Views Comments Previous Next Search

Наши на коллайдере

309093
НаписалАлексей Гусев24 мая 2011

Каково это — работать в ЦЕРНе?

Наши на коллайдере — Интервью на Look At Me

Алексей Мережин — программист, который работает в ЦЕРНе, где находится Большой Адронный Коллайдер. В этом интервью он отвечает на вопросы о месте, про которое ходит так много легенд.

— Алексей Мережин за рабочим местом. По традции колонки 42! в очках ведущего колонки :-). Изображение № 1.— Алексей Мережин за рабочим местом. По традции колонки 42! в очках ведущего колонки :-)

О главном

В столовой ЦЕРНа дают суп на обед?

Основной обед тут: зеленый салат, 2 основных блюда на выбор, 2 гарнира, 2 вида овощей. Еще есть гриль, пицца, вегетарианская кухня, специальная кухня (например, пятничный кебаб). Суп тоже можно достать, но это мало похоже на русский суп. Например все лето в качестве супа только гаспачо.

В Женеве в конце года проходит праздник Эскалада. Одна из его особенностей — на улицах наливают вкусный овощной суп.

Да, непонятно как можно сделать что-нибудь для науки в таких условиях. Ну хорошо, а что будет, если я, работник ЦЕРНа, напьюсь на рабочем месте?

Напьешься? Тут на обед можно спокойно взять стакан вина. Можно взять бутылку, но мало кто может сохранить работоспособность после бутылки вина.

У нас тут на территории ЦЕРНа есть пикниковое место. Там можно готовить барбекю и запивать его чем-нибудь алкогольным. Но такой возможностью пользуются после работы.

В рабочее время напившихся людей я не видел. Но следует сказать, что и в московских компаниях я ни разу не встречал такой проблемы.

О работе

— Овцы тоже задействованы в поисках антиматерии! Фото из архива Алексея.. Изображение № 2.— Овцы тоже задействованы в поисках антиматерии! Фото из архива Алексея.

На самом деле важны не суп и алкоголь, а то, как ты попал на работу в ЦЕРН.

Да я сидел однажды, смотрел европейские сайты и нашел какую-то позицию в ЦЕРНе. Я дошел до этого сайта, кажется, от сайта Еврокомиссии. Я даже пытался проделать это позже еще раз, но у меня не получилось. А тогда просто послал письмо, и через три месяца меня пригласили на собеседование. Там стоял выбор между мной и еще одним парнем. Выбор пал на меня, и так я оказался тут.

В чем заключается твоя работа?

Я разрабатываю софт для операторов LHCb. Грубо говоря, он позволяет делать схематические интерфейсы для контролируемых точек, оповещать о проблемах, контролировать работу.

В настоящее время мы делаем новую версию библиотек, к осени планируется перевод работающих приложений.

И на каком языке ты программируешь этот мониторинг?

Среда называется PVSS. Впервые я столкнулся с ней в ЦЕРНе. Надо сказать, что, после тех инструментов, что я использовал ранее, этот язык для меня был большим шагом назад.

Язык даже не объектно-ориентированный, потому что изначальная его задача — отображать состояний объектов и отправление команд.

О ЦЕРНе

— Велосипедная парковка на улице Демокрита внутри ЦЕРНа. Изображение № 3.— Велосипедная парковка на улице Демокрита внутри ЦЕРНа

А как организован ЦЕРН?

Весь ЦЕРН делится на большие департаменты, которые делятся на группы, которые делятся на секции. 

Наша группа занимается SCADA-системами, целью которых является мониторинг и управление LHCb. В этой группе есть секции, которые непосредственно взаимодействуют с датчиками, а моя секция, как я уже сказал, занимается софтом для операторов. Операторы — это люди, которые сидят в Control Room и наблюдают за состоянием коллайдера.

Кто больше работает, тот больше ест?

В ЦЕРНе есть несколько видов контрактов — Staff, Fellows, Project associates, Users. Насколько я знаю, для рядовых сотрудников зарплаты фиксированные по типу контракта. Самый крутой тип контракта — Staff IC, т.е. пожизненный. Это значит, что тебя практически не могут уволить и свою зарплату ты будешь получать всю жизнь. А на пенсии — 80% зарплаты.

Мой тип контракта — Project associates, максимально возможный срок продления — 3 года. Все Project associates получают 4128 франков в месяц (около 130 000 рублей в месяц).

О среде

— Вообще в ЦЕРНе много водится разных животных. Изображение № 4.— Вообще в ЦЕРНе много водится разных животных

Обычно, когда в городе есть большое предприятие, его работники имеют какой-либо социальный статус. Применимо ли это к работникам ЦЕРНа?

Женева это самый маленький метрополис мира. Тут базируются разные организации: ООН, Красный крест, рядом ФИФА и так далее. Так что ЦЕРН тут лишь одно из «предприятий».

Отличаются ли швейцарские программисты от российских?

У программистов есть общая среда — интернет, и она мировая. Поэтому тут все то же самое. Хотя ЦЕРНе разные группы имеют разные порядки. Однако, есть попытки сделать некоторые общие точки. 

А вот условия различаются. Тут очень высокий уровень толерантности и уважения к человеку вне зависимости от его профессии. Например, история про моего бывшего соседа по офису. До моего приезда он особо сильно загрязнил офис, и уборщица, увидев это, отказалась убираться. В итоге вызывали специальную службу уборщиков. Мне сложно представить себе такое в московском офисе.

 О развлечениях

Изображение 5. Наши на коллайдере.. Изображение № 5.

Как любят развлекаться ребята, которые работают в ЦЕРНе?

Здесь организованы ЦЕРН-клубы. Автоклуб, футбольный клуб, сквошклуб, велосипедный клуб.

Участники бегового клуба каждый день перед обедом целым табуном совершают пробежку. Один парень часто ломает себе ноги — он в клубе бейзджампинга. Вокруг горы, поэтому лыжный клуб особо процветает.

Клубы-клубы. А ночные клубы?

С этим у меня большой лаг после Москвы. Я еще считаю себя жителем большого города. И Женева для меня — деревня. Тут есть пару клубов, но они конечно совсем не то, что в Москве.

С другой стороны, есть очень дорогие места. Вот приходишь ты туда, тебе дают стакан алкоголя и он стоит 50 франков (1 500 рублей). И аудитория там — золотая молодежь. Я-то не старый, но для меня они какие-то маленькие. 

 Изображение 7. Наши на коллайдере.. Изображение № 6.

See you!

Рассказать друзьям
30 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.