Views Comments Previous Next Search

Спиды, технопати и дом Гая Ричи: Как я снимал документальное кино о лондонских сквоттерах

2921776
Написалалиса таёжная1 декабря 2011

Фотограф Петр Тимофеев рассказал о том, как снял документальный фильм о сквоттинге в Лондоне и об уличных героях, которых он там встретил

Look At Me продолжает рассказывать о молодых героях, которые добиваются чего-то сами. Сегодня в рубрике «Личный опыт» фотограф Петр Тимофеев рассказывает о том, как один снимал и монтировал фильм о сквоттерском движении в Англии, людях, которых он встретил в процессе, и о самом сквоттинге в Западной Европе. Почему люди уходят из дома, чтобы жить в сквоте, как жить в Лондоне, не потратив ни фунта за полгода, как сквоттеры захватывают дома Каддафи и Гая Ричи — обо всем этом пойдет речь в интервью Петра Тимофеева для Look At Me.


Спиды, технопати и дом Гая Ричи: Как я снимал документальное кино о лондонских сквоттерах. Изображение № 1.

Петр Тимофеев, фотограф и режиссер

Сайт Петра Тимофеева

Снимал для журналов Vogue и «Афиша-МИР». В последнее время занимается видео и кино. Его фильм «Сквоттеры» попал в программу международного фестиваля «Сталкер».



О лондонских сквотах середины нулевых и первых впечатлениях

Все началось с того момента, когда в 2004-м я перенес свое тело из однокомнатной квартиры в Теплом Стане в Москве в одну комнату зашаренного дома в лондонском Хакни. Когда-то это был один из самых опасных районов Лондона, недалеко от нашего дома находилась murder mile самая кровавая миля в городе, где постоянно случались происшествия. Мне очень нравился этот район, в нем была большая редкость встретить белое лицо. У нас в доме играло драм-н-басс-радио, в саду бегали белки, а на улице все время кто-то долбил сканк. 

В общем, это был совсем не Лондон в его классическом понимании. При этом до самого центра, где находился мой арт-колледж, на велосипеде было ехать пятнадцать минут. Один из жильцов — итальянец Массимо, архитектор, вырос в небольшой итальянской деревушке, в маленьком замке между морем и горами. Он был ходячей энциклопедией, с ним было здорово гулять по городу. Именно он и притащил меня в первый сквот. В детстве мне запомнился один фантастический рассказ: там все взрослые постепенно самоубились и остались только одни тинейджеры, и весь рассказ они передвигаются из дома в дом, устраивая пати, разрисовывая и ломая все вокруг. Вот эта свобода и безнаказанность очень мне нравились. Примерно так я и представлял себе сквоттеров. 



Тизер фильма Squatters Петра Тимофеева


В сквоте, куда я пришел с Массимо, пахло тухлой капустой и спали косматые люди в повалку. Все они были немного забавные европейцы, играющие в революционеров, они жаловались, что их собираются выгонять, и кто-то даже специально приехал из Италии, чтобы дать отпор полиции. Потом мои подружки познакомили меня со своим другом Ильей: ему было лет семнадцать, и он был из Риги. Он жил только по сквотам, за год не потратил ни одного фунта, передвигался на велосипеде, брал еду с задних дворов супермаркетов, куда выставляли просроченный товар. Он жил с какими-то радикальными украинцами: помню, один из них, живя в негритянском районе, вывесил в своем окне свастику — окно, конечно, достаточно быстро разбили. Как ни странно, в сквоте, где жил Илья, почти все работали, у кого-то была даже машина. Илья работал велосипедным курьером, писал стихи, занимался музыкой и собирался поступать на звукорежиссера в колледж на Holloway Road.

