Views Comments Previous Next Search

SCSI-9

132893
НаписалФедор Сидорович9 июня 2009
132893

Клуб Times... команда лириков и мыслителей из SCSI-9... прекрасная дружественная атмосфера... огромное количество красивых людей... качественный sound – все это превратилось в феерическую вечеринку под эгидой промогруппы Rich Universe. 



Антон Кубиков и Максим Милютенко – "Russians greatest minimalheadz" (с) Myspace – одни из наиболее интересных российских электронщиков, представители культового российского электронного проекта SCSI-9, в очередной раз посетили Минск со своим новым live-выступлением. Вспоминая предыдущий визит музыкантов, нельзя было не посетить их очередное «нашествие». 

Нам удалось пообщаться с этими удивительными ребятами тет-а-тет и узнать, что они думают о Минске, минских девушках, о кризисе винилового бизнеса, а так же многое и многое другое... Хотим отметить, что, взглянув на поистине плотный график выступлений Антона и Максима, нас не сильно удивил их немного уставший и умиротворенный вид до начала выступления, что, кстати говоря, не помешало им подарить команде журналистов кучу позитивной энергетики. Немного печальные и выразительные глаза Антона и осознанный философский взгляд Макса заставлял ловить каждое слово, которое они произносили. Парни оказались очень приветливыми в общении, и не было даже намека на какое-то недопонимание. Вот что из этого получилось.



Как вам сегодняшняя атмосфера в клубе?
Антон Кубиков: У нас есть ощущение, что был удачный концерт, и что публика не была разочарована.
Максим Милютенко: знаешь, девушки, которые выступали и которые просто отдыхали сегодня здесь, ничуть не уступают московским (смеется). А вообще, если публика реагирует – это самое главное. Потому что у нас было как-то выступление в «Панораме» в Берлине и во время live’а была совершенно комичная ситуация. Сначала нас просили поиграть progressive, но мы не обратили на это внимание. Потом еще что-то такое произошло, и мы с Максимом поняли, что люди вообще не понимают кто мы.

Вы выступали во многих странах. А где, на ваш взгляд, самая гостеприимная публика?
Антон Кубиков: Она гостеприимная во многих странах, но больше всего мне, например, понравилось в Чили. С другой стороны нам так же нравится в Грузии, потому что они очень музыкальные товарищи и довольно самобытно своеобразно воспринимают techno музыку.
Максим Милютенко: И вообще гостеприимство у них возведено в культ.

Насколько мне известно: ваш первый soundtrack вы написали к постановке в театре. Что это был за спектакль?
Антон Кубиков: По сути, это не был soundtrack. История была такая. Бывает так, что друг друга друга делал постановку, и он попросил меня помочь ему собрать воедино и оформить те мысли, которые у него накопились за время работы над спектаклем. У него был просто набор звуков, которые он как-то хотел реализовать, чтобы получился soundtrack. У режиссера уже в принципе был soundtrack, просто ему надо было правильно с технической точки зрения оформить все это. В этой ситуации я выступал больше как звукорежиссер. 
Максим Милютенко: Вообще в театре нет понятия soundtrack’а, так как soundtrack это термин из кино. Soundtrack пишется ещё до того, как снимается фильм: режиссер встречается с композитором и говорить, что я хочу сделать такой-то фильм, там будут такие-то герои, такие-то ситуации – начинай работу. В театре так не делается. В театре все компилируется уже из существующего материала. 
Антон Кубиков: Минуточку-минуточку... Для «Юноны и Авось» Рыбников специально... (перебивает Максима)
Максим Милютенко: Но ведь это мюзикл...
Антон Кубиков: неважно. Например, в театре на таганке они сами себе делали мелодии, с которыми работал штатный композитор. Просто это разный уровень. В данной ситуации меня, можно сказать, привлекли больше как диджея.

