Views Comments Previous Next Search

Школа музыкальной журналистики: Resident Advisor

205169
НаписалСаша Сколков16 апреля 2010
205169

Редактор сайта Resident Advisor, Тодд Бёрнс, рассказал «Знакам» о самой глупой и бессмысленной вещи, которая только может случиться с редакцией, смешанном контенте, изменениях в электронной музыке «нулевых», и о жанре интервью, как о самом действенном способе рассказать правду о музыке.

   

Школа музыкальной журналистики: Resident Advisor. Изображение № 1.

  

 Resident Advisor был одним из первых интернет-медиа о музыке. Как по-вашему, почему вам в числе немногих профильных онлайн-изданий, которые начинались, как любительская инициатива, удалось выстоять и развиться в глобальный ресурс?

— Да, Resident Advisor был запущен еще в 2001 году. На самом деле я работаю на сайте не с самого первого дня его существования, так что об идеях и мыслях, которыми руководствовались создатели ресурса, ничего не скажу. Но очевидно следующее: Resident Advisor все это время стремился к тому, чтобы стать самым передовым и авторитетным медиа для любителей электронной музыки. Причем, всего мира. Именно для этих людей мы рецензируем пластинки музыкантов из десятков стран, делаем обстоятельные интервью и статьи, ведем базу профайлов артистов, размещаем листинги мировых музыкальных событий, ну и так далее. Причем, стараемся везде успеть при помощи минимальных ресурсов — в нашей компании работает всего несколько человек.

— Раздутый штат не эффективен?

— Не в этом дело. Просто у нас так повелось. С самого начала Resident Advisor был маленькой компанией. Такой он остается и до сих пор. Мне кажется, в том, что в редакции работает минимальное количество людей, есть и плюсы и минусы. Мы просто подстраиваемся под обстоятельства и выжимаем максимум из наших возможностей. Если хотите, тут можно пофилософствовать на тему того, что одна из основополагающих вещей в мире — это возможность органично сосуществовать множеству разнообразных мнений и подходов. Мало людей или много людей — по большому счету не так уж и важно. Куда страшнее превратиться в отгородившийся от всего мира коллектив первоклассных снобов. Это одна из самых глупых и бессмысленных вещей, которые только могут случиться с редакцией.

Школа музыкальной журналистики: Resident Advisor. Изображение № 2.

— Вы одни из тех, кто использует смешанный контент. У вас есть редакторские статьи и рецензии, но также много пользовательских материалов. Смесь социальной сети и обычного журнала — это то, во что скоро превратится вся пресса?

— Скорее всего. Не то, чтобы за смешанным контентом однозначно было будущее, но и редакторские материалы, и посты пользователей, как по мне, отлично дополняют друг друга. В результате появляется особая целостность, ресурс живет, а к этому мы как раз и стремимся. Понимаете, если бы мы не сделали армию наших читателей соавторами, Resident Advisor не стал бы тем, чем стал. Считайте наш сайт своеобразной емкостью для обоих типов контента, которые вполне нормально и органично соседствуют. Но я все-таки надеюсь, что посетители сайта любят читать не только посты своих друзей, но и редакторские материалы. Они у нас неизменно качественные!

— Еще у вас много аудио и видео материалов. Понятно, что глупо не пользоваться элементарными возможностями интернета, но вам не кажется, что тексты читают все меньше и меньше?

— Вы несколько смещаете вектор, а он на самом деле просто направлен сейчас в сторону разнообразного контента. Некоторые материалы лучше воспринимаются в видеоформате. Некоторые — в аудио. Другим лучше всего подходит обычный текст. Может быть, я покажусь самонадеянным, но мне думается, теперь как никогда людей интересует качество материала, а не формат подачи. Почему бы не проявлять гибкость? Наверное, поэтому Resident Advisor вообще не обращает внимание на формат.

— Такая универсальность должна в итоге переформатировать всю традиционную журналистику.

— Сложный вопрос. Но, впрочем, — да, сейчас самая интересная журналистика приходит из разных форматов и делается при помощи массы технических средств. Но основа журналистики, к счастью, остается неизменной — по-прежнему нужно уметь рассказывать истории. Только теперь эти истории можно рассказывать по-разному и с минимальными бюджетными затратами (речь о видеосъемках и аудиозаписях). Да и это не главное. Все, что необходимо — позволить истории управлять тобой. Тогда она сама подскажет, каким способом ее лучше всего рассказать.

И, кстати, возвращаясь к прошлому вопросу — не думаю, что меломаны стали меньше читать о музыке. Хотя бы потому, что неискоренима страсть к узнаванию как можно большего о тех вещах, которые тебя зацепили. Ты можешь скачать альбом из блога приятеля, но если он тебя действительно заинтересует, тебе в конце концов захочется узнать об авторе этой музыки, ее идеях, философии и так далее. Надеюсь, Resident Advisor — одно из тех мест, куда люди приходят за подобной информацией.

— Что вы думаете о печатных изданиях?

 Думаю, что, к сожалению, все печатные журналы скоро закроются. Нет, ну какие-то конечно останутся, но их будет крайне мало. Хотя по большому счету дело даже не в разделении на оффлайн-онлайн. Любые издания, хоть печатные, хоть интернет, будут существовать до тех пор, пока предлагают что-то уникальное. Иначе в этом бизнесе сложно существовать.

Школа музыкальной журналистики: Resident Advisor. Изображение № 3.

— Одна из вещей, которыми выделяется Resident Advisor — это большие интервью. У вас почти нет статей, зато пару раз в неделю вы обстоятельно беседуете с музыкантами. Почему упор именно на интервью?

— Одна из главных причин, почему мы уделяем столько внимания именно интервью, в том, что истории, рассказанные самими музыкантами, куда интересней обычных статей. Лучше автора никто не объяснит о его произведении. Дико интересно читать размышления людей, стоящих за музыкой. И истории, которые стоят за созданием композиций. Информация из первых уст оказывается самой ценной.

— Вторая из вещей — ваши подкасты. Кто и по какому принципу занимается отбором кандидатов на подкасты?

— Подкастами у нас занимается специальный человек. По каким принципам он выбирает кандидатуры, к сожалению не скажу — я просто не в курсе.

— Объясните еще вот что: вы — одно из главных изданий об электронной музыке. Освещали ее всю прошлую декаду. Что вы думаете об электронике «нулевых»?

— За последние десять лет в электронной музыке произошла масса изменений. Многие отмечают, что танцевальная музыка развивается чуть быстрее остальных жанров, потому что она прямым ходом идет на танцполы. Пожалуй, я с этим согласен. Тут все предельно прозрачно: если трек не работает, он тут же бракуется и забивается теми вещами, которые действительно заводят публику. Происходит естественный отбор. Если в композиции хоть что-то есть, этот удачный ход моментально берется на вооружение. Это говорит о том, что главный прорыв электроники «нулевых» в том, что в ней возникло перекрестное опыление жанров. Долгое время микро-сцены существовали обособленно. Теперь же все они черпают вдохновение друг у друга. Для общего музыкального прогресса это — отличные новости.

— Предскажите, что станет с электроникой в этом десятилетии?

— Откровенно говоря, не знаю. Поживем — увидим. Если бы я мог предсказывать будущее, я бы, конечно, работал не журналистом, а магом!

  

  

Интервью: Влад Азаров

Рассказать друзьям
20 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.