Views Comments Previous Next Search

Manicure

13760
НаписалПавел Ермаков8 апреля 2010
13760

3 апреля в Рязани с концертом в клубе "Дом Культуры" выступила группа Manicure. После выступления ребята любезно ответили на наши вопросы.

Manicure. Изображение № 1.


Авторы: Объединение ИNАR ТИШNНА 

Время: 22-00 3 апреля 2010

Место: Рязань, клуб "Дом культуры"


Спасибо вам за выступление

И вам большое спасибо

Какие музыкальные ориентиры у вас были, когда вы начинали играть?

Женя: У нас все слушают разную музыку. Я вот Gary Numan слушаю, он как раз у вас в клубе играл из колонок.

Полина: Я помню, когда мы познакомились с Женей, это был молодой человек приятный во всех отношениях, но музыкальные вкусы у него были ужасные. Он играл музыку, в которой не было не мелодии, не слов. Там нужно было сидеть и делать какие-то странные звуки (Dark ambient — подсказывает Женя) на компьютере. А я мечтала играть пост-рок и какой-нибудь ню-метал или что-то вроде: At The Drive In, Sparta или наподобие Archive, Mogwai. У Ани были Craig David, Erykah Badu. Про Жору мы ничего не знаем, поскольку мы его нашли в капусте.

Постоянно, какие-то разные версии насчет Жоры. Как все-таки его нашли?

Женя: Просто у нас не было басиста. 

Жора (смеясь): Я поскользнулся и упал на ребят.

Женя: Да, как с неба свалился. Полина спросила у своей подруги в интернете (она спрашивала у всех подряд, есть ли у вас какой знакомый, играющий на бас-гитаре). И одна подруга сказала: «Есть». Мы встретились с Жорой, познакомились...

Полина: Мы были очарованы его майкой и даже не стали прослушивать. Майка с какими-то пакетиками была.

Сама идея творить пришла после того как не смогли найти свое мироощущение в другой музыке? 

Полина: Можно и так сказать.

Женя: Я с детства мечтал о собственной группе; вот не так давно мне повезло.

Аня:  А я вообще не мечтала, но ребята попросили придти на репетицию и поиграть. Вот так все и пошло.

У вас большой опыт игры на инструментах?

Женя: Когда мы только собрались на гитаре я практически играть не умел.

Полина: Я тоже.

Аня: Я играла в школе джаз на барабанах, и после этого было очень сложно переключить голову на современную музыку. 

Полина: Женя начинал писать песни на басу, потом эти басовые рифы стали гитарными, так и научился на гитаре играть. Я тоже сначала играла на бас-гитаре, но мне это опротивело на каком-то этапе, и я стала играть на гитаре тоже практически с нуля.

Жень, у тебя видна любовь к архаичным синтезаторам.

Женя: У меня один синтезатор совсем старый. Остальные пытаюсь собирать.

Полина: Мы скинулись с нашими друзьями и подарили синтезатор Жене на день рождения. 

Женя: Альбом мы писали на одном синтезаторе, а сейчас их уже несколько. Мы с ними как раз возимся, с драм-машиной.

 Manicure. Изображение № 2.

У вас плотный концертный график? 

Женя: У нас по-разному всегда; на этой неделе несколько концертов. Мы очень долго не играли, физически не могли ездить, куда нас звали.

Жора: До последнего времени мы были сосредоточены на записях новых песен, не хотелось тратить ни времени, ни сил на живые выступления.

Есть ли отличия выступлений в провинции от московских?

Аня: Очень отличаются.

Женя: Тяжело судить; не так было много немосковских концертов. Мне кажется, в Москве люди поспокойнее принимают.

Полина: Последние два концерта были не в Москве — это были очень приятные выступления. 

Manicure. Изображение № 3.

Дружите с кем-нибудь из российских музыкантов?

Полина: Мы со всеми дружим.

Женя: Мы дружим с Motorama; с Антоном Севидовым очень долго дружим. 

Полина: С Володей Комаровым, с Алексом Кельманом. Дружим со всеми, кто дружит с нами.

Аня: И даже часто дружим, а с нами не дружат.

Существует какая-то конкуренция между музыкантами?

Женя: Мне кажется, нет.

Аня: А я думаю, да. Основная проблема в разобщенности; в Москве каждый сам за себя. Все говорят про сплоченность, что необходимо создавать сцену. А на деле все достаточно по-снобски. Это правда. 

Полина: Москва не сразу строилась...

Музыка по своей природе интернациональна?

Аня: Мне всегда казалось, что язык — это какая-то формальность. Музыка, все-таки, главное.

Женя: Да, наверное, да. Бывают, конечно, исключения; я, например, не могу музыку на испанском слушать.

Полина: Я не могу на французском.

Женя: А мне как раз нравится — особенно, когда девушки поют.

Жора: Я на немецком люблю. В общем, каждому свое.

Есть желание выступать на зарубежных фестивалях?

Женя: Я бы хотел проехаться по фестивалям. Но уехать за рубеж мы не стремимся.

