Views Comments Previous Next Search

SkyTrix

2473
НаписалАлександр Скай11 августа 2009
2473

SkyTrix. Изображение № 1.

SkyTrix

создают действительно оригинальный и интересный музыкальный продукт, достойный внимания даже самого прожженного меломана. Группе SkyTrix нет и года, что, впрочем, не мешает им строить наполеоновские планы о покорении музыкального Олимпа. Об этом, а также о великих музыкантах, коммерции в музыке, проблемах шоу-индустрии и интернет-пиратстве поведали нам

Александр Скай

(аранжировка, гитара, бас, варган, эффекты) и

Максим «Дударик» Бережнюк

(дудки, сопилки, дрымба, най) во время приятной беседы, предварявшей выступление SkyTrix в одном из столичных клубов.




- О вашей группе пока мало что известно. Расскажите — кто вы, откуда, как познакомились?

Александр Скай: Все началось с того, что у меня появилась идея играть авангардную музыку с элементами джаза. Хотелось делать что-то нестандартное. Я начал собирать музыкантов, но у нас постоянно что-то не складывалось: то у них, то у меня, то они не понимали, чего я хотел, то я сам не до конца это понимал. Я решил поэкспериментировать с теми музыкальными стилями, которые мне нравятся, то есть совместить альтернативу с электроникой. От электроники хотелось взять драм-н-бейс и драм-фанк, от альтернативы — какие-то панковские течения, и добавить сюда элементы нью-эйджа и эмбиента. Тогда с электроникой меня не связывало ничего, поэтому я решил пригласить диджея, который бы в этом разбирался. Мы начали играть, но ничего толком не складывалось. Тогда я решил заняться этим самостоятельно и за год изучил все необходимые программы. А в прошлом году познакомился с Максимом на концерте группы Merva – они как раз презентовали сингл в Sky Hall. Максим сказал, что он тоже любитель драм-н-бейса, я и предложил: «Так давай попробуем поиграть вместе! Но я сейчас не могу, времени очень мало. Давай в следующем году как-нибудь пересечемся».

Максим Бережнюк: А я ще й думаю: «Що за фігня — давай зустрінемося через рік?!». Але як раз пройшов рік і лунає дзвінок: «Привіт, чувак! Пам'ятаєш мене?». Ну поговорили, вирішили зустрітися і обміркувати все. Якраз знову на концерті здибались, поговорили, що хто хоче робити в плані музики. Потім зібрались, записали одразу пару треків і залишилися задоволені результатом.

- Как родилось название группы?

Александр: Название придумал я. Оно просто как-то самой собой пришло. А со временем мы разделили наш SkyTrix на два направления — два независимых, но в то же время наших общих проекта под одной основой: SkyTrix — драм-панк и SkyTrix Juice — эмбиент. Это вызвано, в первую очередь, тем, что у разных слушателей возникает разное представление о музыке, которую мы играем. Одни думают, что мы — эмбиент- или лаунж-проект, другие, напротив, уверены, что мы играем драм-н-бэйс. Поэтому, чтобы не происходило путаницы и  было легче заниматься продвижением, мы решили пойти на такой шаг. Теперь под одним брендом SkyTrix у нас два проекта разной направленности.

- А это название никак не связано с местом вашего знакомства — Sky Hall?

Александр и Максим (хором): Нет! (смеются — прим. авт.)

Александр: Тут еще такой есть нюанс: я давно пишу стихи под псевдонимом Александр Скай. Ну и мой ник — Скай — как-то, наверное, отразился в названии. В основном люди и  знают меня как Ская. Так что решил до банальности опуститься и обозвать группу так.

- Расскажите, чем каждый из вас занимался до SkyTrix.

Максим: Я встиг попрацювати в різних жанрах, навіть в хіп-хопі — в мене група була ще в Ровно, моєму рідному місті. А потім пішла рок-хвиля — Linkin Park, Evanescence, Rammstein... Я все це потихеньку слухав, а потім з Merv'ою познайомився. Але мене завжди приваблювала електронна музика, драм-н-бейс, етнічні мотиви. І подумав — чому б не спробувати змішати два жанри: рок-музику і електронщину? А потім ми зустрілися зі Скаєм і зробили ось такий проект у двох жанрах: нью-ейдж, ембіент — більш спокійний, і драм-фанк — заводний і припанкований.

