Views Comments Previous Next Search

Страх против страсти (НИКИТА ГОТОВЦЕВ // http://philanthropy.ru)

122104
НаписалAnna Laxmi10 ноября 2011
122104

Страх против страсти

Проект фотохудожника Юлии Бурулевой «Виктор – Анна: без слов» некоторое время назад всполошил блогосферу. Интерес, восхищение, любопытство и откровенное неприятие – полный спектр эмоций вызывает у зрителей эта серия фотографий. Человек в инвалидной коляске, похожий на Ринго Старра, и космическая женщина рядом с ним.

Кто они, задают вопросы комментаторы в «фотоблоге Юлии Бурулевой»? Отвечаем. Космическая женщина Анна Владимирова – филолог, владеющий двумя иностранными языками, и к тому же начинающий кинорежиссер. А Виктор Счастливый – мой друг, о нем разговор особый, так как именно Витя стал зачинщиком всей этой истории.

С Виктором мы познакомились около года назад. С первой же встречи пришло понимание, что это удивительно мудрый и отважный человек. Несмотря на тяжёлый недуг, усадивший молодого мужчину в коляску, он, кажется, нашел собственную формулу счастья. Сам он говорит об этом так: я превращаю свой страх в страсть.

Кажется, предложи ему самую безумную авантюру и он согласится. Путешественник (участвовал в марафоне инвалидов колясочников по городам России, Белоруссии и Украины), предприниматель, общественный деятель (учредитель региональной общественной организации «Сильные активные молодые инвалиды») и актер театра «Крылья».

Но, пожалуй, главный его талант – умение общаться с людьми и искренняя заинтересованность в тех, с кем его сводит судьба, а к знакам судьбы Витя прислушивается очень внимательно. Такой, казалось бы, случайной была и встреча с Юлей и Анной.

Поздним вечером Витя ехал домой и увидел девушек. Модель Анна в это самое время позировала для Юли. На глазах многочисленных зрителей создавался арт-проект.

- Витя был восхищен нашей работой, – рассказывает Анна, – и признался, что мечтал бы позировать вместе со мной. Мы долго обсуждали, как обобщить эту мечту до надежды, которая объединяет всех инвалидов, и в итоге Юля предложила такую идею.

Юлия, я знаю, что вы известный свадебный фотограф. Откуда такой резкий переход?

Юлия: Он не резкий, просто для меня свадебная фотография является коммерческой деятельностью, которая позволяет прилично зарабатывать на жизнь. А вообще я уже давно начала снимать много всего помимо свадеб: занимаюсь трэвел-фотографией, снимаю портреты. Поэтому, наш с Виктором проект не противоречит моей основной деятельности. Это просто разные полюса одной работы.

В чем главная идея этой фотосессии?

Анна: Идея в том, чтобы напомнить людям, что такое может произойти с каждым,
поэтому страх или неприязнь к физической неполноценности неуместны среди людей.

Виктор: Ты знаешь, в какой-то момент я испытал, так сказать, крушение надежд. Я долгое время думал, что все инвалиды исключительно сильные люди. Оказалось, им так же, а может быть даже в большей степени свойственно впадать в отчаяние. Так, вот нам и хотелось сказать: ребята, посмотрите вокруг, мир прекрасен. На самом деле все границы внутри или вне нас, между здоровыми и инвалидами существуют только в нашей голове.

Расскажите о героях этой истории.

Анна: Это сон молодой девушки, прикованной к коляске, наверняка, герой Виктора – реальный для нее персонаж, и его она знает только инвалидом, поэтому во сне он на коляске, а она еще прежняя, она еще может ходить.

Она предстает перед Виктором во всех своих ипостасях: вамп, go-go girl, романтик, обнаженная, словно Ева в яблоневом саду. Вообще это своеобразная аллегория о беспомощности женщины, ее красоте, любви и жестокости этого мира.

Как фотограф тебе объяснял задачу?

Виктор: Честно говоря, вообще ничего не объяснялось. Единственная установка, которую я запомнил – не улыбаться. Помню, что мне было страшно, меня колбасило, я не знал, как себя вести поначалу. Я попал в незнакомую для себя ситуацию, в зону дискомфорта, и это меня по-хорошему возбудило. Моя внутренняя задача была приручить страх и превратить его в страсть. Получить кайф от ситуации.

