Views Comments Previous Next Search

Дядя Степа - музиционер aka Лирой Торнхилл (Leeroy Thornhill) в Казани

0922
НаписалAdelina Lopez15 ноября 2011
0922

Поженив хардкор, брейкбит, рейв и альтернативный рок, Prodigy всегда оставались группой, для которой признание поклонников - это, в первую очередь, бьющиеся в экстазе танцполы. Удивительно, что коллектив по сути андеграундный и не тратящий никаких сил на собственное продвижение, каждым своим альбомом буквально-таки взрывал танцевальный мир. И, конечно же, значительную роль в этом играл Лирой Торнхилл - ныне ex-частичка великих и ужасных Вундеркиндов, который после десяти лет бесконечных турне по всему свету в качестве танцора в составе группы ушел в свободное плавание. Теперь он удивляет публику не танцевальными, а музыкальными па: подчеркнутый стиль и лаконичность треков, вкупе с эмоциональным буйством и безбашенным драйвом – вот визитная карточка Лироя, который осчастливил жителей нашей большой деревни своим присутствием в клубе Эрмитаж. 

Дядя Степа - музиционер aka Лирой Торнхилл (Leeroy Thornhill) в Казани. Изображение № 1.

Дядя Степа - музиционер aka Лирой Торнхилл (Leeroy Thornhill) в Казани. Изображение № 2.

Дядя Степа - музиционер aka Лирой Торнхилл (Leeroy Thornhill) в Казани. Изображение № 3.

Дядя Степа - музиционер aka Лирой Торнхилл (Leeroy Thornhill) в Казани. Изображение № 4.

Adelina: You’re so huge! I like big men. Do you like petite women?

Leeroy: (laughs) I like all women.
Adelina: How does it feel to be that big?
Leeroy: You know, I know a lot of people who are bigger than me right now. There are boys aged 21-22 who are bigger than me.
Adelina: Hm… Yeah… But still does it bring any difficulties?
Leeroy: Yeah… All the chairs are too small…
Adelina: Beds?
Leeroy: Yes…
Adelina: You need king size?
Leeroy: (laughs) Yes… 
Adelina: What do you do better: music or dancing?
Leeroy: Probably dancing. Well.. That comes natural, music is something you have to work at, you know. 
Adelina: Can you play music and dance at the same time?
Leeroy: Yeeeeeeeah… (smiles)
Adelina: Ok. You like football?
Leeroy: I do.
Adelina: Can you play football, play music and dance at the same time?
Leeroy: (laughs) No. I only can dance and play music right after playing football or before. 
Adelina: Have you ever hurt anyone while dancing?
Leeroy: (smiles) I don’t think so… I only might smash or hit someone once or twice when he came up behind me or we bumped into each other and stuff.
Adelina: Has your music ever hurt anyone?
Leeroy: (laughs) I don’t know. Probably… May be there are dudes who say “Oh it hurts” about my music.
http://soundcloud.com/leeroy-thornhill/filthbox-session-1-mix?utm_campaign=autoshare&utm_content=http%3A%2F%2Fsoundcloud.com%2Fleeroy-thornhill%2Ffilthbox-session-1-mix&utm_medium=myspace&utm_source=soundcloud
Вот так весело и незатейливо началась наша беседа с вечно-счастливым-и-улыбающимся английским дядей Степой, в ходе которой я узнала, что появился он на свет в Лондоне, но вырос в Эссекской деревушке Рейне, впрочем, вкусы у него были далеко не деревенские. Юный Торнхилл любил бунтующих английских панков - The Clash, Buzzcocks, слушал пластинки возродившегося в конце 70-х движения британских модов - The Jam, The Lambrettas, Secret Affair, и, конечно же, страсть к мятежным гимнам отразилась на его судьбе. Увлечению зарождающейся тогда электронной музыкой способствовали музыкальные вкусы старшей сестры, а также рабочая специальность Лироя - трудовую карьеру он начал на поприще электрика, паяя провода и меняя лампочки.

Что касается танцев, то во многом на Лироя повлияло его поклонение "крестному отцу соула", фанк-гуру Джеймсу Брауну, а также собственное фанатичное увлечение футболом. Последняя страсть не оставляет Лироя до сих пор - он по-прежнему гоняет мяч по полю с селебрити-командой, следит за спортивной формой, болеет за лондонский "Арсенал". Если от Брауна Лирой взял энергичную подачу в лучших традициях "черной музыки", то спорт позволил ему реализоваться как нечеловечески выносливому артисту с выдающимися физическими данными. На танцевальной манере Лироя также сказалось увлечение брейкдансом, хотя кто им только в конце 80-х не увлекался.

