace

 Last.fm 

wikipedia 

livejournal.com 


photos by stommm and aleksolovyov

Рассказать друзьям
23 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.