Views Comments Previous Next Search

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля

2025728
Написалалиса таёжная10 марта 2012

К выходу в прокат противоречивого «Грозового перевала» Look At Me вспоминает еще 14 нестандартных экранизаций классических книг

 

Вчера в российский прокат вышла новая экранизация «Грозового перевала» — совершенно неожиданный взгляд на английскую классику романтизма: режиссер Андреа Арнольд, прежде рассказывавшая о трудной жизни рабочих окраин современного Лондона, пересказала часть истории Эмили Бронте о несчастной любви с сохранением всех атрибутов фермерской жизни XIX века. Арнольд выкинула из истории почти все диалоги и решила снимать фильм дрожащей камерой. Неожиданные крупные планы, однообразные унылые пейзажи, отсутствие речи и сцены повсеместной будничной жестокости очень отличают этот фильм от традиционных экранизаций Бронте, предпринятых до этого. 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 1.

 

К выходу нового фильма Андреа Арнольд Look At Me вспоминает еще четырнадцать экранизаций, которые вольно обошлись с литературными первоисточниками.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 2.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 3.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 4.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 5.

Кровь для Дракулы




1974
«Дракула» Брэма Стокера

«Энди Уорхол представляет». Насмешливая и кровавая вариация на тему графа Дракулы, который в исполнении Удо Кира мечется в поисках крови девственниц и всякий раз после укуса вынужден с отвращением отплевываться. Его главный враг не Ван Хельсинг, а садовник в исполнении главного актера уорхоловской фабрики, Джо Д’Алессандро. Он все время оказывается на шаг впереди графа, дефлорируя очередную даму, а затем берется за кол уже в буквальном смысле.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 6.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 7.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 8.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 9.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 10.

Сало, или 120 дней Содома





1975
 «120 дней Содома» Маркиза де Сада

Пазолини заменил фривольную и насмешливую манеру писателя на свинцовую серьезность, а барочный антураж — на унылые казематы и залы замка. Главными героями режиссер сделал людей из высшего общества фашистской республики Сало на юге Италии в конце 1940-х. Они не проверяют на прочность границы сексуальности, а устраивают в замке праздник зверств и жестокости со своими юными пленниками.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 11.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 12.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 13.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 14.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 15.

Голем




1980

 «Голем» Густава Майринка

Польская сюрреалистическая антиутопия Петра Шулькина, снявшего впоследствии несколько фильмов на подобную же тему («О-би, Об-а — Конец цивилизации», «Га, Га — Слава героям»). Формально это экранизация ставшего уже культовым романа австрийца, но острая социальная критика тоталитаризма отодвигает карты Таро и еврейскую мифологию на десятый план.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 16.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 17.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 18.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 19.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 20.

Остров сокровищ




1985

«Остров сокровищ» Роберта Льюиса Стивенсона

Наиболее эстетская экранизация Стивенсона руками невероятного Рауля Руиса, больше похожая на рассказ того же Майринка, приснившийся Борхесу — с двойниками, размытыми границами сна и реальности и поражающей воображение визуальной частью. Актерский состав на высоте: Жан-Пьер Лео, Анна Карина, Лу Кастель и маленький Мельвиль Пупо в роли Джима Хокинса.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 21.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 22.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 23.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 24.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 25.

Гамлет идет в бизнес





1987

«Гамлет» Уильяма Шекспира

Во втором фильме Каурисмяки вновь обращается к классике, как и в дебюте «Преступление и наказание». Режиссер вольно обращается с первоисточником и полностью отказывается от рифм Шекспира и делает принца датского не страдающим невротиком, а наследником хельсинского фабриканта и толстощеким циничным дельцом. Картина полна черного юмора (чего стоит одна идея запустить на заводе производство резиновых уточек) и богата на вызывающих антипатию персонажей.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 26.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 27.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 28.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 29.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 30.

Отверженные




1995
«Отверженные» Виктора Гюго

Клод Лелуш заменил в этой экранизации Гюго социальный конфликт на национальный, а каторжников — на евреев, страдающих и гибнущих во время Второй мировой. Тем самым он явно девальвировал основной код оригинала, подменив социальную трагедию драмой одного народа. Жан-Поль Бельмондо играет здесь сразу две роли — отца и сына.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 31.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 32.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 33.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 34.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 35.

