Views Comments Previous Next Search

Восхождение с велосипедом на Эльбрус

31667
НаписалЛена Андрианова5 февраля 2009
31667

Зимой иногда хочется вспомнить о лете, так же, как летом вспоминается, почему-то, зима. Лето 2008-2009 года, наверно, каждый из нас провел по-своему. Кто-то работал, а кто-то проехал много тысяч километров к океану с мужем и ребенком (об этом следующий пост). Кто-то автостопил по Европе, кто-то с палаткой скрывался в лесах и фьордах Норвегии, кто-то организовывал свою выставку. Ну а Кристина Обломова с несколькими такими же сумасшедшими искателями приключений решила взойти с маунтинбайком и спуститься на нем же впервые в истории с Эльбруса…

Вводная

Вовка Миланов сидел за столом импровизированной столовой в «бочке» и не умолкал ни на минуту: «А еще папа рассказывал про японца, которого горняшка накрыла так, что он решил сделать себе харакири. Но из-за толстого пуховика не смог довести начатое до конца. В итоге, его связали, и в таком связанном состоянии спустили вниз. Бойтесь горняшки, она может накрыть самым неожиданным образом! Вообще, я думаю, Кристина не дойдет до вершины, Артур не знаю, ну Леша с такой температурой тоже не дойдет, есть шанс только у Кости…»

От идеи до реализации

Идея спуститься с Эльбруса на байках появилась примерно год назад. Ну, подумаешь, пять тысяч метров, подумаешь, вечные снега и льды, подумаешь, горняшка – все бывает в первый раз. Время неумолимо шло, постепенно обозначились участники проекта: Костя Платов, Артур Каралов, Александр Байдаев, Алексей Куканов и я. Перед самым отъездом к нам присоединилась наша знакомая, мама именитого велобайкера Яши Аустера, Татьяна, мечтавшая взойти на Эль. За две недели до знакового события московская часть команды собралась, дабы обсудить спонсорские возможности, физическое состояние каждого, договориться о дате отъезда из Москвы и решить, на какую же из двух вершин мы пойдем. Глаза горели, кровь кипела – мы были готовы к любым ударам судьбы.

Поехали…

Машину Кости Платова по пять раз в год видят на постах ДПС от Москвы до Терскола, и никакого интереса этот сумасшедший автобус с наклейкой «FreedurkiClan» для хранителей порядка не представляет. Все 1800 километров нам горел зеленый свет. Немного поплутав в Воронеже (знали бы вы, какая там набережная – рекомендую!) без особых происшествий мы добрались до квартиры Кости в поселке Нейтрино, что в 20 км от Терскола. Попытки пораньше лечь спать успехом не увенчались, поэтому первую половину следующего дня нас, мягко говоря, одолевал тупняк, и выбраться размять косточки на Чегет удалось только к четырем вечера.

Восхождение с велосипедом на Эльбрус. Изображение № 1.Первый подъем и первый спуск. Руки и ноги как будто из дерева, обрабатывать поверхность удается с трудом, впрочем, отпускать тормоза тоже. Второй подъем на канатке воспринимается с большим воодушевлением – нас ждет пеший поход на Балду, для тренировки и акклиматизации. Свежий воздух проникает в каждую клеточку, теплый ветерок приятно бегает по телу, готовое зайти солнце ласково пригревает – благодать. Мешающиеся велосипеды решили разобрать и привязать к рюкзакам, чтобы руки были свободны для более важных дел, например, помогли бы карабкаться по камням. Задача оказалась несложной и уже через 15 минут, взвалив 20-киллограммовые рюкзаки на плечи, двинулись в путь. Метров 200 мы шли довольно бодро для первого дня в горах, но присоединившийся к нам Вова «Che» Миланов (местный гид, байкер и просто отличный парень) по сравнению с нами бежал, закатывая байк целиком. Конечно, наверху он был минут на 30 раньше нас.

К моменту нашего появления на вершине уже собирались облака и продрогший Вовка «Che» умчался вниз. Мы как-то забыли его поздравить, ведь он стал первым в истории байкером, спустившимся с вершины Чегета.

