Views Comments Previous Next Search
Лучшие монологи 
Квентина Тарантино — Интервью на Look At Me

Интервью

Лучшие монологи
Квентина Тарантино

Режиссер «Джанго освобожденного» о Спайке Ли, гангстерских фильмах и бутафорской крови

Сегодня в прокат выходит новый фильм Квентина Тарантино «Джанго освобожденный». Беглый раб Джанго (Джейми Фокс) и гуманистично настроенный дантист (Кристоф Вальц) убивают людей и ищут ту единственную, с которой Джанго разлучили злые руки судьбы.

Материал подготовил: Андрей Карташов

 

Чтобы разобраться в его мотивации снимать фильмы, полные насилия, цитат и забытых музыкальных шедевров прошлого, Look At Me собрал самые яркие монологи режиссера из различных источников и для наглядности снабдил их видеоиллюстрациями.

 

 

 

 

«Бешеные псы» похожи на фильмы Жан-Пьера Мельвиля: «Боб-прожигатель», «Стукач» с Бельмондо — там вообще мой любимый сценарий всех времен. «Самурай» с Аленом Делоном. Мельвиль вообще делал самые крутые гангстерские фильмы на свете: он как бы брал гангстерские фильмы с Богартом или с Кэгни, причем иногда просто брал оттуда сюжеты, и снимал их с Бельмондо, Делоном или Габеном, но в другом стиле, и у него получалось круто, но по-другому круто, в такой французской галльской манере. И эти фильмы, с одной стороны, стараются быть похожими на американских предшественников, но при этом у них другой ритм и все такое. А я взял фильмы Мельвиля и поместил их в современный Лос-Анджелес. В общем, все скрещивается: из этого получилось то, из того получилось все.

Лучшие монологи 
Квентина Тарантино. Изображение № 1.

 

 

 

 

 

 

 

В Европе делали фильмы, основанные на персонажах или на настроении, а в Америке — на сюжете, а сейчас мы в этом худшие. Мы не рассказываем историю, мы рассказываем ситуацию. Я не хочу ругать Голливуд, потому что все-таки каждый год из голливудской системы выходит сколько-нибудь фильмов, которые оправдывают ее существование, но в большинстве фильмов, которые сейчас выходят, уже минут через десять или двадцать понятно все, что дальше будет происходить! Это же не история. История — это что-то, что с течением времени раскрывается. Не обязательно речь о каких-то поворотах или сюрпризах, я говорю про развитие сюжета.

Лучшие монологи 
Квентина Тарантино. Изображение № 2.

 

 

 

 

 

 

Спайк Ли наехал на меня [после «Джеки Браун»] для того, чтобы сохранить свой статус киношного Джесси Джеймса. На самом деле незадолго до того, как появился я, нужно было обязательно получить одобрение и благословение от Спайка Ли, если вы белый, который хочет снять кино на тему черных. Да ну на хуй. После меня это все закончилось, и он уже никогда не имел такого статуса. Я не спрашивал его одобрения, вот он и стал на меня нападать. По-моему, это ужасно: публичная звездная ссора — это самая безвкусная и пошлая ситуация, в которую я только мог попасть.

Лучшие монологи 
Квентина Тарантино. Изображение № 3.

 

 

 

 

 

 

 

Я не хочу, чтобы это прозвучало как хвастовство, но на меня повлияли фильмы из разных стран. И вообще я на самом деле не считаю себя американским режиссером — в том смысле, в котором Рон Ховард — американский режиссер. Если я что-нибудь делаю и оно кажется мне похожим на итальянское джалло, то я и сделаю в стиле итальянского джалло. Если я делаю что-нибудь, что должно быть похоже на японский якудза-боевик или гонконгский фильм про триады, то так я и сделаю. Я понимаю зрителей со всего мира, Америка для меня — это просто один из рынков.

Лучшие монологи 
Квентина Тарантино. Изображение № 4.

 

 

 

 

 

 

Когда я запускаюсь с фильмом, или пишу сценарий, или у меня появляется идея для фильма, я всегда делаю одну и ту же вещь: начинаю перебирать свою коллекцию музыки и просто ставлю песни, пытаюсь найти для фильма индивидуальность, дух. А потом — раз! — находится что-нибудь, две или три песни, или даже одна, и тогда я думаю: «О, вот это будет отличная музыка для открывающих титров». Музыка в кино крута тем, что если делаешь все правильно, найдешь нужную песню для нужной сцены, то получается максимально кинематографичная штука. Получается то, за счет чего кино круче любого другого вида искусства.

