Views Comments Previous Next Search

Эгоистические заметки о том, как я повстречался с супер-ураганом Сэнди

11343
НаписалСергей Аринкин2 ноября 2012
11343

Эгоистические заметки о том, как я повстречался с супер-ураганом Сэнди. Изображение № 1.

Сижу некупаный, укутанный в шерстяную фуфайку, замерзающий и
позабывший,когда я писал что-то от руки. По доброй воле даже на минутку
представить сию ситуацию архисложно. По злой воле Сэнди-озорницы сейчас это моя
реальность.

В Америке любят пугать ураганами. И это не мудрено, учитывая успехи буйной
бабы Катрины. С другой стороны они стали ежегодной традицией, как,
например,день Благодарения или Рождество.

Еще в воскресенье мэр Нью-Йорка объявил об обязательной эвакуации жителей зоны А – наиболее опасных районов, с точки зрения их полного или частичного затопления. В весьма обширную зону А попал и Южный Бруклин с легендарным Брайтоном, неподалеку от которого проживаю и я.

В прошлом году к нам на огонек залетела шаловливая малышка Айрин, по-нашему
просто Иришка. Тогда мы запаслись продовольствием, водой, а самое главное
–приличным французским коньяком. Именитые новостные каналы рассказывали
страшилки, создавая шоу из бесплатного природного материала. Бедненькие
смельчаки-репортеры, разодетые в яркие дождевики и модные резиновые
сапоги,«боролись» с бурями в около водных уголках большого яблока.
Светились,славились, повышали рейтинги и свою профессиональную самооценку.

Благо, отследить их словоблудие не составляло особенного труда: окна квартиры с видом на океан в которой я проживаю, на четырнадцатом этаже снабжали информацией получше любого СМИ.

Летающих деревьев, затопления и аварий наблюдать не приходилось. Хотя очень
хотелось хоть чуть-чуть, особенно после окончания после первой бутылки и
новостной арт-подготовки. Ни к полуночи, ни после Иришка не набрала обороты и
потеряла к себе интерес. Ее главным последствием стало появление в доме лысой
кошечки Зорьки, идея которой пришла множко под шафе и почему-то не была
позабыта на следующий день. Так вот, нежное обезьяноподобное создание породы
сфинкс живет у меня до сих пор и в ус не дует, ибо усов отродясь не имеет.

В данный момент моя милая животинка залезла под фуфайку и вполне себе нагло
греется, всякий раз пресекая попытку ее выгнать сладким мурлыканьем. Она
счастлива, так как понимает, как крупно ей повезло. Чего не скажешь об ее
папе...

Намеченному понедельничному сценарию не суждено было сбыться, как, впрочем, планам на всю неделю. Тень сомнения закралась накануне после обеда, когда обеспокоенный консьерж Гэрри не хотел выпускать на улицу сухую рыжеволосую
старушку,прижившую, как минимум, лет 90 и передвигающуюся с помощью хитро
выдуманного аппарата на колесиках.

На улице закручивались враждебные вихри, летали пестрые осенние
листья,легкий мусор и сигаретные бычки. Людей пошатывало, но, тем не менее, не
останавливало. С этой поры в мою раздолбайскую голову закралась мысль,
что,может быть, это не самая лучшая идея ожидать лихачку Сэнди в какой-то сотне
метров от океана. Но идти с Зорькой в убежище-шелтер мы тоже не желали. Вечером
началось представление.

Волны стали нарастать и океан поглощал все большую линию пляжа. Вода
заполняла улицы и подвалы. Ветер динамично ломал деревья, отрывал кусочки крыш
и заборов. По телевизору сообщили о первых затоплениях во всех пяти районах
мегаполиса. Мэр Блумберг одарил СМИ сакраментальной фразой в очередном
обращении к жителям города, что-то вроде: «Оставайтесь там, где есть, потому
что уже, все равно, никуда не денетесь. Время эвакуации закончилось».

В течение получаса улочки обратились в речки. Машины наглухо застряли вместе с
людьми.Самое любопытное, что ни в первые часы, ни потом никто не спешил на
подмогу отважным глупцам. В службе спасения мило продекламировали, что выручать
из беды не будут, ибо было сказано эвакуироваться из злополучной зоны А
загодя.По-моему, очень жестокая шутка шутка. Видимо, любители черного юмора
дружно собрались именно в «911». Ну да Бог с ними!

Вода все пребывала и пребывала. Поочередно гасли фонари, светофоры и
дома.Когда океан подобрался к окнам первого этажа, стало волнительно. А потом
раз, и погас свет! Вместе с ним и телевизор, телефон и любая попытка понять,
что происходит во вселенной.

Маленькие декоративные свечки,обычно создающие романтичную атмосферу во время ужина, в данной ситуации уюта не создавали, а служили до краешка фитиля по своему
прямому назначению. Немного привыкнув к темноте, глаза, за неимением любимых
телепередач и Интернета,обратились к окну, где неспешно плыла чья-то дверь, ее
догонял не то клен, не то молодой дуб, хаотично двигались автомобили.

Созерцание катастрофы прервал резкий запах дыма, четко различимый среди
благоухания арома-парафина. В ужасе прокрутив в голове мысли о пожаре, я
бросился на поиски документов и денег, которые у людей аккуратных, как
правило,имеют свои места.

Уже с собранной сумкой и с сомнительным светильником в руках произошла моя
встреча со всеми встревоженными соседями по этажу. После недолгих обсуждений
все дружно согласились, что это точно пожар. Уснувшая со свечой девяностолетняя
старушка, короткое замыкание или банальная сигарета – все любое могло стать
причиной. Спасаться от пожара при наводнении и в полной темноте – жутковато. В
условиях многоэтажного дома, где ты почти на самом верху, и к тому же без
электричества – еще страшнее. На всеобщее счастье, поступила информация, что мы
не горим, горят в соседнем квартале. После пережитого стресса мне удалось
уснуть лишь под утро.

Утро обрадовало лишь одной, но главной новостью – я живой, а вместе со мной
моя кошка Зорька и даже соседи по этажу. А в остальном, товарищи, все
плохо,плохо, плохо... Электричество, горячая и холодная вода и связь – словом,
все блага цивилизации – испарились, чтобы не скоро вернуться, ушли не
по-английски,вместе с Сэнди.

Людям из постсоветского пространства такое положение дел весьма знакомо. Но
когда нет всего и сразу в городе, где есть все и всегда, то позитивом совсем не
пахнет.

Пошел в крестный ход, правда, с католической свечой, по нехоженой пожарной
лестнице вниз, на улицу, в тайной надежде на сотовую связь и электричество. Но
не тут-то было!

Совершив получасовую разведку, я понял, что весь мой цинизм не в кассу.
Картину улиц можно было смело назвать «После войны. Всеобщий сюр.»: выкорченные
с корнем деревья, бьющие фонтаном пожарные краны, выбитые окна, заводи и
потоки,в которых пытались не утонуть граждане и гражданки. Дымились и угрожали
взрывом сломанные машины, горели магазины, из затопленных подвалов откачивали
воду.Депрессивно, обидно и по-человечки жалко.

Последствия урагана все уже знают. Погибли люди, а тысячи потеряли
жилье.Только в одном нью-йоркском микрорайоне сгорело сто домов. Мародеры
добили и разграбили то, что не успела Сэнди. Обрушились здания, огромные жилые
кварталы находятся без света, воды, тепла и связи. Раз и навсегда закрылись
сотни бизнесов.

После всего этого говорить о моем пустяковом горюшке мне как-то неловко.

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.