Views Comments Previous Next Search

Cut2kill

6614461
НаписалАндрей Зайлер8 августа 2009
6614461

Cut2kill. Изображение № 1.

Не спите сегодня допоздна: самой первой (в 12:45) на Главной сцене Пикника «Афиши» выступает команда, которая по всем признакам должна была бы играть последней. Несмотря на то, что названия cut2kill вы, скорее всего, раньше не слышали, кто эти люди вы знаете наверняка. Mujuice и глава объединения how2make Dzhem, недавно взявший себе имя DZA, не первый день играют вместе, но теперь у их тандема появилось название. Переждав все даже самые последние раскаты ню-рейва, они теперь заиграли рейв настоящий, олдскульный и эффектный. Чтобы разузнать подробности об их новой программе (а также дать ребятам возможность сделать наконец туристические фото из столицы), мы назначили им встречу там, где подобная музыка играла каких-то 12 лет назад — на Красной площади.

— Что вообще такое cut2kill?

Mujuice: Cut — это технический аспект в сэмплировании, а второе слово означает непосредственно то, что оно означает. На самом деле так называлась школьная группа Лайама Хаулетта. Нас не очень-то радует, что группа, которая нам в детстве очень нравилась, стала в итоге среднестатистическим фестивальным хедлайнером. И конкретно этот проект — это то, что выкристаллизовалось из нашего Сашей долгого опыта совместной работы. Мы поняли, какая музыка в каких рамках больше работает. Всё детство мы делали разную музыку и не имели возможности опробовать её на больших площадках, где можно увидеть, как она работает на самом деле.

DZA: cut2kill — это такое среднее арифметическое из всего, что мы сделали за последние пару лет.

Мujuice: Это наше рейв-альтер-эго.

— Значит это месть Лайаму Хаулетту?

Мujuice: Нет, это месть реальности, в которой та музыка, которая нам нравилась в детстве, оказалась за бортом. Обычная большая танцпольная музыка чудовищна, есть какие-то субкультуры, которые нам тоже не очень нравятся...

DZA: Да нам всё, в общем, не нравится.

Mujuice: Да на самом деле это всё вполне естественно. Вот я был в техно, и отлично понимал, почему оно такое, почему оно строже и выдеражаннее, чем музыка, которой оно противостоит. А сейчас всё смешалось и нам лично не хватает грубой и агрессивной музыки, но в то же время привязанной не к тем тенденциям, которые были в новом рейве, а именно к старому рейву. То есть к хард-хопу, басслайнам и классическим брейкам. Конечно, мы сделали всё по-новому, но главное — это то, что мы попытались добиться такого вайба, который понравился бы нам самим в детстве. Это не совсем та музыка, которую мы может стали бы гонять в плеерах сейчас, но это явно та музыка, которую нам нравится и интересно играть. На наших совместных гигах мы поняли, что чувствуем себя комфортно, когда играем тяжело, зло, массивно и грубо — так, чтобы играть после нас было сложно.


— Зачем вообще распыляться на новые проекты?

Mujuice: Ну вот например я не стал разделять имя, когда это было экстренно важно. Тогда это нужно было сделать, чтобы не просили петь песни, когда я играю кликовое техно и хочу, чтобы все молчали и не двигались. И наоборот, чтобы люди не фыркали и не закатывали глаза, когда происходит наоборот. Раньше мы считали, что человек должен сам как-то за этим следить. Я не люблю, когда музыкант так распыляется на миллион проектов и миллион названий. Если мне нравится автор, я готов его слушать. В крайнем случае я пойму, что сейчас мне его творчество не интересно, и я буду его игнорировать и ждать когда что-то изменится. А cut2kill нам захотелось обозначить, потому что это наш первый уже совсем совместный проект. До этого мы играли какие-то общие сессии, или Саша помогал мне играть мой материал. А cut2kill — это отдельная программа, деланная в одном ключе. Можно было бы просто назвать так альбом, но мы решили объединить это под отдельным названием.

— Вам не кажется, что рейв-ревайвал уже прошёл?

Mujuice: Мы это отчётливо понимаем, но то, что происходило, нас не устроило. У нового рейва были другие корни, другая мотивация.

DZA: То была такая танцевальная жан-мишель-жарровщина. Больше электро, меньше хард-хопа, он сильно другой.

Mujuice: А то, что делает, например, Zomby — это весело, но это больше такая полушутка. А мы не относимся к этому как к шутке. Нам нравятся классические пропорции. Мы всегда это презирали, считали, что намного умнее этого, а сейчас, как раз-таки много погоняв, почувствовали, что нам это интересно и весело. Мы воспринимаем это как правильную организацию какого-то действия, одной большой общей энергии.