 

О начале съемок в Лондоне, «польском завтраке»и путешествии в Глазго

Через несколько лет я уехал из Англии, стал профессиональным фотографом, начал плавно заниматься видео, снял несколько клипов. Идея сделать документальный фильм пришла ко мне как-то сама собой, на третьем месяце одного из затяжных путешествий по Азии, в доме наших друзей в Индонезии. Все время дом был переполнен, а в какой-то момент все вдруг разъехались. Я остался один, целыми днями катался на серфе, читал книжки и ни с кем не общался. Прототипом героя хотел взять Илью. Я вспомнил, как он рассказывал про «польский завтрак» — какие-то дешевые спиды, которые им поляки поставляли, а они их постоянно нюхали, перемещаясь с одной технопати на другую. Я хотел пожить с ним какое-то время, пошататься по городу и все это поснимать. Тестовое название фильма было «Польский завтрак». Но, как обычно, все произошло совсем по-другому. Вернувшись в Москву из Индонезии, я начал собирать будущий проект воедино. Довольно быстро я понял, что с кинопродюсерами каши не сваришь: помощь пришла ко мне от друзей. 



Я заснял, как сквоттеры захватывают особняк сына Каддафи за десять миллионов фунтов


Я запихнул технику в рюкзачок, сел в самолет и отправился на остров. Поселился у своей хорошей подруги еще по колледжу, почти в самом центре. К этому времени мой старый знакомый Илья уже перестал жить в сквоте, заматерел и устроился на работу в какую-то компьютерную фирму по прокладке сетей. Он дал мне пару контактов, но все эти ребята уже тоже съехали из сквотов и стали нормальными членами английского общества. В итоге я летал несколько раз в Лондон, шатался по улицам, везде таскал с собой камеру и снимал все, что мне нравится. В какой-то момент я заснял, как сквоттеры захватывают особняк сына Каддафи за десять миллионов фунтов. Чаще всего я ездил по адресам сквотов, которые получал через английских друзей и друзей друзей: в какой-то момент даже случайно заехал в Глазго на день. Вообще, заранее спланировать съемочный процесс было невозможно, и я это понимал еще в Москве, поэтому я просто наслаждался процессом: ходил, гулял, передвигался на автобусах, велосипедах и такси.


Спиды, технопати и дом Гая Ричи: Как я снимал документальное кино о лондонских сквоттерах. Изображение № 2.

Скриншоты из фильма Squatters 


В какой-то момент меня переклинило, что мне срочно нужен стабилизатор для камеры, а поскольку свободных средств на его покупку не было, то я его решил быстренько сделать его сам. Я пошел в Travis Perkins и напокупал там подшипников, болтов и каких-то крепежей и целый день конструировал стабилизатор. В итоге я его сделал, но так им и не пользовался.



Сквоттеры-англичане более прокачанные, они лучше знают законы и у них есть идеи, которым они следуют


Со временем моя история менялась следующим образом: изначально я думал, что буду снимать только про русских индейцев, лазающих по помойкам, но в итоге снимал про всех. Между сквоттерами тоже есть какие-то отличия. Например, сквоттеры-англичане более прокачанные, они лучше знают законы и порядки, более смелые, и у них есть идеи, которым они следуют. Они не щемятся около окружной дороги, а захватывают огромные дома в центре или в дорогих районах города. В первую очередь я снимал людей, город и их отношения с ним и хотел понять, что движет сквоттерами, почему они бегут из своих теплых домиков и начинают скитаться.


О сквоттерском движении в Западной Европе и России

Сквоттеров много, и они настолько все разные, что какого-то типичного дня, которым живет каждый сквоттер, нет. Кто-то копается в помойках, а кто-то на своей машине едет на работу. Большинство сквоттеров со временем перестают скитаться, находят свой дом, обзаводятся семьями и работой. Некоторые живут в сквотах десятилетиями, становятся прокачанными городскими индейцами. Когда я снимал захват дома Каддафи, то под вечер туда стянулось несколько таких индейцев, лет пятьдесят, мужички с седыми дредами. Они хотели попасть внутрь и презентовали себя захватившим сквоттерам как «Эй, я Джонни, я сквочу уже пятнадцать лет, я жил там-то и там-то и открыл такой-то и такой-то сквот». Чаще всего они пролезали в окно, а молодых тусовщиков, просто приехавших на шумиху, отсеивали.