А касательно работы с production студией, создания музыки для рекламных роликов, например?
Максим Милютенко: Во-первых, это происходит уже не так часто. Просто на протяжении последних лет это с какой-то периодичностью случалось. Мы неоднократно делали музыку для рекламы. Абсолютно как нанятые композиторы. Из крупных рекламных агентств к нам обращались с предложениями и говорили: «Вот у нас есть сигареты Kent или моторное масло Castrol». И нами создавалась музыка именно для этих роликов. 
Антон Кубиков: У нас был друг, который работал в рекламном агентстве, и он нам подкидывал работу, когда мы говорили, что у нас нет денег. 
Topdj.by: А какие именно ролики?
Антон Кубиков: ой, очень много. Разная ерунда какая-то. Даже для чая Lipton. Был Kent, был Castrol, было растительное масло. Ещё был Snickers – очень офигенный трэк, который зарубили и не приняли. Мы были очень злы... Ещё была реклама Нивы: нас просили сделать русскую народную мелодию. В результате у нас получилось сиртаки, но нам сказали, что это не русская народная мелодия и у нас ничего не получилось в тот раз. А ещё мы делали заставки для первых выпусков программы «Дом», он ещё тогда не был «Дом-2». То есть понятно, что сейчас мы с ужасом представляем, что мы имеем к этому отношение. Но там это даже были не заставки, а анонсы к передаче... смешная, конечно, была музыка, обхохочешься(улыбается).

Если бы у вас была возможность создать музыку, характеризующую какое-то историческое событие, например, французская революция?
Максим Милютенко: я не думаю, что мы подходящие исполнители для этого. Я объясню почему. Вот этот подход, а именно иллюстрация некой реальности, это подход все же классической музыки. Так строились все классические оперы и вообще для этого нужен оркестр. Это уже ушло в прошлое...
Антон Кубиков: Куда в прошлое? Голливуд до сих пор использует аранжировки.
Максим Милютенко: Голливуд – это непосредственно под картинку. Тут вопрос стоял более абстрактно.
Антон Кубиков: то есть ты имеешь в виду эпические произведения?
Максим Милютенко: да-да, в частности оперы. Как, например, опера «Ромео и Джульетта»... Уже же никто не делает такого.
Антон Кубиков: Не-е -ет, делают... просто это трэш (улыбается).
Максим Милютенко: это стало похоже на красавицу и чудовище. Но я думаю, что это все-таки лучше сделать товарищам из классической школы.
Антон Кубиков: У нас же нет музыкального образования. Нет, ну ты, наверное, мог бы сделать (обращается к Максиму). Здесь такой подход: когда у человека есть высшее музыкальное образование, он может пользоваться определенной методикой, которой его обучают. У меня, например, нет музыкального образования, я не знаю даже основ.



Как вы относитесь к технике старшего поколения? Используете ли при создании музыки hard уходящей эпохи?
Антон Кубиков: Ну, во-первых, есть такая теория, что каждый синтезатор (сейчас, правда, мало используют синтезаторов, в основном виртуальная техника) имеет свою музыкальную окраску. Старые синтезаторы собраны из частей, которые со временем расстраиваются, как любой инструмент. Если классические инструменты можно настроить, и он должен быть настроен, то в электронной культуре наоборот считается лучше, если синтезатор чуть-чуть расстроен и тогда у него появляется какой-то неотразимый звук.
Максим Милютенко: Один уважаемый инженер из Америки сказал, что существует два заблуждения: первое – считать, что использовать старую технику – это хорошо, и что она уже хороша лишь потому, что она стара, а второе заблуждение – это считать, что новая техника лучше только потому, что она новее. Поэтому и то и другое не есть полная правда. Инструменты, созданные в разное время, они отличаются. Для чего-то одного подходят одни вещи, а для чего-то другого подходят иные. Просто есть специфическая вещь.
Антон Кубиков: Я думаю, что все зависит от задач, которые человек перед собой ставит. Любой художник может использоваться совершенно разные предметы. Главное, чтобы у него была мысль. Если есть мысль, если этот предмет или этот синтезатор подходит для этой задачи его надо использовать. Очень часто нам что-то нравится, какое-то звучание, мы начинает это использовать, но в процессе понимаешь, что это не подходит. Но ты продолжаешь методично думать что, но все-таки он должен подойти... Но чаще получается иначе, чем ты думаешь. И ты отказываешься. А иногда совершенно неожиданные вещи происходят. 
Максим Милютенко: часто какое-то техническое ограничение можно превратить в какой-то концепт. Но это уже не ново. Просто один из подходов.

Что у вас ни разу не спрашивали журналисты, но чем бы вы хотели поделиться со своими поклонниками?
Антон Кубиков: Ой, очень сложно вспомнить все вопросы, которые нам задавали. Лучше отметить тот факт, что мы пытаемся находиться в гармонии с нашими поклонниками. Все, что мы хотим сказать своим поклонникам, мы говорим им своей музыкой.