— С другой стороны, можно сказать, что музыка cut2kill куда доступнее, чем то, что вы делали раньше.

Mujuice: У нас вообще нет таких критериев по сути. Не то что мы слишком тупые, чтобы улавливать коньюнктуру и понимать, как это работает. Но мы с детства исходим из других мотиваций, поэтому мы с Сашей скорее как те мартышки, которе сидят с закрытыми ушами и глазами. Мы очень стараемся не вестись ни на какие волны, а делать то, что чувствуем. В данном случае мы подыгрываем только своей неизрасходованной в детстве энергии.

На наш взгляд попасть куда-то можно, выстрелив именно с закрытыми глазами и слушая своё сердце. Потому что мишени двигаются, а мишени в России отстают ещё на два года. Потому что, если ты ориентируешься на что-то существующее, ты естественно очень быстро устареваешь.

DZA: Я сейчас вынужден играть модный хип-хоп. Конечно, я всю жизнь делал хип-хоп, но сейчас пошла волна вот этого электронного абстрактного хип-хопа, типа Hudson Mohawke, того, что сейчас выходит на Warp Records, на Brainfeeder Records такая тусовка есть огромная. Они на Сонарах, на всех Red Bull Academy, они везде сейчас. А у меня есть своё представление об этой музыке и меня крайне не устраивала эта волна.

Cut2kill. Изображение № 2.

— А что вообще сейчас происходит с how2make?

DZA: Как такового комьюнити how2make нет. У него есть составные части, но цельного комьюнити я не ощущаю, потому что все как бы крутые и все хотят быть сами по себе, но сами по себе они быть не могут, поэтому примыкают к какой-то штуке, которая уже на слуху. Я задумал how2make ещё лет 5 назад, и теперь мне в принципе не нравится аудитория, которая там собралась. На наши вечеринки ходили ребята, которые слушали how2make образца 2005 года, когда мне было лет 18, и я просто дурачился. Им нужен этот прикол, а мне уже не прикольно, надо уже намного более серьёзные штуки делать и мне очень грустно, что эти ребята веселятся до сих пор. Точнее, грустно от того, что они хотят, чтобы я веселился вместе с ними.

Как интернет-лейбл how2make больше тоже не будет работать, и это останется просто как тусовка. Ну и, возможно, будут виниловые релизы. Я в первую очередь музыкант и хочу заниматься музыкой, а чем-то руководить, курировать и организовывать вечеринки мне совершенно не доставляет удовольствия. Наоборот даже, меня это очень сильно угнетает.

Mujuice: Мне кажется, что специфика московской и, возможно, российской сцены такова, что есть много талантливых и перспективных  людей, у которых есть энергия и которые готовы что-то делать. Но все по-отдельности. На Западе каждая волна имеет большое количество продюсеров и ещё большее в геометрической прогрессии количество потребителей. А у нас все друг друга знают и приблизительно один и тот же потребитель, да и до волны ничего не дотягивает. Тем более сейчас ещё такое время явного перенасыщения и поднимать какую-то волну действительно сложно.

DZA: Чтобы её поднять, нужно за максимально короткое время сделать её развитой в России, а потом задвигать в Европу и дальше. В таком случае получится волна.

— Вы довольно много гастролировали за последний год. Приключения были?

DZA: Например в Ставрополе нам кричали из зала, что мы пидоры. Дело в том, что наша подружка работала в том клубе и пыталась сделать из гопнической дискотеки хороший клуб. Там нормальные бюджеты, но по сути это всё равно были люди в кожаных куртках.

Mujuice: По городу висели огромные биллборды, что Mujuice и Dzhem приезжают, но идти по улице в кедах нельзя например.

DZA: Да, на тебя все смотрят, потому что ты не в кожаной крутке и не в ботинках.

Mujuice: А в Череповце ЛСД неправильно на стене пишут. [хахаха] Да нет, на самом деле мы как раз очень довольны, что был такой период, потому что мы много чему научились. Когда ты видишь много мест и большую дистанцию, ты вынужден научиться подавать и презентовать себя в абсолютно разных условиях. В частности, при условиях, которые могут быть для тебя агрессивными и тяжелыми. Тогда мы и решили, что надо иметь такой специальный мобильный рейв-сет.

