Tesla Boy

4611312
Написалidle conversation 31 июля 2009
4611312

Группа Tesla Boy — это фронтмен Антон Севидов, басист Дима Мидборн и барабанщик Боря Лифшиц — звучат они неотличимо от всего того, что производится, скажем, на французском лейбле Valerie или австралийском Modular. И это, пожалуй, один из немногих случаев, когда отечественную группу можно слушать без скидок на российское производство.

В преддверии их выступления на сцене «Центр N97 by Idle Conversation» Пикника Афиши Idle Conversation поговорили с группой об их новом лейбле, о положении Tesla Boy в контексте росссийской музыкальной сцены и о подготовке к Пикнику "Афиши"

Tesla Boy. Изображение №1.

Первым делом хочу поздравить вас с третьим местом в слушательском хит-параде радио «Максимум»! Вы обогнали даже группы MGMT, Just Jack и Empire of the Sun.

Боря: Мы что, в хит параде Максимум?

Дима: Он даже не знал!

Антон: Черт, мы сами не очень понимаем, как это произошло, единственное, что мы можем сказать — это приятно.

Боря: Может, народ все-таки соскучился по нормальной музыке?

Антон: Золотые слова! Так и пиши! Я думаю, это, прежде всего, доказывает, что у нас все-таки вышла хорошая качественная поп-музыка — выразительная, с мелодией, которую можно напеть, и, с другой стороны, что всю нашу историю с синтетической восьмидесятнической танцевальной музыкой вполне реально протащить в эфир крупных радиостанций — причем в хит-парад попала даже не заглавная песня с сингла, а более лиричная и спокойная Fire.

Плеер недоступен

Ну и как вы ощущаете себя в этом контексте? Вот ты, Боря, уже играешь в одной поп-рок группе (БИ-2 — прим.), а Tesla Boy начиналась, как мне кажется, как некая нишевая история. Начало у вас было очень успешное — грех жаловаться. Есть ли у вас чувство, что вы за полгода эту нишу переросли и достигли нового уровеня?

Антон: я не знаю, как у ребят, я вижу ситуацию так: мы действительно начинались как нишевая история, и я не устану повторять, пусть никто не сочтет это за лесть, что эта ниша оформилась благодаря вам — Idle Conversation, и наша главная цель все-таки уже достигнута. Мы хотели, в первую очередь, играть для этих людей, и эти люди услышали нашу группу, многие успели полюбить нашу музыку. Эта музыка делалась и делается, в первую очередь, для них. А выходить на какой-то другой уровень в России мы пока не спешим. Я могу сказать это с определенным знанием дела, для того, что бы подняться на следующую ступень — радио-ротации, фестивали, сборные концерты, нужно пойти на определенный, и довольно серьезный, компромисс — компромисс, который вполне может загубить хорошую задумку. По крайней мере, такова ситуация на сегодняшний момент. Если оно само, как в случае с Максимум, происходит, это хорошо, но специально мы ничего такого делать, конечно, не станем. Дургое дело, что прослойка интересующей нас аудитороии, к примеру, в Англии, банально больше, и там подобные действия оправданны.

Вот и у тебя, Антон, и у Бори есть определенный опыт взаимодействия с нашим шоубиз-истеблишментом — есть ли у вас определенная планка, за которую вы не готовы переступать — например, выступить на разогреве Би2 в Б1 еще можно, а ехать на Нашествие уже не стоит?

Антон: Тут все ситуативно — пока ситуация складывается так, что такая граница есть, и многие вещи нам просто не хочется делать — например, выступать в местах, где у людей нет понимания истории, которую мы представляем, того, что это за музыка, почему это так выглядит и так звучит — мы просто не нужны там, и все.. Основной принцип — играть для своей публики, если она обрастает новыми людьми, тем лучше. Мы ни в коем случае не хотим повторить распространенную историю недавних лет, когда для какого-то «прорыва» надо было оббивать пороги програмных директоров и промоутеров. Если через пару лет случится такое, что на «Нашествии» подрастет будет публика и для нас, возможно, сыграем и на нашествии.

Посмотри на то, как изменился за пару лет плейлист «Максимум» — там теперь кроме Ляписа Трубецкого есть и Киллерс, и Ля Ру, и Лилли Аллен, и MGMT, и White Lies — никто не знает, какое поколение подрастет на этой музыке.

Боря, а для тебя интерес играть в Тесла бой связан исключительно с музыкой, или еще и с возможностью общаться с совершенно другой публикой?

Боря: Дело вообще не в публике. Меня интересует только музыка и вообще сотрудничества с парнями в этой теплой компании.

Tesla Boy. Изображение №2.


Вы, вроде как, собирались писать альбом...

Антон: Более того, хочу сделать официальное заявление — после концерта на Пикнике на площадке Idle Conversation мы пропадем из виду на пару месяцев, не будем играть никаких концертов, потому что будем активно писать альбом. Все, кто хотят нас увидеть до этого изнуряющего творческого схимничества — у вас есть последний шанс сделать это 8го августа!

Вы, в общем, уже испытали на себе эффект «завышенного ожидания». Это давление не мешает при записи и сочинении новых песен?