Полина: Если позовут — мы поедем с удовольствием. Был момент, когда я хотела разослать по фестивалям ссылки на нашу музыку на myspace, а на страницах промоутеров написано, что если вы «European Union», то приезжайте, а в ином случае никто не будет заморачиваться с визами. Тем более, что билет из одной европейской столицы в другую стоит копейки, а из Москвы гораздо дороже.

Manicure. Изображение № 4.

Как вы относитесь к бесплатной музыке?

Женя: С пониманием. Наша музыка вполне неплохо продается, насколько это сейчас возможно.

Аня: Это современность. Зачем против нее бороться. Проблема в том, что у нас нет сцены, кто-то должен ее прокладывать — наладить систему.

А сами предпочитаете легально приобретать музыку или качать из интернета?

Полина: Честно говоря, я вообще не умею пользоваться торрентами. Мне проще пойти и купить диск.

Женя: Я не покупаю CD, потому что постоянно их теряю. В последнее время — скачиваю, если очень понравится — покупаю пластинки. А если скачать: на NME можно найти что-то, на Look At Me — появляется интересное. 

Жора: Я с i_am_rare много качаю. 

Как скоро планируете выпустить второй альбом?

Женя: Мы очень надеемся, что осенью. В скором времени хотелось бы выпустить сингл.

Полина: Для него уже записано пять песен.

Чем вы любите заниматься в свободное от музыки время?

Жора: Я люблю гулять. 

Аня: Я рисую по работе и для себя, еще с детьми занимаюсь

Женя: А я отдыхать; очень круто, когда ничего не делаешь.

Полина: Порепетировать или поиграть, потому что в остальное время ничего не делаю. Еще с ребенком играю. 

Manicure. Изображение № 5.

Какие клубы посещаете? 

Жора: Зависит скорее не от клуба, а от концерта.

Аня: В Солянку ходим, что уж тут говорить.

Жора: 16 тонн, Кризис жанра

Женя: Меня в Кризис жанра вообще не пускают... Перепутали с каким-то маньяком, который кого-то избил.

Кинематограф – это про вас?

Жора: Первый раз спросили про кино. Я вот хожу в основном на старые фильмы. Люблю советский кинематограф 60-х годов, который сделан под французскую новую волну.

Женя: Кино я люблю, но уже давно не удавалось сходить на что-нибудь. Когда учился в университете, пересмотрел кучу псевдоинтеллектуального дерьма. 

Полина: Последний раз я ходила на «Воображариум доктора Парнаса» — мне очень понравилось.

Женя: Кстати, забавная история. Был концерт Depeche Mode в Москве — мы нашли только один билет. Я пошел на Depeche Mode, а они в кино. 

Аня: Меня очень поразил «Предел контроля» Джармуша.

Что вы предпочитаете из публицистики?

Женя: Мне очень нравится читать колонки главного редактора Esquire.

Жора: Афиша — один из самых интересных российских журналов, которые можно почитать.

Остается время на чтение литературы?

Аня: Абсолютно нет.

Жора: Последнее что я прочитал — это Льва Копелева. Интересная книга про российскую действительность. Еще очень нравится Шпаликов.

Женя: Я люблю Филлипа К. Дика. Ницше пробовал читать, но не пошло.

Вы социально активные люди?

Полина: Я активный гражданин — недавно ходила на митинг, хожу на выборы. У нас в Москве очень сложно с этим, не осталось ни одной площади, где можно провести митинг. Недавно ходила на митинг, который организовал Архнадзор на тему прекращения московской застройки. А вообще, это сейчас никому не нужно. 

Жора: Я тоже негативно отношусь к нынешней власти. Но дело в том, что нет никакой вменяемой оппозиции — одни радикалы, нет человека способного сплотить тех, кто против. Взять, к примеру, КПРФ, которые до сих пор носятся со Сталиным, любой же вменяемый человек должен поставить на нем крест, отказаться от этого наследия. Сам факт того, что либералов представляет такой человек, как Жириновский, о многом говорит.

Полина: Представьте себе, что сейчас выходит народ на улицы и происходит захват власти, что дальше? Кого вы видите? На самом деле  — это не простой вопрос. 

Женя: Если появится кто-то действительно достойный, то наверху испугаются. Возможно, это система такая, не дает никому пролезть наверх.

Недавно в Москве произошел теракт, после этого не страшно жить?

Женя: Страшно.

Полина: В 9:00 утра мы были в этот день на киевском вокзале, приехали из Киева. Было неприятно находиться на Киевском вокзале —  встретили всего одного милиционера, который прогуливался и курил. Единственные оперативные меры — это перекрытие трасс для доставки помощи и официальных лиц к месту трагедии.

То есть стабильность 00-х резко рухнула?  

Женя: Не было этой стабильности. Просто все мы немного подрасслабились, подзабыли...

Manicure. Изображение № 6.

Беседу вели: Павел ЕрмаковИлья Лицентов и Наталья Шафранова

Полную аудио версию интервью вы можете прослушать тут

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.