Views Comments Previous Next Search

Xuman Records

499612
НаписалСаша Сколков29 октября 2009
499612

Подмосковный лейбл с музыкой в духе Royksopp и Сut copy


XUMAN Records – это музыкальный лейбл нового типа. На лейбле не существует никаких кабальных контрактов – договоры с артистами не подписываются вообще, а все отношения базируются на дружбе и схожих взглядах на музыку. Но главное – здесь записывают и выпускают новую поп-музыку, красивую и умную, в духе Royksopp или Сut Copy.

Основной козырь лейбла – группа Xuman. За последний месяц она, кажется, побила по количеству упоминаний в западных блогах трио Tesla Boy. То ли еще будет: в ноябре XUMAN Records готовят официальную компиляцию из 11 треков.

Саша Xuman и Никита Eclier – главные люди в Xuman Records, с ними мы поговорили об идеологии лейбла, обособленности от московского образа жизни и о том, как побороть отечественный «шоу-биз».

Xuman Records. Изображение № 1.  

Сколько времени уже вы в таком формате существуете?

Саша: Вот совсем недавно исполнилось три года первому релизу нашего лейбла. Но эту историю мы пытаемся опускать. Это была танцевальная музыка, но ориентированная на мейнстрим. У нас было порядка десяти релизов. 

     

Вы довольно далеко от Москвы живете...

Саша: Объясню немного географическую ситуацию. Мы живем в Орлово, это деревня, которая находится в 30 километрах от Москвы. И там есть два дома. В одном - студия, где мы пишемся, в другом я живу, вот и вся география.

 

Вы осознанно обособились?

Саша: Да, конечно. Если мы захотим студию в центре Москвы, то это без проблем можно устроить. Все возможно. Но у нас было бы столько народу, что просто вешайся - о каком-то порядке или тем более уединении говорить просто не было бы смысла.

Никита: Это максимально приятный и правильный вариант.

Саша: При этом, в любой момент можно в лес пойти погулять или за тридцать минут до Москвы доехать.

     

А вы знаете, что Proxy тоже уединился и живет далеко от центра Москвы, аж в Орехово-Зуево?

Никита: Да, у него долгая история с этим связанна. Вообще, история с географическим положением выстраивается в некую закономерность. Возможно, в этом и заложена причина успеха. Здесь, в удалении от Москвы, можно спокойно работать, здесь нет никаких отвлекающих факторов.

    

Правда, что вы взяли трэк On-The-Go на свою компилляцию? Мы вот недавно послушали их живьем и не так уж сильно они порадовали.

Саша: Мы не слышали их живьем, но на записи On-The-Go хорошо звучат. Мы с ними "проджемовали" почти весь день. Очень круто было. Местами мне нечего было и спеть - вокалист On-the-Go меня уделал. Юра отлично поет.

Получилось, что они написали нам на майспейс, потом мы встретились и затусили. Они приехали, говорят: «Мы команда On-the-Go, послушайте нашу музыку». Я раньше слушал какие-то их трэки на майспейсе, но как-то не очень приглянулись они мне. А потом поставил их диск в машину и два раза по кругу прослушал. И понял, что это круто, они точно наш формат. Да и по духу нам близки.

    

Xuman Records. Изображение № 2.

То есть люди с близкими вам ориентирами могут стать частью Xuman Records?
 

Саша: Да, само собой. Мы с Никитой разговаривали недавно по поводу критериев, по которым мы можем выбрать артистов для Xuman Records. Суть в том, что в первую очередь эти критерии сугубо человеческие.

Никита: Это сложно объяснить. Сюда подходит такое понятие, как «кайфовый», вот, например, Idle Conversation оказались приятными и близкими по духу, то есть «кайфовыми».  А это значит, что можно начинать делать дела вместе.

Саша: Есть абсолютно противоположный тип людей, с которыми тяжело работать. Они может и пишут очень хорошую музыку, но с ними так сложно общаться, что лучше вообще не контактировать. А какой смысл пытаться что-то сверхъестественное сделать, если не идет само собой?

Никита: Мы не просто лейбл, у которого холодный расчет: вот есть музыкант, мы оценили его музыку, она нам подходит и мы в нее не лезем. С одной стороны можно сказать, что мы наглый лейбл, который лезет в музыку артиста, но с другой стороны, если артист этому не сопротивляется, то мы образуем с ним некий конгломерат, сообщество. Из такого сотрудничества рождается что-то действительно сильное

Саша: Но есть пример с On-The-Go. Мы оставим их альбом таким, какой он есть, потому что там сделано очень много. Было бы кощунством пытаться там что-то менять. Ну зачем? Для нас самое важное — это человеческие отношения. Мы хотим с ними работать и следующий их диск будет, конечно, на нашем лейбле, с нашим продюсированием. Договоренности уже имеются.


