Views Comments Previous Next Search

Интервью с Алиной Орловой

3912250
НаписалСаша Сколков11 января 2010
3912250

После достаточно долгого периода певица из Литвы Алина Орлова вернулась к гастролям и выступлениям со свежим материалом и планами на новый альбом. После ее рождественского концерта в клубе «Икра» нам удалось встретиться с ней, чтобы поговорить о необходимости получения высшего образования, церковных праздниках, ее увлечении изобразительным искусством и, конечно, новой пластинке.

      

Интервью с Алиной Орловой. Изображение № 1.

      

Концерты в Питере и Москве были похожи на своеобразный мини-тур перед выходом альбома. Это так и задумывалось?

Нет, это были обычные концерты — я просто очень давно не выступала, но для нас это как тур: пишем альбом, особо никуда не ездили в последнее время. Появились новые песни, те, которые я могу исполнить одна — сегодня же был сольный концерт, без группы, но мы готовим и новую большую программу с музыкантами.

На новом альбоме в записи принимают участие те же музыканты, с которыми ты играла раньше, или состав поменялся?

Все немного поменяется, хотя и фортепиано, и скрипочка останутся на своих местах. Новый материал я записала уже давно, осталось только доделать все на студии. Выход альбома планируем где-то на март.

Расскажи подробнее про новый альбом.

Я сама не ищу ничего. Конечно, получается, много нового, но оно само как-то выходит. Я мало что обдумываю, не ищу специально нового звука, все происходит само-собой, так как меняюсь я сама, да и само время меняется. И звук становится другой. Когда пластинка выйдет, это можно будет почувствовать.

Аранжировки вы придумываете вместе с музыкантами или это полностью твои идеи?

Обычно, когда мы репетируем материал с группой, все происходит само-собой, я ничего не диктую. Группы как таковой нет: ребята, с которыми я выступала — это были сессионные музыканты, собранные изначально под запись альбома. Мы хотели определенного звука, и подбирали конкретных музыкантов. И когда мы стали гастролировать с альбомом, все сблизились, стали как группа. Для нового альбома я поступаю также — подыскиваю определенных музыкантов под определенное звучание. Но станем мы настоящей группой или нет, покажет время.

Тебе нравится ощущение, что это рождественский концерт, какая-то особенная история?

Конечно, мне нравится идея концерта в Рождество. Вообще, я католичка, у нас Рождественские праздники уже прошли, но, конечно, приятно подарить ощущение праздника другим людям. Не скажу, что я религиозна — сегодня, наверное, верующий человек ходит в церковь, постится, придерживается каких-то обязательств — я ничего такого не делаю. Но, конечно, какое-то особенное праздничное чувство у меня есть. Рождество в детстве было одним из самых любимых праздников, самых красивых. Такая загадка, такая мистика: всю ночь не спишь, ждешь какого-то чуда! А канун Рождества — Сочельник — семейный праздник, когда за столом собираются все родственники: на столе двенадцать блюд, мяса нет, много рыбы.

    

    

Сегодня на концерте один из каверов, который ты исполняла, был на духовный стих. Расскажи, что это за песня, и почему ты ее выбрала.

Я не стараюсь таким образом обосновывать свой выбор исполняемых песен. Вот есть такой фолк-музыкант Митя Кузнецов, у него есть хорошая песня, которая мне приглянулась, называется «Голуби» — и текст, и мелодия мне очень понравились. Я эту песню часто играла, потом забыла, потом снова вспомнила. Ну, это просто, ни с чем не связано.

Публика на концерте очень просила «Летели Облака». Расскажи, почему ты не стала ее исполнять, устала от нее как от хита?

Нет, я не устала от нее, просто я сказала, что больше ее не играю, хотя ее всегда просят. Да не хочу я ее больше играть! Есть песни, которые старые, но их играть хочется. Конечно, все вместе складывается, именно потому, что ее так хотят, поэтому не хочется исполнять — прошло ее время.

Расскажи, что происходило с тобой за последний год?

Ну, мы записывали альбом. Лето вышло вполне себе веселым: были фестивали, интересные места — мы много ездили. Были в Лондоне, в Сургуте были (смеется). Я переехала из Вильнюса в Каунас. На этот год я смотрю как на год творческий. Мне кажется, что 2010 будет хорошим, интереснее, чем 2009: хотелось чего-то нового, но новое не приходило или приходило не тогда, когда его ждешь. Пришлось отказаться от частых концертов, чтобы заняться альбомом. Конечно, это было чуть болезненно, но я очень рада, что все позади. Было страшно, что поставлена планка, ей нужно соответствовать, тебя ждут, нужно выдавать новый материал. Конечно, это давит на тебя — ты должен что-то делать, и делать не хуже, чем раньше.

