Views Comments Previous Next Search

Разговор о фотографии с Валерием Самариным

11924
Написал2White: Институт Фотографии 27 мая 2012
11924

Разговор о фотографии с Валерием Самариным. Изображение № 1.Из серии «Вилки» © Валерий Самарин, бромсеребряный отпечаток, авторская печать

«Фотографию не объяснишь словами, ее надо смотреть! Ты смотришь и на подсознательном уровне понимаешь, что здесь все классно. А словами объяснить – это бесполезно. Для каждого в этой фотографии будет много интересного своего. Фотография иногда может рассказать больше, чем человек написал пером».

Валерий Самарин - известный русский фотограф и преподаватель, тонко чувствующий визуальные законы происходящего в границах фотоснимка. И то, как он рассказывает об искусстве фотографии, не может оставить равнодушным никого, кто хоть немного разделяет его любовь к фотографии. Мы спросили Валерия Самарина о том, как он начинал фотографировать, кто его вдохновлял и кто учил его этому мастерству.

 Ваши работы являются ярким и сильным примером арт-классического жанра в фотографии. Когда и как к Вам пришла идея такой продуманной игры с, казалось бы, простыми предметами и формами?

Валерий Самарин: Как и любая фотография, она приходит спонтанно. Первым, кому я ее показал, был Александр Лапин. С этого все и начиналось. Тогда мы оканчивали Народный Заочный Университет Искусств, где преподавали, я считаю, такие великие мастера, как Лапин, Слюсарев, Васильев, Ерин. У каждого удалось позаниматься. Да, и группа была очень сильная: Юра Бодров, Света Пожарская, Саша Сорин. Общение было живое и, в принципе, можно было на кого-то ориентироваться. Я работал в фотолаборатории МАИ, где и сейчас работаю, и все эти конструкции с вилками рождались именно там. Возникали, конечно, спонтанно. Я всегда говорю, что где-то две-три работы в год у меня получается сделать. Иногда и одна, иногда и ни одной.

 Как рождается идея отдельной фотографии? Какой образ или идея вдохновляют «дорабатывать» предмет?

Валерий Самарин: Как ни странно, фотография – это случайное событие. И даже идея здесь, наверное, и ни при чем. В предисловии к книге Вершовского (А.Вершовский «Стрит-фотография. Книга 1») я взял цитату Джона Зарковсого (знаменитый американский искусствовед и фотограф), который говорил: «Некоторые фотографы думают что главное — это идея. … Я слышал историю — очень красивую и, думаю, правдивую: Дюкас как-то сказал своему другу Малларме: «У меня полно идей, а стихи вот получаются не очень». На что Малларме ответил: «Конечно. Стихи ведь создаются не из идей. Их создают из слов». Хорошо сказана, да? И это на самом деле так. Только не очень хорошие фотографы считают, что фотографии делаются из идей. Они, как правило, не проходят больше половины пути…». Поэтому я считаю, что фотография рождается ниоткуда. Вот получатся и все! Прежде всего, это работа с формой. Если вы видите мои вилки, они не похожи на вилки. Там есть и арфа, и железная дорога, и алфавит. Что-то дорабатывается, но и многое бракуется.

Ваши фотографии «рукотворны», в них полностью отсутствует цифровое редактирование. Как вы относитесь к современным фотографиям с серьезной постобработкой, где «рисование» может разительно изменить исходный кадр?

Валерий Самарин: Для меня фотография – это живое существо. Я занимаюсь только пленкой. «Фотошоп» даже и не знаю, что это такое. Фотоаппарата цифрового у меня нет. Только в телефоне. В мае у меня открывается выставка в Русском Музее Фотографии в Нижнем Новгороде, посвященная семейному альбому. Там будут представлены фотографии, которые я делал в кругу своей семьи. Плюс я отобрал некоторые фотографии из старого, конечно, не те, которые я уже снимал. Они будут интересны всем, и на них стоит обратить внимание, ведь это дедушки, бабушки, прабабушки. Это умирающая такая вещь, как семейный альбом. Я люблю, когда есть свободная минутка, перелистать старые пожелтевшие фотографии, посмотреть на эти лица, что-то вспомнить, увидеть что-то новое. В «цифре» этого нет. Она бездушная. Вряд ли, встречаясь с друзьями, кто-то распечатает цифровую фотографию на принтере и покажет. Чаще всего интернет, компьютер, то есть сиюминутность. Нажал кнопку «delete», удалил все. И, как правило, эти фотографии даже не запоминаются. А эти фотографии я могу потрогать, пощупать, от них стариной пахнет. Они желтеют и стареют так же, как мы стареем. Фотография интересна тем, что она проживает свою такую же жизнь, как человек, в конечном итоге.