Александр: Ну а я начинал с панк-групп. Мне тогда панк был наиболее близок, хотя джаз и блюз мне тоже нравились. Когда я переехал из Одессы в Киев, познакомился с ребятами, которые играли что-то среднее между авангардом и джазом, и мне очень понравилась эта идея. И поэтому захотелось сделать своего рода эксперимент на стыке альтернативы и электроники.

- Рано или поздно большинство инструментальных коллективов прибегают к услугам приглашенных вокалистов, как, к примеру, та же Apocalyptica в свое время. Вы рассматриваете такую возможность?

Александр: Да, мы сейчас хотим сделать сет из нескольких композиций совместно с вокалисткой, которая работает в стилях нью-джаз, лаунж, чил-аут, эмбиент. Должна получиться интересная программа. Что касается нашего драм-н-бейса, то, наверное, сделаем какие-то речитативные моменты и вкрапления а капелла. Мы многого еще не успели, поскольку проект возник совсем недавно — в январе.

Максим: Так, одразу після різдвяних свят ми зібралися і приступили до запису.

Александр: А заявили мы о себе как о группе уже в середине февраля — выложили демо-записи, сделали пару релизов на различных тематических сайтах. Поэтому можно сказать, что в феврале началась история нашей группы.

- Как вы считаете, какой вокал лучше впишется в вашу музыку — мужской или женский?

Александр: Для каких-то лирических тем, я думаю, больше подойдет женский. А для танцевальных — мужской. Но сейчас еще рано говорить об этом. Пока я думаю так, а дальше будет видно.

Максим: Це все треба спочатку пробувати, а вже потім вирішувати.

- Тогда какой язык собираетесь использовать для вокала?

Александр: Вообще хотелось бы английский, если честно. Но в некоторых фолковых композициях более уместным может быть украинский язык.

Максим: У мене в планах є група «Камогрядеши». Можливо, найближчим часом ми з ними зробимо одну пісню. Це молода непогана група, вони теж в галузі електронної музики працюють, але більш комерційної.

- А ваша музыка разве некоммерческая?

Максим: Взагалі-то ми могли б вписатися в рамки комерційности, але справа в тому, що для цього треба заробити собі якесь ім'я і співпрацювати з продюсерськими агентствами. А так, в принципі, наша музика могла б звучати на якихось модних показах та інших фешнах і чудово б туди вписувалась.

Александр: Сейчас действительно трудно говорить об этом. Нас пока мало знают. Я прекрасно понимаю, что для того чтобы о нас узнало как можно больше людей, надо сделать несколько попсовых треков, что-то танцевальное – вроде умс-умс, добавить туда немного альтернативных дж-дж-дж...

Максим: Але дж-дж — це вже не комерція...

Александр: Почему? Смотря как сделать. Если к этому подойти с коммерческой точки зрения, то вполне может быть. В принципе, я от этого не отказываюсь. Посмотрим. Если мы действительно будем востребованы и популярны, на наши концерты будут ходить толпы народу и мы будем получать кучи денег, то тогда можно будет сказать, что да — мы  коммерческий проект. Но, с другой стороны, если наша музыка нравится и слушателям, которые привыкли к неформатным течениям, то можно сказать, что мы работаем на два лагеря. То есть мы и формат, и неформат одновременно.

- Надеетесь покорить стадионы, заполучить толпы восторженных поклонников и заработать кучу денег?

Александр: Я думаю, что каждый музыкант так или иначе стремится к этому.

Максим: Так. Набагато приємніше, коли ти заробляєш гроші тим ділом, яке тобі подобається.

- И вы собираетесь осуществить все это здесь, в Украине? Не кажется ли вам, что ваша музыка несколько не для нашего слушателя?

Александр: Дело в том, что мы планируем двигаться на запад, поскольку там музыка схожих направлений уже родилась и приобрела своих слушателей, способных ее воспринимать. У нас пока такого течения нет, как и групп, играющих похожую музыку. У нас нет ни рынка соответствующего, ни слушателей, ни потребителей. Но если вдруг так получится, что мы и здесь найдем своих слушателей, которым будет нравиться то, что мы делаем, то это будет только плюс. Я вообще такой человек, который, в принципе, воспринимает все. Может быть такой исход, может быть другой — там разберемся. Но если уж говорить честно и откровенно, то для нашей музыки я вижу именно западный рынок.