Нет сомнений, что Prodigy были величайшей группой своего времени. В 90-х они являлись новаторами в электронной музыке, но в душе всегда оставались рокерами: в их поведении и во внешнем виде четко ощущался привкус панк-протеста. Если бы ребятам было бы суждено родиться на десять-пятнадцать лет раньше, не исключено, что в соседней камере с Сидом Вишезом сидел бы Кейт Флинт, а темнокожий Максим громил бы стекла в состоятельных кварталах. И в этой команде самый прилично выглядящий, и ведущий относительно здоровый образ жизни Лирой мог показаться эдаким вставным зубом. Но его секрет был в характере, возможно, он и был той самой бомбой, сеющей профетическое безумие в рядах музыкантов. Однажды своими выходками он настолько довел "собратьев по оружию", что подобно героям "Джентльменов удачи" Максим, Кейт и Лайам повалили "доцента"-Лироя на пол и, хорошенько связав, намяли ему бока. Впрочем, это лишь часть искреннего образа Лироя, откровенно наслаждавшегося своим местом в главной электронной группе десятилетия. Об этом отрезке своей жизни Лирой говорит “It’s a great part of my life and we are still good friends and stuff… I still get advice when it comes to music… I’m not tired of talking about that, I’m proud of it…”

Шли годы, слава Prodigy не меркла, но, словно предчувствуя конец владычества неприглаженной танцевальной музыки, Лирой постепенно решает покинуть коллектив. Одной из причин были его сольные работы. Желая заниматься музыкой, Лирой не мог посвятить ей должное время - гастроли и тяжелый график не давали ему возможности передохнуть. Впрочем, небольшой сольный опыт у него уже был - в 96-м Торнхилл выпустил mini-альбом под названием "Longman", что значит "долговязый". Мастерская работа с сэмплами и чувственным битом, привели к тому, что одна из композиций с альбома попала в must-сборник диджея и знаменитого журналиста Криса Нидса (автора биографий Primal Scream и Кита Ричардса). В 97-м Лирой помогал записывать альбом землякам рейверам Shades Of Rhytm, делал ремикс для рэпера Dr.Dooom. 
Где-то за два года до наступления миленниума, Лирой сменил псевдоним на Flightcrank. По легенде это название дорогущей модели BMX, которую Торнхилл так хотел заполучить в детстве. В 2001-м Лирой выпустил свою первую имевшую широкую популярность пластинку - "Beyond All Reasonable Doubt". Этот альбом стал своего рода музыкальным базисом для Торнхилла. Идеи, заложенные в "Beyond All Reasonable Doubt", оказались определяющими для дальнейшего творчества долговязого диджея. Это была удачная мешанина всего, что было любо Лирою - угрюмый трип-хоп, помноженный на шизофренический соул, расслабленное даунтемпо, легкий акустический инди-рок, отсылающий к лучшим временам бигбита ритм, сексуальное электро с женским вокалом. Несмотря на это разнообразие, альбом получился цельным и продемонстрировал широкую эрудицию создателя. Кстати, к работе над пластинкой был привлечен и патриарх регги Lee Scratch Perry, вместе с Лироем смастеривший эффектный номер "Twisted". В том же году Лирой спел для "We Control", этот трек взорвал, в том числе и московские радиостанции, став одним из главных хитов года. Среди работ Лироя также можно выделить сингл "Beat Messing", выполненный в духе Prodigy - виртуозные ритмические сбивки, грязный звук и скабрезный сэмпл, смело характеризующий то, чем занимается Лирой - "Dj is Fucking With the Beat". Основав собственный лейбл Electric Tastebuds, Лирой стал чувствовать себя еще свободнее, записываясь со многими музыкантами прямо в своей домашней студии, устроенной на заброшенной ветряной мельнице в Эссексе. 2009-й был ознаменован релизом Tasty Episode 1 - сочной подборкой брейкс-композиций от всех артистов Electric Tastebuds, включая самого Лироя, и проектов, в которых он задействован. Большой Брат Ли приложил руку к большинству композиций данного релиза и выступил его исполнительным продюсером, поэтому данный релиз вполне можно назвать его вторым масштабным проектом со времён лонгплея "Beyond All Reasonable Doubt". 

Дядя Степа - музиционер aka Лирой Торнхилл (Leeroy Thornhill) в Казани. Изображение № 5.


На сегодняшний день Лирой подумывает о продаже своей мельницы каким-то rich russians и живет меж Англией и Германией, работая над своим проектом Smash Hi-Fi на пару с немецким парнем Martin Hoerger. Ребята знакомы уже более 9 лет, не раз сотрудничали и решили записать совместный альбом («the music is gonna be really good», - утверждает Торнхилл). В общем, Лироя, судя по всему, ожидают большие перемены.
Что касается Казани, то великан не раз слыхал о нашем Рубине, не догадывался о существовании “amazing white Kremlin” где-либо еще помимо Москвы, рад, что город растет и обновляется и даже научился паре слов на татарском, не без моей помощи, безусловно. 

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.