    

Интервью с Алиной Орловой. Изображение № 2.

     

Расскажи, как ты поездила по миру? Тебя знают в Прибалтике и СНГ, а в этом году удалось поездить по Европе.

По миру? Я вообще очень все быстро забываю, что со мной происходит. Ну, мы были в Англии, были в Ирландии, во Франции, в России не очень много были где. Я миром это не могу назвать — это же не считается, что я там особо далеко ездила. На концертах всегда хочется играть перед местной публикой. По факту — приходит все равно, конечно, много литовцев и русскоязычной публики. В Европе были небольшие клубные концерты. Меня точно об этом спрашивать бесполезно (смеется). Из прессы самое значимое в лондонском «Тайм Ауте» хорошо написали. Но в Англии очень много всего происходит, не думаю, что им очень интересно то, чем я занимаюсь. Думаю, даже во Франции я более интересна людям. Места, в которых мы играли, очень неплохие, да. Ну, в общем, все нормально было (смеется).

Публика тебя очень тепло принимает, но ты ее стесняешься. Есть некая интимность в твоих выступлениях — ты говоришь что-то или делаешь какой-то жест, на который хочется похлопать, но весь зал буквально сдерживается, очень деликатно к тебе относится. Ты продолжаешь смущаться во время выступлений и говорить о том, что ты, конечно, очень рада, что столько народу пришло сегодня, хоть тебе и не понятно, зачем все пришли, но очень приятно. Почему так?

Ну, я об этом как раз сегодня говорила. Я играю уже давно, но каждый раз меня удивляет, что люди приходят, я не могу понять, почему им интересно то, что я делаю. Мне кажется, это вообще не совсем мое — люди, публика. Это хорошо, что они пришли, внутри я радуюсь, конечно. Я не знаю, как это происходит у других артистов, и я не могу себя до сих пор назвать ни артисткой, ни певицей — язык не поворачивается.

      


       

Когда мы общались с тобой около года назад, у тебя была идея поступать в художественный институт, были муки, что нужно получать высшее образование. Как с этим обстоит сейчас дело, что надумала?

Да ничего особенного я не надумала (смеется). До сих пор кажется, что надо что-то делать: не то, что высшее, не то, что образование, я боюсь, что сама система образования мне не понравится. И то, что ты обязан что-то делать — мне не нравится, но, думаю, это нужно. Не знаю, куда поступать, например, я хочу научиться рисовать, для себя, ну научусь когда-нибудь, наверное. В Литве не хочу учиться, надо учиться где-то еще.

Твои иллюстрации были приложением к первому альбому, а еще в этом году ты проиллюстрировала обложку книги.

Да, я проиллюстрировала обложку романа Эмиля Ажара, «Вся жизнь впереди», кажется, так называется. Это очень хороший писатель, он родился в Вильнюсе, потом рано эмигрировал во Францию, литовский еврей. Я обрадовалась предложению, но именно поэтому было очень сложно работать — потому что мне очень нравится этот писатель. Мне всегда сложно делать то, что нравится, на заказ. Когда что-то надо делать — очень трудно психологически. Я не стесняюсь того, что я не профессионал, знаю, что нужно делать так, как умеешь, как получается, тогда все будет как надо, хорошо. Просто трудно себя заставить делать что-то на заказ.

Ты продолжаешь рисовать? Думаешь сделать какую-то выставку?

Ну продолжаю, да... Думаю, пока рано что-то выставлять. Много работы предстоит, надо же как-то красиво это все преподнести.

Скажи напоследок, чего ты ждешь от наступившего года?

Я надеюсь, что этот год будет интересный. Самое важное, чтобы всегда было интересно и неожиданно. Необязательно, чтобы все было особо хорошо, вот если ничего не происходит — это плохо. Мне кажется, что-то особенное должно вокруг меня должно начать складываться, потому, как давно уже ничего не происходило существенного.

А читателям хочу пожелать, чтобы у всех в этом году происходило что-то новое, над чем можно было бы задуматься.

        

Интервью с Алиной Орловой. Изображение № 3.

      

Интервью: Маргарита Саяпина; Фотографии: Валера Белобеев

Рассказать друзьям
39 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.