- Какой вообще представляется вам ваша аудитория?

Александр: Это совершенно разные люди: и те, кто слушает ню-метал, и те, кто любит эмбиент с драм-н-бейсом. Я разговаривал с некоторыми из наших слушателей и сделал вывод, что люди, которым нравится наша музыка, принадлежат к очень разным течениям. И чего-то конкретного о них сказать нельзя.

- В какой обстановке ваша музыка будет звучать наиболее уместно и органично?

Максим: Ось як я це бачу. Скажімо, ти прийшов додому з дівчиною. Хочеться послухати якусь легеньку музичку, під вино чи під шампанське. Вмикаєш «Faces of Nature» і прикрашаєш музикою цю романтичну обстановку. Навіть зараз, ось тут, де ми сидимо, наша музика створила б чудову атмосферу.

Александр: Или пришел с работы, хочешь расслабиться, — включил дисочек, послушал приятную расслабляющую музыку.

Максим: А хочеться підбадьоритися — так у нас є і такі треки! Ось у мене кум є, так він полюбляє зранку включити композицію «Funky Shaman», і каже, вона його так заряджає енергією, що на позитиві він виходить на балкон з ранковою кавою і сигаретою, закурює, грає ця пісня, сонечко світить — і він у найкращому настрої розпочинає свій день!

- Когда вы планируете представить свои треки на носителях?

Александр: У нас планируется EP нашего эмбиент-проекта SkyTrix Juice, который будет называться «Faces of Nature» и включать в себя четыре композиции: «Dreams», «Sea», «Wind» и «Rain». Потом мы планируем сделать полноценный альбом SkyTrix. Честно говоря, я пока не придумал для него название. Альбом будет в стиле «драм-панк» или даже «инди-драм-панк». Там будет штук 10 композиций. Я сейчас как раз общаюсь с независимым лейблом, который хочет нас издать. Мы вряд ли что-нибудь заработаем, зато получим авторские права. Это сейчас стало нормой — как только диск выходит, он сразу попадает в интернет.

Максим: Зараз вже не ті часи, щоб купувати диски. В інтернет виклали — і хай люди насолоджуються.

- А сами вы покупаете диски?

Александр: Я очень давно не покупал никаких дисков.

Максим: А я десь раз на місяць купую. Буває, гуляю по Петрівці, чую якусь музику, яка мені сподобалася, підхожу, питаю хто це грає. І часто саме так купую.

- То есть, потребляете пиратскую продукцию?

Максим: Найчастіше так. Тому що фінанси не дозволяють купити ліцензію. Але стосовно українських альтернативних команд, я все ж таки намагаюсь купувати їхні диски, а не качати. Підтримую вітчизняного виробника. А коли слухаю якісь західні команди, то я спокійнісінько собі качаю — у них і так грошей багато, а своїх треба підтримувати.

Александр: Насчет пиратства вспомнил такую историю. Прошлым летом я присутствовал на первой конференции электронной музыки, где выступал один из российских продюсеров. Он привел отличный пример того, как группа Radiohead выпустила свой альбом, выложив его в интернете для свободного скачивания. Но слушатели все равно покупали пластинку, и музыканты хорошо на этом заработали. Потом группа Nine Inch Nails поступила так же, но практически ничего на этом не заработала. Просто у Radiohead другие слушатели, ценители. Есть определенная категория людей, которые могут послушать мр3 с целью ознакомления с материалом, а потом пойти и купить этот диск для коллекции, если им понравилось. Но времена, когда люди зарабатывали на продажах дисков, уже прошли. Многие музыканты просто выкладывают свои треки в интернет для свободного скачивания, возможно, добавляя при этом, что не откажутся от какого-то добровольного денежного взноса на свой счет в качестве благодарности. Пиратство нельзя никак запретить, бороться с ним бессмысленно и бесполезно. Отрицать его тоже глупо. Поэтому есть такие варианты: либо тебе люди смогут как-то помочь финансово сами, если ты им понравился, переведя деньги на твой счет или придя на концерт, либо ты можешь расслабиться: ну выпустил ты диск, и что дальше? Особенно если ты начинающий музыкант. Как об этом диске люди узнают без интернета? Лучше уж выложить его, чтобы качали на здоровье и слушали — так куда большее количество людей его услышит. Диск — это не способ заработать денег, это промоушн для твоих концертов.