Были случаи, когда вас узнавали на улице?
Максим Милютенко: У меня нет.
Антон Кубиков: И у меня нет.
Максим Милютенко: Я недавно прочел, что даже Энди Флэтчера (Andy Fletcher) не узнают. Был приведен пример, как в испанском клубе было два танцпола. Он, на малом танцполе, крутил свои пластинки, потом собрал свою сумку и ему показывают соседний клуб. А в этом клубе Depeche Mode Party! И никто его не узнал!
Антон Кубиков: Дело в том, что Энди Флэтчер никогда не являлся культовой фигурой в Depeche Mode. 
Максим Милютенко: А не важно, тем не менее. 
Антон Кубиков: Мне он никогда не нравился.
Максим Милютенко: Ах, вот в чем дело. Так и запишем (смеется).
Антон Кубиков: мне вообще кажется, что он лишний.

Кому бы вы дали звание «Самого необычного вашего поклонника или слушателя»?
Максим Милютенко: Ну что тут ответить (вздыхает).
Антон Кубиков: Лучшие наши поклонники – это наши друзья. Они лучшие. Лучший мой поклонник – моя жена. 

Есть ли у вас какой-либо райдер и что в него входит?
Антон Кубиков: У нас никакого особенно райдера нет.
Максим Милютенко: Ну технический райдер есть. Какие-то наметки бытового райдера тоже есть. Если приезжаешь на гастроли – должна быть гостиница, в которой не отключают горячую воду в этот день, ну какие-то простые вещи. Это, скорее, правила бизнеса, нежели излишества. 
Антон Кубиков: У меня была история со смешным райдером. Мне девушка буккер говорит: «Придумай что-нибудь такое, чтобы на райдер было похоже. Ну, вот как у звезд.». И я придумал. Я сказал, что мне нужны цветы Анемоны, синие, бутылка испанского Albali и сыр Gruyère. И очень часто промоутеры говорят, в Сибири, например: «Бутылку вина мы нашли, сыр тоже с горем пополам. Но где же мы вам зимой возьмем Анемоны?» (все смеются)
Максим Милютенко: Мы вот сегодня обсуждала из излишеств, что в нашем райдере написано, что надо предоставить полотенце. Мы вот думаем, что надо вычеркнуть. Что с ним делать то?



А с техническим райдером? Приходилось ли когда-нибудь отказывать?
Максим Милютенко: были. Ну, может не отказывать, но требовать замены того, что привезли, были неоднократно. 
Topdj.by: А сегодня были проблема?
Антон Кубиков: Не-е-ет, сегодня все в порядке.

Для того, чтобы играть музыку, от которой зал просто в эйфории, надо ли жертвовать здоровьем? И вообще, каково ваше отношение к различному роду «допингов»?
Максим Милютенко: Ты знаешь, это даже уже мешает. Но мы уже не мальчики. Просто это субкультура, изначально в момент своего зарождения, без наркотиков была бы невозможна. Но для работы это очень плохо. Это попросту мешает работать.

Самый лучший комплимент, который был сделан вашей музыке?
Максим Милютенко: Вообще не очень удобно себя хвалить и вспоминать лучший комплимент в свой адрес.
Антон Кубиков: Лучший комплимент мне сказала моя мама. Она сказала, что наша музыка очень подходит для кинематографа.
Максим Милютенко: Еще, конечно, был замечательный комплимент, когда мы узнали, что дочка одноклассницы моей сестры (примечание редакции: у Максима есть старшая сестра) захотела на школьном вечере спеть одну из наших песен. Она попросила минус и слова. Мы ей дали, и она спела! Все-таки, дети не такие испорченные как мы. Если им нравится – это отлично.

У вас были неудачные выступления?
Максим Милютенко: бывают и неудачные выступления. 
Topdj.by: А что для вас неудачное выступление?
Максим Милютенко: Ты знаешь, это все-таки довольно сложная техническая конструкция. Всякое бывает. Иногда вещи ломаются прямо на ходу. У меня был случай, когда мы выступали в «16 Тонн» в Москве (это уже наша домашняя база), мы долго готовились, а у меня практически на второй песне отвалилась планка памяти. Это не стало понятно сразу. Пока играла песня 10 минут, мне пришлось ноутбук развинтить, вынимать из него память. То есть бедный басист, который с нами выступали, просто утонули в этих десятиминутных импровизациях. 
Антон Кубиков: А в Буэнос-Айресе у нас было практически то же самое. И из этой ситуации нам пришлось как-то выходить. Я уже даже подозвал владельца, сказал, что, мол, все, мы обломались... извини. После трех песен. Но пока он побежал за штатным диджеем у нас в последнюю секунду опять все срослось как-то. Бывают очень страшные ситуации.
Максим Милютенко: порой батарейка садится в ноутбуке.