Вы сейчас уедете отдыхать в Египет на две недели, вернетесь, а в вашем милом домике уже живут амфетаминовые польские людоеды


Мне кажется, сквоттинг — это прекрасное явление, и оно возможно только в развитых и благополучных странах. Так в Англии есть закон, по которому каждый человек имеет право на кров над головой, поэтому любой человек может стать сквоттером и заселиться в пустой простаивающий дом. Он не имеет право взламывать его, обычно все проникают через окна. Также нельзя включать свет — считается, что таким образом ты воруешь электричество. Но это все условности, чтобы люди не сквотили дома уехавших на уик-энд. Английское телевидение любит пугать жителей, что вот вы сейчас уедете отдыхать в Египет на две недели, вернетесь, а в вашем милом домике уже живут амфетаминовые польские людоеды. 

В России сквоттерство европейского масштаба невозможно, у нас тут все супержесткие ребята. В фильме я немножко снял ребят, которые захватили дом Гая Ричи в самом центре Лондона. Они жили там несколько недель: это было громкое дело с телевидением и прессой, но даже их выселяли в рамках закона, решением суда, без вмешательства полиции и какого-либо насилия. На свое выселение они позвали народ, вытащили рояль на улицу и устроили импровизированную вечеринку. Теперь представьте, как это выглядело бы в России, если бы десяток художников захватили дачу Никиты Михалкова. Русский лондонский сквоттер Леон (он тоже есть в фильме) рассказывал мне, как один раз его чуть не расстреляли омоновцы, выламывающие дверь их сквота в Питере.


Camberwell College of Arts. Но я учился в CSM (Central Saint Martins). Изображение № 13.Camberwell College of Arts. Но я учился в CSM (Central Saint Martins)

Фотографии Петра Тимофеева во время обучения в Лондоне и съемок фильма



О постпродакшне, дизайне афиши и кинофестивале

Вернувшись в Москву из Англии после съемок, я начал разгребать материал. Сначала я смонтировал длиннющий фильм, а потом с каждым заходом все сокращал и урезал. Это заняло у меня несколько месяцев, потому что глаз быстро замыливался, и я уже не мог смотреть одно и тоже по сто раз, откладывал фильм и занимался другими проектами. Я попросил прекрасного иллюстратора Тима Яржомбека сделать мне немного графики внутри фильма, и он мне также помог со всей айдентикой и титрами. 



Трое взрослых бородатых мужиков стояли с тележкой из супермаркета, в которой пылал костер


Идея плаката-афиши для фильма родилась так. Как-то под утро мы с Массимо возвращались домой, и он предложил заглянуть к одним ребятам в сквот по пути. Когда мы завернули за угол, то увидели троих взрослых волосатых и бородатых мужиков, которые стояли с тележкой из супермаркета Sainsbury's, в которой пылал костер, они пили польскую водку и курили толстые косяки, сказали нам, что сейчас будут делать шашлыки и раскатисто захохотали. Эта сцена очень четко врезалась в мою память и стала идеей для плаката, который теперь уже можно трактовать как угодно. Поскольку звук я писал на диктофон сам, то с ним тоже было много проблем, но на постпродакшене мне помог хороший звукорежиссер Илья Соболь.


Спиды, технопати и дом Гая Ричи: Как я снимал документальное кино о лондонских сквоттерах. Изображение № 30.

Афиша фильма Squatters


Еще до съемок фильма я списался с английскими брейкор-продюсерами Broken Note и попросил разрешения использовать их музыку, на удивление они сразу же ответили согласием, уточнив только, что это некоммерческий проект. Когда я понял, что фильм закончен, то понес его в на «Артдокфест», но пропустил все дедлайны и совершенно случайно отдал в соседний кабинет на закрывающийся фестиваль о правах человека «Сталкер». Через месяц мне сообщили, что он включен в конкурсную программу «Сталкера» и будет показан в рамках фестиваля в Доме Кино 12 декабря.

Рассказать друзьям
29 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.