Антон: Я, на самом деле, поначалу повелся на эту штуку и сильно парился по этому поводу. Но потом я начал анализировать ситуацию и понял, что это сугубо постсоветский эффект — к примеру, нигде в мире журналисты, пишущие про группу, не станут обвинять ее в заимствовании из 80х — потому что на таких заимствованиях строится миллион песен и миллион групп — вся современная культура строится на переработанном наследии предыдущих лет, об этом необязательно даже говорить, это просто общее место. Кто Cut Copy обвиняет в заимствованиях из 80х?

Наша позиция такая — мы делаем простую, танцевальную актуальную музыку, которую можно было бы еще слушать дома или в машине. Не сугубо танцевальную — минимал техно или дипхаус — а мелодичную и понятную, которую можно напевать или даже подпевать. Мы не собирались открывать новый жанр. Я вообще считаю, что тот результат, которого мы в России добились — он уже очень хороший, я им очень доволен и не жду, что произойдет какой-то дальнейший взрыв — скорей постепенный рост. Мы стараемся себя осознавать не группой из Москвы, апросто группой, которая наравне с группами из Лондона, Парижа или Белграда что-то делает, выпускает какую-то музыку. Вот сейчас осенью выйдет наш сингл в Англии, есть уже предложения сделать небольшой тур по Англии этой же осенью, надеюсь, будут какие-то фестивальные выступления, люди интересуются нами не только в России..

Плеер недоступен

Альбом выходит на английском лейбле, названном в честь ужасной прически...

Антон (смеется): Ага, на Mullet Records.

Для вас этот лейбл — мостик к концертам зарубежом?

Антон: Знаешь, работая с зарубежным лейблом, гораздо проще выстраивать коммуникацию там. Локальные лейблы мало что пока могут предложить интересного, а поскольку поступило предложение от Маллет, мы решили сотрудничать с ними.

Дима: Мы изначально решили, что лучше подписаться на небольшой, но хороший зарубежный лейбл, чем на большой — это слишком большая ответственность.

Вот вы собирались ехать на концерты в Лондон в июне. Я понимаю, там что-то не срослось?

Антон: В общем, банально все получилось — вокалист и басист пролетели с визами из-за задержки.

Боря: Надо было мне просто твой компьютер взять и одному выступить..

Антон: Но вот что странно, но очень приятно — я по интернету получил много сообщений, которые вообще фантастически звучат для русского уха — из серии «я ехал несколько часов из Бирмингема специально на концерт Теслы Бой, а мне сказали, что их не будет!!»

Это приятно. То есть приятно не то, что человек оболомался (зловещий смех Димы и Бори), а что человек специально из Бирмингема ехал слушать.

Tesla Boy. Изображение №7.

Давайте теперь про Пикник поговорим. Как вы готовитесь к выступлению, что будете играть, услышим ли что-то новенькое?

Атнон: Готовимся как обычно, репетируем, распивая большое количество Ред Булла и Кока-Колы. Мы собираемся сыграть часть нашего ЕР, включая песню о порно-индустрии Electric Lady и Fire. Из нового сыграем несколько новых песен, которые войдут в наш первый альбом и несколько новых треков, которые выйдут как b-sides.

А что вообще думаешь про русские летние фестивали? Вы уже успели отыграть на «Стереолете», как ощущения?

Антон: Про покойного либо хорошо, либо ничего.Такая же история со «Стереолетом». Лучше я ничего не буду говорить. «Русские летние фестивали» — звучит забавно, хочется ещё добавить что-нибудь про «хруст французской булки» и «упоительные вечера». Хотелось бы всё больше и больше видеть на фестивалях европейской молодёжи. И увеличился бы поток заграничных артистов,которые нас так редко посещают.Некоторые фестивали в России могли бы ,при определённых раскладах,стать такими же известными и желанными, как европейские или американские.

Плеер недоступен

Ты был на прошлом Пикнике как зритель, а теперь — украшение русской сцены, да еще и главный конкурент группы These New Puritans. Каковы ваши ожидания от концерта?

Антон: Да, за год многое изменилось. Прошлый фестиваль мне дико понравился. Я частенько вспоминаю зажигательный сет Late Of The Pier и Пойдо, не пустившего меня к ним на бэкстейдж. Интересно, он в этом году тоже кого-нибудь из друзей не пустит, но только уже к нам?(Смеется). Вспоминаю Electric Lady, которую Дима Устинов (Taras 3000 — прим.) сыграл в своём сете , когда ещё никто не знал, что это я пою и никто не верил, а я подбегал ко всем с горящими глазами и спрашивал — «Знаешь кто это поёт? Я!» И все молча смотрели на меня как смотрят на человека, имеющего плохое чувство юмора. А ждем мы как всегда одного — встречи с публикой, поскольку когда ты выходишь на сцену и играешь для людей, которым это нужно, круг замыкается и жизнь выглядит гармоничной как никогда! Аминь!

Скачать дебютный EP Tesla Boy

Tesla Boy. Изображение №12.

Шатер «Центр N97 by Idle Conversation @ Пикник Афиши»

Порекомендовать друзьям
46 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.