Восхождение с велосипедом на Эльбрус. Изображение № 2.Ближе к птицам

8.30 утра. «Подъем!» и звонкий удар чего-то металлического обо что-то не менее металлическое – это Костя оповещает о приготовленном завтраке. Но подъем с кровати кажется задачей не этого дня, уж очень все болит! Ладно, лучше забить на недомогание, ведь сегодня нужно переселиться на Гарабаши, точнее, в самую дальнюю бочку (цистерна, приспособленная под проживание). Именно там и решится судьба большей части экспедиции – тому, у кого проявится горняшка во время акклиматизации, придется спуститься вниз и ждать нас в Терсколе.

Как и в день предыдущий мы никак не могли собраться с мыслями и организованно действовать. Минуты стремительно складывались в часы, часы приближали нас к закрытию канатки, а мы только отоваривались продуктами с собой наверх. И аккурат в тот момент, когда Костин автобус, уже загруженный донельзя пищей, несся к подъемнику, настигло то, что называют «кавказским гостеприимством». Вкратце для танкистов – даже если ты торопишься и не голоден, в определенных условиях поесть и пообщаться тебе все же придется и не каких-нибудь там пять-десять минут. Безусловно, это очень приятно, но как итог – у канатки пришлось-таки козырять именем генерального директора компании «Эльбрустурист». Благодаря такому козырю работники канатки расслабились только тогда, когда мы оказались на Гарабаши.

Мы начинаем КВН

Говорят, первая ночь на бочках не у всех проходит гладко из-за недостатка кислорода. Кто-то просто не может заснуть, кто-то просыпается в бреду каждые пять минут, кому-то жарко, кому-то холодно и так всю ночь. Поэтому на утро далеко не все выглядели свежими и отдохнувшими.

Денек выдался чудненьким, но когда на горизонте появился еще один член нашей команды Алексей Куканов, поднимавшийся от подъемника, мы чуть не упали в обморок. Не то чтобы он предстал перед нами в каком-то необычном виде, но даже издали было видно, как полыхает его тело, зажатое в тиски температуры. На момент своего появления у сибиряка Алексея было примерно 37.5-38 С. Впрочем, это не помешало ему все же дойти до скал Пастухова в отличие от меня. Узкие лямки неправильно подобранного рюкзака врезались в плечи так, что за 150 метров до скал боль из-за 20 кг байка за спиной все же достигла своего предела и руки начали неметь. Пришлось поступиться всеми принципами и забить на рекорды. Зато на спуске удалось отыграться за все неудобства и вес байка. Гнать на велике среди такого простора – сродни прыжку с парашютом, только вместо голубого неба, хрустящий снег, а вместо натянутых строп и купола – руль и колеса.

Вообще же, этот выход дал ясное ощущение, что зайти с байком целиком будет очень сложно и лучше пожертвовать одним из трех великов и разделить вес оставшихся двух на всех членов команды. Эту идею подкинул Саша Байдаев, который, правда, присоединиться к нам так и не смог. В тот же вечер решили, что идем на самую высокую, западную вершину. Говорят, она хоть и выше, но дружелюбнее.

ХХХ (14 августа)

Вечером перед событием Х нас трясло. В ход шли нелепые шутки, дабы поддержать боевой дух, чьи-то пошатнувшиеся нервы то и дело требовали пищи, сложно скрываемые смешки без причин и постоянная беготня туда-сюда выдавали сильное напряжение команды. Кошки, палки, пуховики, шапки, перчатки, ботинки, рюкзаки – все хаотично металось по бочке, уворачиваясь от беснующихся хозяев. Попытки собрать все в одном месте, спрятать, чтобы не потерять в итоге приводили к пропажам, потому что в царящем хаосе запомнить что-либо было проблематично. Ночь пришла неожиданно и необратимо, равно так же, как и утро следующего дня. В 2.30, несмотря на обещанный «Эльбрустуристом» к 4 утра ратрак, вся команда была на ногах. Быстрый завтрак из яиц, сваренных в мешочек, но получившихся вкрутую. Один бутерброд в рот, пара с собой. Каждому по дюжине сосательных конфет, вдруг это поможет задержать вырывающийся изнутри завтрак?