DZA: В Братиславе было охерительно. Там был очень крутой и своевременный фестиваль. У нас в Москве обычно как делают? Появляется какой-то крутой музыкант, мода на него проходит, через год его привозят, думая, что все придут, но никто не приходит. А там помимо уже отшумевших своё музыкантов были те, что только-только словили волну, вроде Flying Lotus. Его обязательно привезут в Москву, но уже в следующем году.

Mujuice: И огромный плюс ещё в том, что персонал там работает так, что не портит тебе настроение до концерта. Там всё профессионально.

Cut2kill. Изображение № 3.

— В отличие от России?

DZA: Скорее от Москвы и Питера.

Mujuice: Там просто нет этого чудовищного разделения, когда звукорежиссёр ненавидит музыкантов, и не воспринимает концерт своим. Считается, что звукорежиссер один, а музыканты приходят и уходят. В любом, даже самом нормальном клубе может оказаться человек в майке Iron Maiden, в казаках и с папиросой, который скажет: «Ну что я тебе паять сейчас буду?»

— А помимо таких классических проблем, что ещё мешает здесь?

DZA: Тут вообще нет многих необходимых связок, которые есть на Западе и в Европе. В России, например, до сих пор музыканты, которые пишут на железе насмехаются над музыкантами, которые пишут на софте. А в Европе такой вопрос уже не актуален, потому что ребята пишутся на на каком-нибудь Reason'е, а потом отдают всё в студию, где сидит дедушка, который ещё Жан-Мишель Жарру такую музыку сводил. И вот он сейчас модникам всё те же самые синтезаторы сейчас накручивает.

Mujuice: У нас по сути нет звукорежиссёрской школы.

DZA: Можно взять любую среднестатистическую американскую группу, и она будет звучать лучше, чем любой русский мейджор.

Mujuice: Кроме того, музыканты, особенно рок-музыкнты, не должны заниматься менеджментом и организацией.

DZA: Если ты здесь музыкант, у тебя есть музыка и альбом, то тебе приходится самостоятельно себя промоутировать, назначать концерты и продавать свои диски. Всё что хочешь делай, пока тобой не заинтересуется какая-то структура с протоптанной дорожкой.

Mujuice: А структуры все очень устаревшие. И со взглядом, конечно, таким далеким. Вот меньше всего думал, что когда бы то ни было захочется сказать, что не хватает системности, но видимо именно этого и не хватает.

У нас чудовищно устаревший мейнстрим. cut2kill, конечно, к поп-музыке отношения не имеет, но вообще поп-музыка — это самое радикальное, чем может заниматься человек в андеграунде. По идее андеграунд должен противостоять поп-музыке, но у нас её нет. У нас чудовищный, отставший на 10 лет хлам, на который наложены отставшие на 7 лет биты.

Странно говорить об этом в контексте cut2kill, но вообще у нас есть амбиции на этот сегмент именно потому что наши права, как потребителей,в нём ущемляются. Потому-то андеграунд и закисает, что нет поп-музыки.

Cut2kill. Изображение № 4.

— Что по-твоему может быть хорошим примером поп-музыки?

Mujuice: Самый яркий пример российской специфики — это Гражданская Оборона. Летов никогда не окажется на обложке, но сопоставимого нет ничего даже рядом. Гр.Об. слушали и дети-интеллигенты, и гопники, и быдло. Я, например, знал все песни наизусть, при том, что тогда мне очень не нравилась эта музыка, я слушал Sonic Youth, и русский рок меня только ужасал. У меня не было ни одной их кассеты, и я никогда их не слушал, но знал все песни, потому что их пели во дворе. Ту серьёзную и страшную социальную лирику пели гопники и в то же время слушала интеллигенция. А сейчас у нас такой провисон. Как бы не ругали 90-ые, я чувствовал в них намного больше жизни, и не только потому, что я был моложе, а потому что я по телеку в ротации видел намного больше музыки, которая имеет ко мне отношение. Я включал телевизор в 2005-ом году, увидел там что-то чудовищное вроде MTV и подумал, что это конец и хуже этой точки уже не будет. А потом я включил телевизор в 2007 году и увидел там Филиппа Киркорова в белом платье. Это был 2007 год. То есть я читал в книгах об этом годе, о том, что будут репликанты, и машины будут летать, и ещё что-то будет происходить, но явно не Филипп Киркоров в таком наряде на MTV. У меня в голове не укладывается как до сих пор это может происходить здесь.

cut2kill: 8 августа, Пикник «Афиши», Главная сцена, 12:45

cut2kill на myspace

Mujuice на myspace

DZA на myspace

фото: Алексей Калабин, Максим Емельянов

Рассказать друзьям
66 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.