Views Comments Previous Next Search

Берлинская сцена: Музыканты

1519933
НаписалМиша 17 мая 2012

Главные электронные музыканты Берлина, которые меняют европейскую сцену

Падать с ног после ночных танцев, встречать рассвет на крыше, услышать живьем терменвокс или оказаться на фестивале в индустриальном пригороде — это все про Берлин. Место рождения легендарных клубов Tresor и Berghain, Берлин, когда-то породивший индастриал и краутрок, в 90-е создал сильнейшую техно-сцену, влияние которой на себе так или иначе испытывают все нынешние музыканты. Если все твое детство прошло под первые рэйвы в соседской квартире, от этого сложно будет отмахнуться, когда начнешь писать собственную музыку.

Look At Me объясняет, кто есть кто на современной берлинской сцене, откуда взялись эти люди и чем мы им обязаны.

Берлинская сцена: Музыканты. Изображение № 1.

 

Берлинская сцена: Музыканты. Изображение № 2.

Берлинская сцена: Музыканты. Изображение № 3.

Тот факт, что милые девушки, оказывается, могут быть ничуть не худшими диджеями, чем суровые мужчины, уже давно укрепился в умах даже самых непримиримых шовинистов. Ну а поющая электронщица, чья музыка вызывает бурю восторга у редакторов Pitchfork и Wire — и вовсе штамп. Неожиданным фактом может стать то, что фрау Фраац (это настоящая фамилия Аллиен) — руководитель одного из самых успешных берлинских лейблов: уже более десятка лет ее любимое детище BPitch Control вполне благополучно работает на казалось бы невозможном стыке клубной, авангардной и поп-музыки. Здесь делали свои первые шаги Modeselektor, Apparat, Бен Клок, Саша Функе, Томас Андерссон и здесь же, собственно, издает большинство своего материала сама продюсерша.

В жизни, как и в творчестве, Эллен — берлинка до мозга костей, о чем свидетельствуют не только названия ее альбомов, но и сама музыка. Это милый и по-женски наивный электронный минимализм, где нашлось место не только солнечным мелодиям и ненавязчивому вокалу, но и аутентичному немецкому глитчу, врастающему в твердый ритмический фундамент танцпольного техно.

Берлинская сцена: Музыканты. Изображение № 4.

 

Берлинская сцена: Музыканты. Изображение № 5.

Берлинская сцена: Музыканты. Изображение № 6.

Одна из тех живых легенд, чье творчество до сих пор тесно связано с настоящим. В прошлом у герра фон Освальда осталось изобретение жанра даб-техно вместе со своим коллегой и другом Марком Эрнестусом, культ вокруг Basic Channel и его составляющих, становление магазина Hard Wax и популяризация в Европе детройтского техно, эксперименты с ямайским дабом в составе Rhythm & Sound, неприятный эпизод с пережитым инсультом и десятки тысяч часов за пультом в качестве одного из лучших европейских звукоинженеров. Настоящее легендарного немца не менее насыщено событиями — он до сих пор остается основным звукоинженером на нескольких самых серьезных лейблах (Tresor, Honest Jon’s) и все с тем же упорством занимается музыкой — на днях был анонсирован новый альбом его основного сегодня проекта, Moritz von Oswald Trio, исполняющего очень хитрую импровизационную музыку — смесь даба, авангардной электроники и даже краутрока.

Среди обширного творческого багажа герра фон Освальда трудно выбрать что-то конкретное, однако каждый уважающий себя фанат электроники должен как минимум ознакомиться с его работами в составе Basic Channel, Maurizio и Rhythm & Sound — хотя бы для того, чтобы проследить, откуда растут ноги у классического дабстепа или сегодняшней бас-музыки.

Берлинская сцена: Музыканты. Изображение № 7.

 

Берлинская сцена: Музыканты. Изображение № 8.

Берлинская сцена: Музыканты. Изображение № 9.

Творчество Штефана Бетке, классика даб-техно, глитча и дабтроники из Берлина, имеет лишь один существенный минус — его последний полноформатный альбом вышел в 2007 году, целых пять лет назад. В актуальности от этого, впрочем, Бетке нисколько не теряет — умное, по-немецки щепетильное отношение к процессам составления и записи каждого отдельно взятого трека, чуть ли не профессорский подход к наложению эффектов и финальному сведению и бесконечная глубина звука — вряд ли сегодня можно найти хотя бы дюжину современных продюсеров, безукоризненно следующих таким же принципам.

Скоротать время в ожидании нового альбома Бетке лучше всего за переслушиванием его классики — новый материал, который он выпустил на новом, абсолютно созвучном со своим псевдонимом лейбле, ей все-таки проигрывает.

Берлинская сцена: Музыканты. Изображение № 10.

 

Берлинская сцена: Музыканты. Изображение № 11.

Берлинская сцена: Музыканты. Изображение № 12.

Сегодня Гернат Бронзерт и Себастьян Сцари находятся в первых рядах строителей виртуальных мостов между немецкой и британской электроникой. Заработав опыт, имя и репутацию после серии успешных релизов на BPitch Control, берлинский дуэт открыл сразу два своих собственных лейбла — Monkeytown и 50 Weapons. Стилистика первого из вышеупомянутых лейблов курсирует где-то между «лазерным» хип-хопом и глитчем, на втором же готовятся актуальнейшие в контексте современной электроники гибриды бас-музыки и техно — здесь выпускаются Anstam, Shed, Falty DL, Cosmin TRG, Марсель Деттманн, Dark Sky, Addison Groove и прочие продюсеры-новаторы, чья музыка уже сегодня прочно стоит одной ногой в дне завтрашнем.

Музыку Modeselektor можно описать одним простым словом — «качает». Конкретней, это забористый сплав из глитч-хопа и электро, цепкие мелодии, подчеркнуто аналоговый звук и россыпь приглашенных вокалистов. Здесь нужно упомянуть главного из британцев, притянутых творческой активностью Modeselektor, — Том Йорк, помимо непосредственного участия в записи альбомов берлинского дуэта, еще и активно продвигает их подопечных: те же Shed и Anstam недавно засветились на альбоме ремиксов Radiohead.

Берлинская сцена: Музыканты. Изображение № 13.

 

Берлинская сцена: Музыканты. Изображение № 14.

Берлинская сцена: Музыканты. Изображение № 15.

В начале 2000-х после не увенчавшихся особым успехом электромузыкальных экспериментов, Филипп Солльман решил переключиться на музыку, с его точки зрения, более востребованную — и не прогадал. Сегодня он не только популярный диджей, но и один из главных артистов знакового немецкого лейбла Dial (там издается, например, Pantha du Prince), одной из главных местных кузниц мелодичного тек-хауса.

К слову, мелодии для Солльмана не так важны — здесь во главе угла стоит классический чикагский грув, пусть и тщательно рафинированный и отфильтрованный по лучшим стандартам немецкого «минимала».

Берлинская сцена: Музыканты. Изображение № 16.

 

imgБерлинская сцена: Музыканты. Изображение № 17.

Рассказать друзьям
15 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.