4.30 утра. Ходить час по бочке в кошках в ожидании ратрака сложно даже для суровых челябинских парней, но только не для нас.

5.00. Спать в кошках сложно только для суровых челябинских парней, а нам уже все равно, ратрак ведь так и не приехал. Волевым усилием решаем больше не ждать, а выспаться и прояснить ситуацию на свежую голову. Как оказалось позже, ратрак попросту сломался, но будет на следующее утро ровно в четыре. Свободный день каждый из нас потратил по-своему. Артур и Алексей спустились за продуктами в Терскол, а мы с Костей сделали тренировочный подъем к скалам Пастухова.

Мы только прошли Приют, как откуда-то из тумана появилась Татьяна Аустер. Она решила одна штурмовать Эльбрус из-за необходимости отъезда в Москву в этот же день: «Я дошла до косой – очень сложно! Думаю, Костя до вершины дойдет, а вот ты, Кристина, нет!». Обнадеживающее заявление за день до восхождения.

Хотя бы подъем к Пастуховым в этот раз прошел гладко и без эксцессов.

Вернувшись в бочку, мы обнаружили двух незнакомых парней. «Здравствуйте! Похоже, мы будем у вас жить». Вот елки-палки, мы впятером-то здесь как шпроты в банке, куда же еще двоих? Тогда нам было невдомек, что Женька Исламов и Рафаэль Мурзаханов – настоящие Геркулесы, и буквально посланы небесами. «А зачем вам здесь велики?» - спрашивали наши новые соседи. «Миссия у нас…» Слово за слово выяснилось, что парни уже на следующий день собираются на Эльбрус. О! «А, может, возьмете пару колесиков, поможете миссии». Ребят наша просьба не напрягла и ближе к вечеру мы снова начали сборы.

День сырка (15 августа)

2.30 утра – «Давайте еще поспим, а?» «Ага…»

3.00 утра – «Вроде погода ничего, хотя всю ночь ветер буйствовал…»

- «Прорвемся!»

Снова завтрак, снова яйца и бутерброды, только все уже гораздо спокойнее и дисциплинированнее. В 3.50 где-то совсем близко раздалось характерное рыканье. Ура! Мы все же идем наверх. Глядя на наших новых соседей, мы вдруг начали понимать, что ребята только-только осознают, во что ввязались и в чем суть миссии. «Так вы что, на великах вниз хотите спускаться?». Но появившийся на пороге водитель ратрака не дал нам вразумительно ответить. По коням! На улице довольно тепло, примерно -2/-5 градусов. Наша цель – достигнуть на ратраке скал Пастухова, а дальше пешком. По пути наверх одна из гусениц адской машины издает звонкий хлопок – это порвался какой-то ремень стоимостью 20 тысяч рублей, ну и расценочки! Все же высадили нас в положенном месте. Тепло и морозно, ни единого дуновения ветерка. Нагружаемся и в путь. Метров через двадцать Артур понимает, что слишком тепло оделся. Еще через двадцать, что сноуборд был явно лишним. Тем временем Женька, сославшись на натертые ноги и невозможность ходить траверсом, напрямую ушел вверх. Кстати, до вершины он добрался за 3 часа 50 минут. Рафаэль вскорости тоже скрылся из виду. Артура мы так же потеряли, но где-то внизу, его покалеченная накануне отъезда нога не давала покоя. Нас осталось трое: Алексей, Костя и я. Алексей с лыжами и рамой на рюкзаке все время шел метров на 10 выше, и его приходилось догонять. Костя был замыкающим нашей мини-группы и постоянно наступал мне на пятки. Я оказалась буквально в кольце маньяков-бегунов в гору, и ничего другого не оставалось, как идти или хотя бы пытаться идти с их скоростью. Косую и траверс прошли довольно бодро и под сияющим солнцем, а вот ближе к седловине погода начала портиться. Вскоре из-за тумана мы перестали видеть друг друга на расстоянии 2-3 метров.