- Да, как говорится, прошли те времена, когда туры проходили в поддержку альбома. Теперь альбомы выпускаются в поддержку туров.

Александр: Точно! Есть же огромная разница между тем, что ты слушаешь дома и тем, как это звучит вживую. Иногда ведь хочется пойти именно на концерт, погрузиться в эту энергетику.

- Кого из музыкантов вы могли бы назвать по-настоящему великими?

Александр: Для меня одним из величайших является Ник Кейв. Он, конечно, страшно «чернушный», но я им восхищаюсь. Из джаза я очень люблю Чарльза Мингуса — это поколение би-бопа, 60-е, авангардное течение. Фил Коллинз для меня тоже остается  знаковым человеком. Он делал интересную музыку, пока не опопсился. А вообще вырос я на группе Roxette.

Максим: А я ріс на різній музиці. У мене в родині меломанів не було — що по теліку показували, те і слухали. Потім якось попалася мені в руки касета групи Ace of Base і я заслухався ними. Потім були Status Quo... Плюс, звісно, радянська естрада. Пам'ятаю, навіть «Руки Вверх» свого часу слухав (смеется — прим. авт.).

- А как пришло осознание того, что вы хотите связать свою жизнь с музыкой?

Максим: Я з самого дитинства співав: у дитячому садочку, у дитячому хорі, в церковному хорі. Всі казали, що виросту — буду співаком. Потім батько віддав мене в музичне училище на сопілку, а далі я пішов вже по «інструментальній частині». Потім в Київ переїхав, поступив в інститут Поплавського. Згодом оволодів ще десь 20 інструментами, окрім сопілки.

Александр: Ко мне пришло это осознание с группы Roxette, когда я смотрел что Пер Гессль делает с гитарой на сцене. В 11-м классе я купил свою первую гитару. Никакого музыкального образования не было, просто хотелось играть. Помню, слушал тогда Green Day, Offspring, Pantera... Как-то сам развивался, учился. Сейчас я стал уже мульти-инструменталистом: играю на гитаре, басу, варгане, компьютере, клавишах, немножко могу и на барабанах постучать. Всему научился сам, а со временем и на компьютере начал музыку сочинять.

- Прямо человек-оркестр какой-то! К тому же ты упоминал о том, что ты еще и поэт.

Александр: Да. Вообще началось это с трех лет. Потом это как-то проявилось в школе, потом забылось, а после поступления в университет опять вернулось. Я начал писать и стихи, и песни. Сейчас я немного это пока оставил, потому что музыка захватила меня всего, но иногда что-то записываю. Это уже стало неотъемлемой частью моей жизни. Поэзия всегда со мной.

- Тексты для ваших вокально-инструментальных композиций тоже ты писать будешь?

Александр: Не знаю, мы пока еще не задумывались над этим. Потом, уже в процессе, мы с Максом решим этот вопрос.

- Какая ваша главная музыкальная мечта?

Максим: Я хочу померти так, щоб про мене потім згадували люди і казали, що ось яка була гарна людина... Просто щоб люди говорили про мене хороші слова, щоб їм було приємно згадувати мене, щоб не дарма прожити життя.

Александр: А мне просто хочется банально играть, приносить своей музыкой людям какие-то положительные эмоции. Потому что наша музыка, в первую очередь, направлена именно на позитив. И хочется двигаться дальше. Естественно, хотелось бы, чтобы это принесло какое-то финансовое благополучие, что позволит и в дальнейшем делать хорошую музыку, улучшая ее с каждым годом, с каждым новым альбомом. Хочется добиться посредством своей музыки того, чтобы люди переживали позитивные эмоции, направить их мысли в какое-то позитивное русло. Чтобы люди радовались. Да, так и есть — позитив во всем. Даже не позитив, а пАзитифф! (смеются — прим. авт.)

Автор: Елена Полякова

Источник: music.com.ua

Рассказать друзьям
2 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.