Ричард III





1995
«Ричард III» Уильяма Шекспира

Ричард Лонкрэйн перенес действие пьесы Шекспира из Средневековья в некую альтернативную Великобританию 1930–1940-х годов с тоталитарным режимом в качестве исторического фона и сэром Йэном МакКелленом, старательно копирующим повадки Гитлера, в главной роли.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 36.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 37.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 38.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 39.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 40.

Ромео + Джульетта


 


1996
«Ромео и Джульетта» Уильяма Шекспира 

Одна из самых популярных экранизаций Шекспира стала хитом поколения MTV. Фильм снят Базом Лурманом с драгдилерами с пистолетами наперевес и известными строчками, произносимыми на манер хип-хоп-хита середины 1990-х. Помимо ДиКаприо и Клэр Дэйнс в главных ролях и ротацией на радио саундтрека The Cardigans, фильм примечателен еще и цитатами из другой вольной экранизации «Ромео и Джульетты» — «Вестсайдской истории».

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 41.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 42.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 43.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 44.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 45.

Отель



2001
«Герцогиня Мальфи» Джона Уэбстера

Майк Фиггис взялся за экранизацию пьесы Уэбстера, перенеся ее действие в Венецию. Пьесу в стилистике триеровской «Догмы» снимает съемочная группа с взбалмошным оригиналом-режиссером у штурвала, другая съемочная группа снимает фильм про съемки фильма, в то время как каннибалы, управляющие отелем, делают эти самые съемки довольно затруднительными. Получилось яркое, претенциозное и при этом весьма оригинальное зрелище.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 46.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 47.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 48.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 49.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 50.

Даун Хаус




2001
«Идиот» Федора Достоевского

Стеб Романа Качанова на тему Достоевского вызывает дикое раздражение за лихое искажение классики или небывалый восторг за воссоздание атмосферы 1990-х, хотя обильное цитирование фраз из фильма говорит скорее о настоящей народной любви. Вся развеселая кинотусовка тех лет от Охлобыстина до Троицкого — в сборе и в кадре.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 51.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 52.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 53.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 54.


Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 55.

Тристрам Шенди: История петушка и бычка



2005
«Жизнь и суждения Тристрама Шенди» Лоуренса Стерна

Модернистский роман XVIII века в голове Майкла Уинтерботтома превратился в постмодернистскую матрешку о съемках экранизации этого романа. В одном фильме сошлись отличный дуэт Стива Кугана и Роба Брайдона (позднее они вновь встретятся у Уинтерботтома в «Путешествии»), игры со смыслами, постоянные передвижения из настоящего в прошлое, диалоги и много удачно схваченных деталей о сложностях съемочного процесса.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 56.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 57.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 58.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 59.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 60.

Макбет




2006
«Макбет» Уильяма Шекспира

Режиссер фильма о нацистах «Ромпер Стомпер» Джеффри Райт решил осовременить Гамлета в духе Лурмана. Получилось не особо убедительно, хотя Сэм Уортингтон, будущая звезда «Аватара», очень старается и хлопочет лицом, а энергичный монтаж не дает лишний раз отвлечься.


Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 61.


Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 62.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 63.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 64.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 65.

Кориолан 



2011
«Трагедия о Кориолане» Уильяма Шекспира

И снова Шекспир — на этот раз в видении Рэйфа Файнса. Камера все время дергается и дрожит, как в фильмах Гринграсса про Джейсона Борна, на экране — разрушенные войной дома Белграда и заросшие щетиной брутальные наемники с автоматами в руках. Однако Ванесса Редгрейв, Джессика Честейн и, конечно, сам Файнс своей игрой не позволяют фильму превратиться в военный экшен.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 66.


Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 67.

 

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 68.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 69.

Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 70.

Шерлок



2010
Детективы о Шерлоке Холмсе Артура Конан Дойля

Сериал, сделавший Камбербэтча любимцем миллионов. Его Шерлок не курит трубку и не колется морфием — вместо этого у него есть никотиновые пластыри, а роль лупы выполняет iPhone. И Мориарти становится скрытым геем, и Ирэн Адлер гибнет от рук арабских террористов в Афганистане, но, как ни странно, по духу эта экранизация много ближе к произведениям Конан Дойля чем многие другие, свято блюдущие канон английского детектива.  


Игра в классику: 15 вольных экранизаций — от Шекспира до Конан Дойля. Изображение № 71.

Текст: Дмитрий Карпюк

Рассказать друзьям
20 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.