«Привет!» - сначала просто силуэт, потом сквозь туман проявилось чье-то восторженное лицо. Первая мысль – пришли? Вторая – кто это? А! Наш сосед, Рафаэль. «Ну вы даете, я вас уже час жду! Женька на вершине давно, замерз, наверное. Я, пожалуй, к нему пойду…» - и снова тишина. Судя по времени, мы и так опережаем свой график на несколько часов, но уфимцы явно решили идти на рекорд скорости!

Видимость все хуже, идти все сложнее, кислорода все меньше.

Останавливаешься перевести дух каждые 50 метров. 50 метров по здешним меркам – это очень много, это примерно 30 минут все время вверх. Снова кто-то появляется из тумана и останавливается перед нами. «Мы решили вниз спускаться, на вершине очень холодно, да и делать там нечего!» - это снова наши соседи. Неужели мы плетемся, как черепахи? Кстати, конкретно этого эпизода с Женькой и Рафаэлем я не помню, несмотря на чурчхеллу и прочие продукты, которые пришлось приватизировать у ребят, чтобы не умереть с голодухи. Вся наша еда осталась у Артура! «Колеса наверху, не думаем, что их сподобится кто-нибудь спереть». Это точно. Что вверх, что вниз идет одна и та же узкая тропа. Свернуть с нее и пройти незамеченным, значит вскорости улететь куда-нибудь в трещину или на камни. Тем более, пожалуй, из тех 100-200 человек, которые поднимались в этот же день, не было ни одного, кто не знал бы о нашей колесной миссии. Еще до седловины спускающиеся туристы-альпинисты, увидев у нас за спинами запчасти от байков, рассказывали про двух странных парней с колесами, один из которых вот-вот дойдет до вершины. Ведь что делать людям на горе с колесами за спиной? Приходилось их успокаивать и показывать недостающие детали. Вскоре новость о парнях с колесами до нас доносили каждые сто метров и мы четко могли представить, где сейчас ребята и чем они занимаются.

- «Ну, эта, мы пойдем».

- «Давайте, осторожнее там, ничего ведь не видно…»

- «Прорвемся!» - с этой радостной мыслью, прорваться хоть куда-нибудь, мы продолжили поход.

- «О, с великами! А ваши колеса уже вас ждут!» - говорили счастливые восходители – «Чуть-чуть осталось, это последний подъем, метров 80 и вы на вершине!» Последний подъем, и еще один последний подъем, 80-180 метров, а вершины все нет! Ноги натыкаются друг на друга и гудят, голова ничего не соображает, руки с палками производят какие-то нелепые движения – для чего, вообще, они нужны? Костя скрывается в тумане, снова подъем и… Гиря, желтая гиря первой бросается в глаза – это вестник того, что мы на месте! Эту 16-килограммовую гирю занесла сюда девушка, да не одну, а две и подняла их по некоторым данным 80, по некоторым все 100 раз! Вот такие русские женщины. Вторую гирю мы так и не обнаружили, наверное, кто-то забрал в качестве сувенира.

Надо сказать, вершина нас встретила радушными порывами сильного ветра. Мне показалось, что на улице как минимум -20, уж очень быстро мы замерзли. Минут через 30 подтянулся наш главный консультант Владимир Миланов со своей группой испанцев. Конечно же, он был удивлен, увидев нас почти в полном составе. А то!)))

Восхождение с велосипедом на Эльбрус. Изображение № 3.Кое-как собрав байки и насладившись видами метра по два во все стороны (остальное было затянуто облаками), нырнули вниз. В самом опасном месте для проезда мы снова встретились с Вовкой: «Здесь только в связке!». Как скажете, товарищ начальник, и меня привязывают веревкой к Алексею, который чувствовал себя на лыжах в такой среде, как рыба в воде. Камни или отвесные уклоны, казалось, он если не проедет, то пролетит любой сложный участок. Так, в связке, мы спускались метров сто, после чего надобность отпала, и Алексей, наконец, смог насладиться скоростью, умчавшись вниз. Ну а мы с Костей продолжили «триумфальное» движение на байках, то накатом, то толкаясь ногой. Силы быстро покидали тело, и вот тут-то в наши головы постучала горняшка. Ощутив всю тяжесть бытия, и пытаясь в очередной раз понять, зачем мне все это надо, я начала рыдать навзрыд. А поскольку кислорода для этой деятельности явно не хватало, с испугу, что вот-вот задохнусь, вместе с байком рухнула в обрыв. Когда байк остановился, я продолжала сползать все ниже. Честно говоря, так бы и ползла, если бы не подбежавший Костя. Он схватил меня за руку и вытянул обратно на дорогу. Сам Костя, кстати, жаловался на тошноту, пожалуй, это единственное проявление его горняшки.