А были ли вообще выступления, за которые вам было просто стыдно?
(хором) Да-а-а!
Максим Милютенко: Один раз у нас был очень длинный sound check. И во время этого sound check’а мы умудрились напиться. И когда уже начался концерт, а мы к нему очень сильно готовились, мы даже решили его снять. У нас как получается: мы когда собираемся снять какой-нибудь концерт, любой концерт, он у нас обязательно не получается. И в этот раз мы позвали три камеры, профессиональных операторов, повесили экраны, пригласили виджея. Выступление проходило в том же «16 Тонн». У нас такие приятельские отношения с этим клубом. И когда начался концерт, мы с Максимом, по-моему, уже не узнавали друг друга (смеется).
Антон Кубиков: Когда возникает какая-нибудь внештатная ситуация, для того чтобы выкрутиться из нее нужно иметь полное присутствие духа. Когда ты пьяненький или еще что-нибудь у тебя челюсть отвисает (жестикулирует), руки опускаются, и ты становишься беззащитным перед этой ситуацией. А шоу must go on!
Максим Милютенко: Когда ты пьяный и у тебя в руках есть гитара, ты хотя бы можешь ей ударить по колонке. А когда у тебя есть компьютер, ты не можешь им кидаться в публику, иначе у тебя не будет этого инструмента. Компьютер требует внимательного отношения к себе, поэтому нам сложнее сделать шоу.



А как вообще вы отыгрываете свои сеты?
Антон Кубиков: Мы играем пинг-понгом. Сначала свой трэк играю я, потом Максим синхронизируется с моим компьютером и непосредственно сводит трэки. 
Максим Милютенко: Кроме компьютера есть ещё несколько дополнительных приборов: есть эффект процессор, есть латиноамериканский акустический инструмент под названием калимба. Но это уже полутыковое. Просто когда ездишь невозможно взять много вещеё с собой, мы бы, наверное, при возможности полстудии притащили. Если бы у нас был бы грузовичок с водителем, который возил бы это все в сохранности – круто было бы. 
Антон Кубиков: Были случаи, когда грузчики, таможенники и другой персонал они просто ломали приборы. Они просто кидали все эти тюки, как картошку. Мне развинтили midi interface, потом его не собрали. То есть там не было половины болтов. Это то, что касается службы security. Фактор перевеса тоже играет очень большое значение, если ты летишь, например, куда-то в Австралию.

По какому принципу происходит отбор материала для вашего лейбла «Pro-Tez»? Случаются ли между вами споры: выпускать эту музыку или не выпускать?
Антон Кубиков: Быва-а-ают. Но принцип достаточно простой: нравится – не нравится. А споры бывают, потому что многие трэки Максиму кажутся недостаточно подходящими. 
Максим Милютенко: Но в целом ситуация такая что, редко стоит такая проблема. Так как хорошей музыки-то мало. Как только находится что-то такое «О!», сразу понятно. Нет такого, что из 10 выбираешь. По крайней мере, у нас нет такой ситуации. Но у нашего лейбла принцип «домашней музыкальной коллекции». Это скорее не бизнес. Мы редко выпускаемся, но если что-то нравится, мы выпускаем. И ещё следует отметить, что мы выпускаем только российских музыкантов. Ну, необязательно только российских, скорее стран СНГ. Нам, например, нравится молодой человек из Тбилиси. 
Topdj.by: А касательно белорусских музыкантов?
Антон Кубиков: ну вот мне дали сегодня CD. Я, к сожалению, не успел посмотреть кто именно. Коля, по-моему, который играет сейчас. 

А для чего создавался лейбл? Какую роль он играет в вашей жизни?

Антон Кубиков: он не приносит особой прибыли, но зато он приносит моральное удовольствие. Ну и ещё это некий promotion наших друзей музыкантов. 
Максим Милютенко: Сначала это задумывалось просто как белый флаг. Ну и просто сделать российский лейбл, который будет выпускать винил. Это не так банально, как кажется, так как мы находимся в одной стране, где нет такого производства, рынок находится в другой стране. Сначала надо было во всем этом разобраться, все методом проб и ошибок. Часто нам нужна была помощь товарищей. А потом это стало продолжаться в меру наших сил. Сегодня виниловое производство очень сложно сделать прибыльным. Это возможно, мы знаем такие случаи. Но «продажный» кризис этого носителя все равно очевиден. 