Лучшие монологи 
Квентина Тарантино. Изображение № 5.

 

 

 

 

 

 

 

Что мне всегда нравилось в эксплотейшне — что бы там ни происходило, где-то в середине все равно начинаешь сочувствовать персонажам. И фильм вдруг перестает быть дурацким, потому что тебя начинает волновать, что произойдет с этими людьми на экране. Мне это нравится, особенно когда смотришь эти фильмы с современными зрителями. Когда я показываю такое кино своим друзьям, я говорю: «Ребята, там есть смешные вещи, но, пожалуйста, смейтесь, потому что это смешно, а не для того, чтобы показать, что вы крутые и выше этого. Смейтесь не над фильмом, а вместе с фильмом». И если вы переборете искушение просто постебаться, то будете удивлены — фильм вдруг начнет вам нравиться.

Лучшие монологи 
Квентина Тарантино. Изображение № 6.

 

 

 

 

 

 

 В «Бесславных ублюдках» я хотел держаться как можно дальше от всех этих дурацких клише военных фильмов. Ну, знаете, типа сцены, когда героям нужно убрать охранника: они так его слегка душат, и это решает проблему. Или герой убивает немца, но на форме почему-то не остается ни крови, ни даже дырки от пули, и к тому же, когда герой переодевается в эту форму, она на нем идеально сидит! Вот эта вся фигня… На самом деле я никогда раньше не делал ничего подобного. В каком-то смысле это самый жанровый фильм, который я когда-нибудь делал, потому что концовка там сделана по правилам.

Лучшие монологи 
Квентина Тарантино. Изображение № 7.

 

 

 

 

 

 

 

Что вы хотите спросить — стал бы я смотреть «Дикую банду» в день стрельбы в Коннектикуте? В этот день — может, и нет. Стал бы я смотреть кунг-фу-боевик через три дня после бойни в «Сэнди-хук»? Может, и стал бы, потому что они никак не связаны. Меня раздражают обсуждения этой темы. По-моему, говорить про эти события в связи с кино — неуважение к памяти жертв. А вопрос о связи насилия в кино и в жизни мне задают уже двадцать лет, и мой ответ тот же, что и двадцать лет назад, он не изменился ни на йоту. Очевидно, я не верю в то, что какая-то связь существует.

Лучшие монологи 
Квентина Тарантино. Изображение № 8.

 

 

 

 

 

 

Если вы хотите сделать фильм о рабстве и заставить зрителя из XXI века погрузиться в эту эпоху, то ему придется услышать и увидеть много неприятного. Это просто часть и обязательное условие того, чтобы воспринимать эту историю максимально правдиво. Критика по поводу слова «ниггер» кажется мне нелепой. Одно дело, если бы кто-то сказал, что я использую это слово чаще, чем оно на самом деле было в Миссисипи в 1858 году. Но нет, никто этого не говорит. Вместо этого говорят, что я должен врать, чтобы фильм было легче проглотить. А я не хочу, чтобы его было легко проглотить. Я хочу, чтобы он был, как булыжник или как таблетка, которую нечем запить.

Лучшие монологи 
Квентина Тарантино. Изображение № 9.

 

 

 

 

 

 

 

Я не хочу стать старым режиссером, в какой-то момент я хочу остановиться. Режиссеры не становятся лучше с возрастом, и обычно худшими пунктами в фильмографии оказываются последние четыре фильма. Я очень волнуюсь за свою фильмографию, ведь один плохой фильм перечеркивает три хороших… Когда режиссер становится старомодным, это плохо. Я нахожусь в пути, у которого должен был конец, и мне хотелось бы, чтобы он заключался не в том, чтобы искать другую работу. Я хочу, чтобы у этого творческого пути случилась кульминация, мне нужно работать, стремясь к чему-нибудь. В моем идеальном мире десять пунктов в фильмографии — то, что нужно. Я сделал уже семь. Если я изменю свое мнение, если я придумаю новую историю, то могу вернуться. Но если я закончу на десятом фильме, это будет хорошим творческим высказыванием.

Лучшие монологи 
Квентина Тарантино. Изображение № 10.

 

 

 

 

 

Рассказать друзьям
6 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.