Восхождение с велосипедом на Эльбрус. Изображение № 4.К счастью, траверс закончился, и можно было ехать, но мы опять развалились на склоне. Вскоре на горизонте появился наш спаситель Вовка. Посмотрев на груду железа и тел, а так же оценив всю сложность ситуации, он протянул пачечку чего-то желеобразного. «Выпейте, это тонизирующее средство. Я его иногда пью, когда сил нет, а надо еще кого-то откуда-то вытаскивать…» И действительно, через пять минут мы уже почувствовали себя живыми! Погодка наладилась, снег побелел – можно было продолжать спуск. Ух! Конечно, усталость еще сказывалась, но эмоции просто захлестывали от осознания того, что можно ехать и ехать, тормозить или не тормозить, карвинговать или просто нестись по-прямой, падать через руль или вбок. Кстати, шипованные покрышки, которые совсем не помогали в снегу, наконец, проявили себя на льду. Благодаря им можно было остановиться практически везде или притормозить и не убраться, если скорость казалась большой. В самый разгар «полета» нас настиг Артур с фотоаппаратом. «Так, давайте-ка вот здесь помедленнее и поверните, я вас снимаю…» Нет проблем, шеф! Снова полет, и снова: «Стоп, мотор!» - это Алексей с видеокамерой. Сейчас будем делать интервью, прямо во время спуска. Поехали…» Как жаль, что это ноу-хау, рассуждения о жизни во время спуска с Эльбруса, были впоследствии стерты окончательно и бесповоротно, равно как и съемки на самой вершине. Наверное, так было надо.

Когда мы, наконец, добрались до бочки, было уже около пяти вечера. Наш подъем занял 6.5 часов, а спуск аж 4.5 часа. Почему так много? Часа полтора мы провели на вершине, еще около часа снимались, но на рекорд скорости даже те оставшиеся 2 часа, безусловно, не тянули. Да, было тяжело, да, если бы вместо меня был пацан-молодец, возможно, спуститься, можно было бы и за 20 минут. Но ведь мы не стремились уехать со склона. Ну, когда еще можно будет разглядывать Приют одиннадцати сверху вниз, рассмотреть поближе восточную вершину, полежать на снегу на 5 000 метрах над уровнем моря, подумать и помечтать в таких условиях о новых восхождениях?

Банька в темку

Восхождение с велосипедом на Эльбрус. Изображение № 5.И какой же русский после быстрой езды не любит попариться в баньке? Нас приятно удивило приглашение супернавороченной гостиницы «Поворот» попариться в бане в честь спуска. Да, от таких предложений грех отказываться! От теплых паров и холодного бассейна народ явно разомлел, от коньяка опьянел, усталость предыдущих дней как рукой сняло. Давненько мы не собирались за одним столом, в одной бане, чтобы что-то отметить и просто пообщаться, а ведь это так сближает. Поэтому, как доктор психонаук говорю вам – соберите ближайших соратников и… Идите в баню и пусть между вениками, ароматными парами и застольем в голове рождаются новые планы, маршруты и идеи!

Чуть больше фотографий смотрите здесь

Спасибо: «Эльбрустурист», «Поворот», twentysix.ru.

Отдельное спасибо Саиду Рузиеву за гостеприимство и Диме Художнику за обмундирование!

Текст: Кристина Обломова

Фото: Константин Платов, Артур Каралов, Алексей Куканов

Рассказать друзьям
3 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.