А вы вообще подписываете какие-то контракты, как оформляете отношения с группами?

Саша: С самыми близкими ничего, естественно, не подписываем. Вообще Xuman Records — это настоящая семья. В наших реалиях, где все подставляют друг друга, у нас есть люди, на которых можно опереться: все построено на настоящей дружбе и доверии.

А вы знаете историю про Тони Уилсона? Помните, что с ним стало? Он все делал для своих артистов, не заключал с ними договоров и в итоге у него не осталось ни пени. 

Саша: Там ситуация сильно отличалась от нашей. Он же не был продюсером в полном смысле слова. Он был промоутером, то есть продакшн и промоутирование — немного разные вещи все же. Мы сами прописываем все трэки, весь продакшн делаем. То есть никто никого не сможет кинуть, потому что все друг на друге завязаны. Артисты — они тоже часть семьи.

     

То есть вы выступаете как продюсерский центр?

Никита: Ну это не совсем правильно звучит. Вот что такое лейбл вообще? Лейбл — это  некий институт, который обладает каналами дистрибьюции, промо-каналами и дружит с букинг-агентами.

Саша: Мы - лейбл-cообщество, лейбл с идеологией, лейбл, который создает свою субкультуру в общей культурной прослойке. Мы делаем абсолютно свою тему за счет коллабораций, но очень плотных. Например, нам написали On-The-go, мы не можем им ответить сразу: "Да, ок, мы выпустим ваш альбом, потому что вы подходите нам по формату". Нет! С нами такое не прокатит. Мы должны сначала встретиться, пообщаться. Поджемить. Без этого никак. Нужно понять, что в головах у артистов, какой там у них таракан сидит. Может у них там совсем пусто и крутая запись у них случайно вышла. Нам важно понять «Тру» они или нет. Историю происхождения всех их идей, отношение к миру, к музыке, к искусству, к кино и так далее.

     

А кто еще их современных русских артистов вам близок кроме группы On-The-Go? 

Саша: Bajinda Behind The Enemy Lines нам близки, хоть и не настолько, как On-The-Go.

      

В чем же этот критерий отбора?

Саша: Это скорее психологический критерий. On-the-go они более «listner-friendly», чем Баджинда, более понятные слушателю, а Баджинда они все же немного агрессивные. Хотя, в принципе, они тоже крутые. Но мы толком не общались с ними пока. Мы подписали один трэк на компиляцию. А что будет дальше, пока неясно. 

       

Вот ты говоришь, что On-The-Go переделывать практически не нужно, а Баджинду?

Саша: С Баджиндой совсем другая история. У них звук оставляет желать лучшего. Они прислали нам сведенный уже трэк на компиляцию, мы просили разведенку, но у них не было. Трэк, записанный еще в 2005 году, и нам стоило очень больших усилий, чтобы сделать его звучание подходящим для диска, чтобы он вписывался в общий контекст. У них проблема в том, что нет разведенок, и для того, чтобы сделать качественный звук, им придется заново все записывать. Но Баджинда — клевые чуваки, тут вопросов нет.

Xuman Records. Изображение № 3.

Мне кажется, что просто слушая музыку условного артиста можно в какой-то мере определить, что у человека в голове, какую музыку он любит. 

Саша: Ох. Вот это совсем не так. Мы уже один раз попались на этом.

Никита: Дело такое: есть один парень, называется Upstation. Прислал он френд-реквест или просто написал нам что-то на майспейс, не послушав даже, что за лейбл. Увидел просто на Look At Me статью про нас в блоге Idle Conversation. Я захожу: «О! Прикольная музыка». Что-то а-ля восьмидесятые, новая волна, New Order, Duran Duran, бла-бла-бла.

Саша: В общем, все у него в порядке с вокалом, пережато было немного только. Это достаточно субъективный подход, но, в принципе, уровень достойный.

Никита: Мы всегда сквозь пальцы смотрим на такие вещи. Если сравнить с тем, что обычно приходится слушать, когда на майспейсе написано «Москва. Россия» - тут оказалось просто шикарно. 


Саша: В сравнении с остальными отечественными группами, это был контраст серьезный.

Никита: Мы с Саней послушали и решили: «Давай возьмем на компиляцию трэк один. Выбрали сначала один трэк, потом другой. И вот уже работа над диском подходит к концу, мы созваниваемся. И оказывается...

Саша: На самом деле вообще фигня какая-то получилась. Я звоню ему, чтобы сказать «Чувак, у тебя трэк пердит». Он был реально перегружен. Лимитор, максимайзер — все на максимуме. Я ему обо всем этом говорю, прошу чтобы он прислал нам разведенную версию трэка, а мы сделали там нормальный звук. Он начал гнать, мол мы ничего не понимаем. Говорит: «Послушайте Cut Copy, послушайте «Ройкшопп». Я повесил трубку, и мы решили убрать этот трэк из компиляции. Все! Сказал «Ройкшоп» — значит не наш парень, это было принципиально.