Мы долго нащупывали друг друга. И я чувствовал, что контакта у нас не получается, то ли девушки боялись меня обидеть, задеть, то ли еще что. Тем не менее, результат получился довольно гармоничным. Съемка длилась часа четыре, и в процессе я уже стал предлагать какие-то свои идеи. Скажем, все контактные сцены произошли по моей инициативе.

Юлия: Не так важно, какие задачи ставились. На данный момент мне интересен этот эффект, что съемка заставляет задуматься, пофантазировать, включить мозги. Я снимаю, чтобы люди смотрели и их останавливало то, что они видят. Моя задача как фотографа состоит в том, чтобы пробудить, мысли, ассоциации. Как один человек мне написал: «Мне не понравилось, но я посмотрел уже двадцать раз». На самом деле я считаю, что добилась нужного эффекта. Однозначно понравиться может фотография котенка с цветочком в зубах. А сложные вещи вызывают противоречивые чувства.

Юлия, а почему выбрана именно такая стилистика? В том, что изображение черно-белое есть какой-то смысл?

Мне просто нравится работать с черно-белым изображением, если цветное изображение строится на цветовых акцентах, то здесь на первый план выходят эмоции, психология – нет ничего лишнего.

 

Ты знаешь, я поймал себя на мысли, что мне в принципе все равно, кто изображен на этих фотографиях: инвалид или не-инвалид. Мне интересно наблюдать за развитием ваших с Анной отношений, а инвалидность, ну это как бы метафора. Искусство, в частности фотография, обнажает ведь нашу сущность.

Виктор: Я с тобой согласен, но опыт показывает, что зрителей в основном «цепляет» именно то, что наша история про инвалида. В целом я получил разное восприятие и это меня порадовало. Знаешь, что интересно, более негативно восприняли эту фотосессию сами инвалиды. По той причине, что многие из них не принимают себя.

Что касается моего опыта, я живу по формуле: Признание, Согласие, Одобрение/Прощение, Принятие, Любовь. Десять лет назад я впадал в бесконечные депрессии, а сейчас понимаю, что иногда со стороны смотрюсь ужасно, но от этого не страдаю. Это, по-хорошему, вызов обществу: «Я такой по воле господа, можете казнить, можете миловать». Главное, не испытывать по поводу собственной инвалидности чувство вины. Оно передается и ощущается, и в конечном итоге разрушает отношения.

Юлия: Мне кажется, что везде можно найти зрителей, которые готовы воспринимать определенную эстетику, психологию и сюжеты, людей с более свободным и гибким мышлением. Их опыт позволяет рассматривать сюжет в отрыве от утилитарных вещей. Они встречаются как среди здоровых, так и среди инвалидов.

Не боитесь ли вы, что вашу работу будут воспринимать как эпатаж, а может быть спекуляции?

Анна: Я уже привыкла доказывать всем, что не верблюд, так что мнений не боюсь – тем более, что всегда могу обосновать свою позицию.

Юлия, Анна, что в творческом или личном плане вам дала эта съемка? Вдохновение, мысли, ощущения?

Анна: Я эту съемку изначально воспринимала, как что-то очень важное, наверное, потому, что это не только моя идея, а совместный проект. Очень довольна тем, как все получилось. Я очень органично прочувствовала эту историю – всей кожей, – всю тоску вложила в этот образ, тоску по невозможному в этом мире. Мне очень близок вообще этот лирический герой – waiting for the train that never comes. (В ожидании поезда, который никогда не придет).

Юлия: Мне интересно работать с такими сложными темами. Они позволяют расшевелить сердце и душу. Я ни разу не работала до этого с подобными темами – не контактировала с людьми с ограниченными возможностями. Для меня это было погружение в новую среду.

Пока наша история существует сама по себе, я не могу сказать, что она имеет яркую социальную окраску, это просто арт-фотография. Я думаю, что сейчас мы на первой ступеньке нашего проекта. Мы пообщались с Виктором, он рассказал про свое сообщество, своих знакомых и у нас есть идея продолжить сотрудничество и поснимать настоящие пары, в которых один человек здоровый, другой инвалид, такие пары реально существуют. В дальнейшем мы хотим сделать полноценный социальный проект.

Рассказать друзьям
12 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.