Чьи фотографии Вас вдохновляли в свое время? Чьи фотографии открывают что-то новое сейчас?

Валерий Самарин: В моем, если можно так сказать, «творчестве» присутствуют два великих человека. Этот тот, с которым я общался, и были дружеские отношения. Это Слюсарев Сан Саныч (Александр Александрович Слюсарев - знаковая фигура российской неофициальной художественной фотографии). И Йозеф Судек – неповторимый фотограф. Два человека, которые произвели и производят до сих пор неизгладимое впечатление. Есть очень много любимых фотографий из их коллекции. Я всегда ребятам говорю на занятиях, что когда мы в свое время учились, был еще Советский Союз. И выходил четыре раза в год такой журнал, назывался «Чешская Фотография». Стоил два рубля. В нем, конечно, печатались великие чешские мастера, но бумага была настолько плохая, было ничего не видно и не понятно, что это за фотограф Йозеф Судек. В 1986 году фотографии Йозефа Судека привезли в Пушкинский музей. Я туда, конечно, побежал. И сказать, что я был удивлен… этого мало сказать. Я был раздавлен, потому что, увидел действительно авторскую печать и как все это сделано. Это был для меня «космос» непостижимый, я этого никогда не видел, и было от чего оттолкнуться. Поэтому я всегда говорю, что надо ходить на выставки и смотреть первоисточники. Вот это самое главное. Только первоисточник дает понимание, что такое хорошая фотография.

Есть ли у Вас  фотография, в которой по личным ощущениям выражено что-то самое главное?

Валерий Самарин: Наверное, да. Она есть. Кстати, это не вилки. Стакан, ложка, вода. Когда мы занимались у Лапина, он давал нам задания снимать «белое на белом» и «черное на черном», «стакан-ложка-вода», «два предмета», «спичечный коробок». Эта фотография родилась тоже ниоткуда. Я ее очень люблю. Казалось, фотография – это случайное событие, и никто это не отрицает. Тем не менее, я ее снял в 93 году, и я пытаюсь ее переснять сейчас, и не получается. Невозможно это переделать, даже когда знаешь, как поставить свет, под каким углом. Там рождается много нюансов. Световых рефлексов, отражений, пузырьков из воздуха. Словами этого не расскажешь.

У вас огромный опыт, как преподавателя. Что с Вашей точки зрения, самое важное в начале, когда появилось желание фотографировать и учиться этому?

Валерий Самарин: Самое важное – работоспособность. Когда говорят, что такое гениальность или талант, это 5% гениальность и 95% трудолюбия. Если человек трудолюбив, а фотография – не что иное, как труд. Сегодня я в лаборатории появился в полседьмого утра и напечатал сколько-то фотографий. Мой ежедневный график: полседьмого я в лаборатории в десять вечера уезжаю оттуда. Я все время связан с фотографией. Это жизнь. И поэтому сказать, что нужно для фотографа… любить это дело. Отдавать всего себя. А научить, наверное, невозможно. Научить, куда смотреть, от чего отталкиваться. Вы согласитесь, что имея сейчас в каждой семье по несколько фотоаппаратов, гениальных фотографов больше не становится. Их как было пять человек на весь мир, так и осталось. Это все-таки, наверное, какой-то Божий дар. 

Важна ли тогда роль мастера для ученика? Для его становления?

Валерий Самарин: Да, важна! В свое время я перебывал у многих, потом остановился на А. Лапине. Именно он многое заложил во мне, как в фотографе, основ каких-то, но и надо самому все анализировать, пропускать через себя. Он мог дать толчок, указать, что ты на правильном пути. Или сказать, что вот этим вообще не занимайся, это уже пройденный этап. Учитель должен обладать широким кругозором, чтобы понимать, что человек может, что он делает и как он делает, может он повторяет кого-то. Дать ему наводку посмотреть работы мастеров, которые этим занимались и как. Очень важно. Учителя бывают разными. Бывают гениальные учителя, которые могут направить на путь истинный.

 

Валерий Самарин является лауреатом Всероссийских и международных фотоконкурсов, участником фотовыставок, членом Союза Фотохудожников России с 1994 года. Окончил Заочный Народный Институт Искусств. Работает в Центральной фотолаборатории МАИ. Его фотографии публиковали в журналах Foto & Video, Фотодело, Портфолио, а также в книгах Александра Лапина «Фотография как», Светланы Пожарской «Школа фотографа» и «Галерея фотомастеров». Работы находятся в коллекции Государственного Русского музея, г.Санкт-Петербург, в частных коллекциях в Германии, Франции и США. С 2000 года занимается преподавательской деятельностью.

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.