     

А вот вы говорите об идеологии, можете сформулировать идеологию Xuman Records?

Саша: Что такое XR в плане идеологии музыкальной? В первую очередь мы занимаемся некоммерческой музыкой. Мы занимаемся современной поп-музыкой. Но она не граничит с пошлостью, она, что называется, listener-friendly.

Никита: Вообще у нас есть сформулированный слоган: «Listner-Friendly, But Not Cliche Music».

Саша: Хотя для того, чтобы все правильно понять, нужно просто послушать компиляцию. От первого трэка до одиннадцатого.

 

Xuman Records. Изображение № 4.

 

Никита: Мы постоянно спорим друг с другом на счет того, что может попасть к нам на лейбл. Ограничиваем ли мы себя какими-то музыкальными направлениями? Вот сегодня мы ехали в машине и думали, можем мы выпустить IDM или нет. Ну нет, IDM бы мы не выпустили, потому что это не listner-friendly. А если бы вдруг попалась такая история с listner-friendly IDM, ну тогда да, тогда бы мы выпустили. Это музыкальная концепция, даже не концепция, а скорее идеология. А по поводу остального просто не хочется сор из избы выносить. Если вам все нравится, то приезжайте к нам в студию, мы всем рады.

     

Вы вдвоем в этом вашем легендарном доме и живете?

Саша: Нет, нас там очень много. Мы с Никитой лэйбл-менеджеры. Я отвечаю больше за музыку, а Никита за лицо, за всю тусовку. И мы рука об руку в этом деле.

Никита: Еще Корней (проект Kapus – прим. ред.) с нами там живет, он звукорежиссер. Постоянно обитает группа STI, еще периодически приезжает группа Camel In Space. И просто приходят люди разные. То есть получается, что у нас всегда тусуется человек пять минимум. Мы там всегда: проект Xuman и The O, а вот о том, что такое Slideshow Park, мы пока рассказывать не будем, на него у нас отдельные планы.


Xuman Records. Изображение № 5.

  

Расскажите, чем вы до XR занимались? 

Саша: Я диджействовал, продюсировал разную "пуцку". Пуцкой мы называем дурацкую танцевальную музыку. У нас есть еще одно понятие - «тупка» Оно где-то рядом с "пуцкой" находится. Это совсем дурацкая "пуцка". В общем, хаус писал.

    

Тебе не стыдно теперь за те трэки, которые ты раньше делал? 

Саша: Совсем нет. Ни капельки не стыдно. Я вообще не понимаю музыкантов, которым стыдно за то, что они делают. Ну, было дело, что тут такого.

    

А для кого именно ты делал? 

Саша: Я вот сейчас просто перебираю имена в голове, не хочется их говорить. Сейчас скажу, а потом узнает кто-нибудь и "бо-бо" будет. Это большие имена, все известные люди. В среде мейнстримовой электроники самые известные, наверное.

  

А у тебя, Никита, история с проектом Eclier продолжается?

Никита: Да, этот проект еще живет, но не в рамках XR. Eclier подписан на Boxon Records. Мне по контракту нужно еще отработать там три кабалистических года. На самом деле, у нас нормальные отношения, но видение музыки расходится. Лейбл позиционируется, как нечто в среде club-music, живет во Франции и на него слишком сильно влияет Ed Banger. Boxon Records сейчас — это яркий представитель того говна, которое на Битпорте сейчас валяется в разделе indie-dance на первом месте. Когда-то я вдохновлялся Daft Punk, но подумал, что круто бы сюда еще какую-нибудь корявость добавить, ошибок и всего такого. Нашел Boxon Records, увидел, что они молодые, там пока мало релизов, перспективные, подумал. Написал Жульену (Жульен Мине - глава Boxon Records - прим. ред.) на майспейс, он мне сразу же предложил выпускаться и все поехало. Через какое-то время я съездил на гастроли и понял, что это как-то не по мне, не моя история. Слишком много кокаина и алкоголя в этом.

  

Xuman Records. Изображение № 6.

Ну так в любой клубной музыке есть кокаин и алкоголь.

Саша: Поэтому мы больше тяготеем к концертному варианту, а не к клубному. К фестивалям.

Никита: То есть когда человек приходит на музыку, а не просто потусоваться. Но тем не менее проект Эклер продолжает существовать. Недавно я отобрал все демки, которые у меня завалялись, из них я буду делать свои новые релизы. Но гастролей, думаю, не будет -  я когда гастролировал, немного разочаровался во всем этом деле, увидел, что там то же самое, что и у нас происходит. Тут гопники хуас в машине слушают, а у них то же самое, только электро-хаус. Различие в том, что у наших три полоски на рукаве, а у тех кепка с веселым принтом и прямым козырьком.

