Views Comments Previous Next Search

Ярослав Судзиловский — человек с МолОтом

03075
НаписалВалерий Печейкин12 мая 2010
03075

Он написал балет «Бешеный Фаллос». Не случайно именно его — гениального скандалиста — Google и YouTube привлекли для участия в первом в истории он-лайн конкурсе композиторов.

Ярослав Судзиловский — человек, которым восхищается Виктюк, Губайдуллина, Шемякин — известный музыкант и «крестный отец» большинства молодых композиторов России. В руках его МолОт (Молодежное отделение Союза композиторов), которым он «кует» новых моцартов и шостаковичей. Одним из членов МолОта, кстати, является Николай Воронов.

Но это интервью не с автором «Белой стрекозы», а с автором «Бешеного Фаллоса», который точно знает, как заставить вас полюбить классическую музыку.



О «СКУЧНОЙ» МУЗЫКЕ

— На ваших концертах бывает скучно?

— Никогда.

— Почему тогда так мало людей хотят слушать музыку, которую играют в консерватории? Тем более, современную...

— Потому что композиторы долгое время сочиняли не думая, как будет восприниматься их музыка, подходили к делу некоммерчески. В результате статус профессии и профессиональная идеология рухнули — то, что искусственно поддерживалось в Советском Союзе.

— Что сказать человеку, который не хочет идти на концерт «современной классики». Как с ним проще поговорить?

—Прежде всего, так (берет за руку). Это первое. Второе — посмотреть в глаза и сказать: «Там не скучно. Ты не прав». Сказать третье: «Иди обязательно — ты не пожалеешь». Четвертое: «После концерта срочно звони мне». Точное выполнение этих инструкций обеспечит слушателю фантастические ощущения. После первого концерта он, конечно, ничего не поймет. Но ему станет интересно, а уже со второго раза (показывает жест: укол в вену) он пристрастится. А с третьего — сам поведет других.

— Судя по жестикуляции, ты сравниваешь свою музыку с наркотиком.

— Нет! Никаких наркотиков!

— Ну, я не в прямом смысле. Я говорю об «интеллектуальном наркотике».

— «Подсадить» человека можно только на что-нибудь идиотское, вроде (поет): ню-ню-ню-ню-ню, тю-тю-тю-тю или пра-па-па-па! Настоящую музыку пишут высшие силы.


О НАРОДНОЙ НЕЛЮБВИ К КЛАССИКЕ

— Почему у нас не любят классику?

— Так называемая «академическая музыка», — хотя ничего академического в ней давно уже нет — это искусственно привитая со времен Петра I западноевропейская система. Наша композиция основана на европейской системе нотной записи, а не, скажем, на славянских «крюках». Но народ ни-ко-гда по-настоящему не интересовался такой музыкой и не понимал ее. Ведь систему эту к нам приперли вместе с париками, буклями, кофе и т. д. Поэтому она чужеродная.

— Но в Россию «приперли» и iPhone, однако, он пользуется куда большей популярностью.

— iPhone имеет практический смысл.

— А музыка не имеет практического значения для души? Или у нас ее нет?

— Имеет. Но в условиях обязательного и принудительного образования. Никогда русский человек по доброй воле музыке не учился. Это евреи с детства играют на скрипках. У нас другая культура, поэтому мы — «академические» композиторы — не можем существовать в условиях «свободного рынка» и спроса. В сегодняшней России мы просто не выживем.


О ТОМ, КАК ВСЕХ ЗАСТАВИТЬ СЛУШАТЬ КЛАССИКУ

— Представь такую ситуацию. Приходит к президенту две музыкальные группы. Одна твоя — со скрипочками, — вторая с гитарами, называется «Чугунные пистолеты». И вот каждая хвалит себя, каждая говорит, что ее нужно поддерживать. Господин Чиновник оказался в трудной ситуации — кого выбрать?

— Надо поддерживать всех: и Ярослава Судзиловского, и группу «Чугунные пистолеты». Дать им деньги и время, и уже по результату судить, кто лучше справился. Это естественный тендер.

— Но вы его проиграете.

— Почему?

— Потому что «Чугунные пистолеты» лучше идут под водочку...

— Вот для этого и нужно государство, которое будет давать по башке всем, кто будет выбирать «водочку».

— Отлично! В результате государство стоит с плеткой над гражданином и заставляет его слушать музыку Ярослава Судзиловского! Если не можете и не пытаетесь изменить ситуацию, зачем жалуетесь?

— Это фашизм.

— Я думал, фашизм — это то, что ты предлагаешь. Почему бы вашим музыковедам перестать говорить на «птичьем языке» и писать более демократичные тексты? Ты вообще старался подумать, что людям-то нужно?

— С одной стороны, можно идти на поводу у «быдла» и производить для него музыкальный жмых. С другой стороны можно повести «быдло» за собой и сделать из них мало-мальски культурных слушателей. Вот оно перепутье. Второй путь гораздо сложнее, но гораздо перспективнее для цивилизации.

— В таком случае, если мы сейчас начнем «правильно» воспитывать молодых людей, ваш слушатель придет в вашу аудиторию лет через пятьдесят.

— Главное, пусть приходит: мы подождем.


О СОВРЕМЕННОЙ МУЗЫКЕ

— Как-то в разговоре выяснилось, что ты хорошо знаешь певицу Enya. А какую еще современную музыку ты слушаешь?

— О какой музыке ты говоришь? О Лахенманне и Лютославском?

— Нет, о других музыкантах…

— Уже в самом вопросе есть проблема! Ведь Лахенманн и Лютославский тоже — современная музыка. А для тебя это Enya или… кто там еще?

— В этом и состоит мой вопрос — кто еще? У тебя на стене «В Контакте» можно найти и Жана Батиста Люлли и «Черные глаза» Айдамира Мугу.

(смеется) Обожаю эту песню!.. Я открыт к любым направлениям музыки. Мне нравится Таркан, Дэвид Боуи, Питер Гэбриэл, Ричард Маркс, у Эньи и Бьорк есть шикарные вещи… В работе мне очень помогает анализ музыки Дэвида Боуи, например. Ведь многие из этих музыкантов пошли в свое время некоммерческим путем, создав «новую волну». Я их всерьез изучал.

— Тебе не хочется поработать с какой-нибудь альтернативной группой, записать альбом?

— Это будет вторсырьем. Я не должен с кем-то объединяться, я сам должен что-то создать.


P. S. Группа МолОтаГруппа Ассоциации музыки Ярослава Судизиловского.

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.