А как на вас сказался мировой кризис?
Антон Кубиков: Конечно сказался. Меньше работы – меньше денег... чуть-чуть.
Topdj.by: чуть-чуть?
Максим Милютенко: в процентах сложно измерить. В начале года была вообще непростая ситуация. Антон же ещё и востребованный дискжокей, ему в этой ситуации было проще. А я, поскольку ушел с работы, год назад, когда концертов стало меньше, когда рубль упал, все эти дела с нефтью, я на себе почувствовал это в полной мере. Я даже достал из нафталина свою первую профессию переводчика и время от времени это делаю. 

Вернемся к проекту Mujuce: что он значит для вас?
Антон Кубиков: он наш сосед (смеется)
Максим Милютенко: Это молодой, очень талантливый артист, которого для широкой общественности открыл Антон Кубиков. 
Антон Кубиков: А для меня его открыл директор Nerv Music – Артем Полянский. Он принес мне его музыку и сказал: «Вот есть чувак, он тебе понравится. Кстати, он твой сосед». Мы живем через дом (примечание редакции: ул. Б. Грузинская). Mujuice – достаточно интересный персонаж, потому что он не любит techno музыку, и вообще мне кажется, он ее ненавидит. Но в связи с тем, что, к сожалению, нужно быть в конъюнктуре рынка, он пишет и techno музыку тоже, а так ему больше нравится альтернативный рок.
Максим Милютенко: Я также хочу отметить, что он поэт. В его стихах есть некая самобытность, с вплетения иностранных слов, неожиданным разбиванием слов на слоги. Он очень талантливый человек, ещё к тому же и художник-график.

Вы относитесь к людям, которые следуют за новыми музыкальными тенденциями или к тем, кто сам их создает?

Антон Кубиков: Скорее всего, к тем, которые следуют. Я не считаю, что мы какие-то супер открыватели. Тем более, мы воспитаны не в Европейской культуре и так или иначе, мы заимствуем те или иные вещи. И поскольку мы не являемся законодателями моды, то... Русский менталитет не подразумевает под собой любовь и способность к правильному восприятию ритма. 

Вы написали новый трек. Чья оценка этого трека будет для Вас наиболее важной?
Максим Милютенко: Егор Щетинин – так и напиши!
Антон Кубиков: Еще Сергей Санчес (DJ Sanches). У нас есть даже такая поговорка: когда симпатичный трек получается, мы говорим: «Санчес будет плакать!»

Какая музыка сейчас является модной?
Максим Милютенко: 
Это кому как. Это понятие разное для разных социальных групп. То есть для девушки, которая читает журнал Cosmopolitan, модная музыка – это одно. А для девушки, которая посещает underground вечеринки – это другое. Кто-то мне рассказывал, что, когда Mujuice выступал в Питере, питерцы посчитали, что это попса. Мы, москвичи, так не считаем. Вот вам пример того, что очень по-разному можно на это смотреть.

Куда вы ходите, чтобы просто отдохнуть, потанцевать?
Антон Кубиков: Никуда! Нам это все надоело



Творчество каких молодых российский музыкантов Вы считаете интересным?
Антон Кубиков: Нам интересно творчество музыкантов, которых мы выпускаем на своем лейбле.
Максим Милютенко: Из неизвестных имен мы их пока не выпустили, но слышали - московский проект «Доег».
Антон Кубиков: Есть ребята из Краснодара - «Модуль» - очень талантливые товарищи, Короблев из Питера (теперь в Москве), Mujuice иногда нам что-то дает, редко. Их не очень много таких артистов. Талантливых артистов много, но половину из них мы не знаем, а вторая половина играет музыку, которая нам не подходит.

Что ждать поклонникам вашей музыки в этом году?
Антон Кубиков: Все то же самое, только вид с боку.

Можете рассказать что-нибудь провокационное, чтобы белорусским поклонникам было, что обсуждать на форумах?
Максим Милютенко: Нет, мы не из этих (смеется)
Антон Кубиков: Мы ничего такого не делаем.

Что Вы хотите пожелать читателям сайта topdj.by?
Максим Милютенко: Не скачивайте пиратскую музыку!
Антон Кубиков: На самом деле, это не такой банальный вопрос. Есть мнение, что пиратство стимулирует музыкальный прогресс – это с одной стороны. А с другой, происходит так, что музыка, как таковая, превращается в бесплатный предмет – это значит, что живые выступления будут дорожать. К сожалению, это так, с каждым днем это становится все сложнее. Лучше, чтобы стоило не дорого, но зато честно. А сейчас это ни то ни другое.

By imix (TopDJ.by)

Рассказать друзьям
13 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.