    

А какая аудитория на сто процентов ваша ?

Саша: Ну я не испытываю негатива ни к кому. Наша публика — это, что в английском называется, worldwide. А в идеале — это те люди, которые способны впитать в себя новую музыку. Это понятно какие люди, эта аудитория так или иначе смежная с аудиторией Look At Me и посещающая вечеринки Idle Conversation. Но это если говорить о целевой аудитории, а так мы открыты для всех, у нас же listeners-friendly music.

Никита: Мы стараемся делать музыку, отталкиваясь не от модности, а от всяких гармонических решений, чтобы и на фортепиано нормально игралось. Просто если задуматься, оболочка — довольно поверхностная вещь. Сегодня так, завтра так. А если есть ядро, то и через много лет эта музыка будет интересна. Вот поэтому мы и стараемся по такому принципу работать.

Саша: На мой взгляд в этом направлении у нас есть уже определенные успехи: уже есть положительные отзывы от старшего поколения музыкантов, которым совершенно безразличен этот новый саунд. Вот от Кушнира, например. Много от кого, от Макаревича еще.

    Xuman Records. Изображение № 7.

Вы ориентируетесь больше на отечественный рынок? 

Саша: Нет. Ни на какой конкретно не ориентируемся. Мы сейчас делаем чистой воды эксперимент.

  

А если вот завтра какой-нибудь большой лейбл, например, Gala Records предложит группе The O контракт? 

Саша: Ничего не произойдет. Мы же от обратного идем. Мы можем совместно продумать, например, дистрибьюцию или гастроли. А на остальное мы не согласны. Мы стремимся к сотрудничеству с максимальным количеством тусовок, с небольшими сообществами. Даже не с максимальным количеством, а с максимально качественными тусовками. Этот фактор большее значение имеет. XR неделимая вещь: если один артист выстреливает, а остальные нет, то они все равно выйдут вверх за счет первого артиста. Это настоящий симбиоз.


    

У вас есть в старшем поколении люди, которые могли бы вам задать планку, на кого вы ориентируетесь?

Саша: В России точно нет. Есть в мире, причем скорее не примеры для подражания, а примеры хорошего продакшна и хорошей музыки, но которую мы могли бы в чем-то ориентироваться. Вот те же Royksopp, например. Да много их: The Beatles, The Doors, Depeche Mode, даже Justice в какой-то мере. А в России только Кино, наверное. Кино респект.


А что по поводу нашей эстрады, которая тут все заполонила, вам найдется место под солнцем?

Никита: Сейчас вообще что стремно? Все работает по определенным клише и схемам. Музыка пишется по определенным шаблонам, чтобы она хорошо продавалась. Вот пример хороший, совсем недавно дело было: мы сидели где-то в офисе, и там по радио Рианна пела, сопливая какая-то штука играла, а до этого мы рассуждали как раз на тему friendly-idm и всего такого. Я сижу и понимаю, что вот listeners-friendly музыка, качественная, хорошо спетая. Чем не XR? Но в то же время ведь определенно не XR, а потом врубаюсь - трэк сделан, как пятьдесят подобных. То есть кто-то давно сделал это, как нечто новое, от чистого сердца, а потом фишка сработала.

Саша: Да, и пятьдесят тысяч копирок сделали из этого трэка не музыку, а Кока-Колу.

Никита: Средство для того, чтобы четырнадцатилетние девочки плакали из-за того, что их бросили мальчики. И это легко продать.

Саша: Тут гармония до-минор, за ней следует ля-можор. И так все по стандартной схеме. С такими барабанами, с такой подачей вокала.

Никита: Наработанный штамп - это некая окаменелость. В этом не чувствуется движения вперед, не чувствуется жизни, какой-то правдивости.

Саша: И вот эта самая окаменелость забралась на самую вершину кинематографа, музыки и других культурных сфер. Она забралась, превратилась в "шоу-биз" и ее не сдвинешь никак. Так кажется с первого взгляда. Для того, чтобы сдвинуть вот эту хрень каменную, нужно, чтобы много разного народа с разными идеями, концепциями подошли и подтолкнули все это дело. И тогда можно все поменять. Чтобы все разом: небольшие команды, небольшие тусовки, объединения и сообщества, — надавили в одном направлении и тогда все получится. Я не говорю про революцию, такого не будет. Но так или иначе, двигать эту глыбу мы начинаем уже сейчас. Просто за всей нашей современной отечественной музыкой стоит большой бизнес, и ему нужно быть уверенным в том, что он получит выгоду. Но я надеюсь, в будущем маленькие сообщества будут рулить.

ПРЕЗЕНТАЦИЯ КОМПИЛЯЦИИ XUMAN RECORDS: TALES 18/12/09 Клуб "Солянка"

Артисты XUMAN Records:

Рассказать друзьям
49 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.