Views Comments Previous Next Search

Свежая кровь: Давид Бобе, театральный режиссер

47782
НаписалКамила Мамадназарбекова4 мая 2012

«Нельзя играть вот этой верхней частью тела по шею, а все, что ниже, оставлять костюмеру»

Перед вами рубрика Look At Me «Свежая кровь». Здесь мы представляем молодых профессионалов, которые еще не примелькались на страницах журналов, но наверняка успеют сделать это в ближайшем будущем. Наш герой сегодня — молодой французский режиссер и бывший танцовщик Давид Бобе, поставивший вместе с Кириллом Серебренниковым спектакль «Метаморфозы» на «Платформе».

 Свежая кровь: Давид Бобе, театральный режиссер. Изображение № 1.

 

Ориентиры

Театр — это способ предложить зрителю одну из моделей восприятия действительности, направление рефлексии. Но у меня нет собственной четкой неизменной модели, которой я бы придерживался, как нет и ориентиров и прочих рамок. Мой взгляд на мир фрагментарен, чужд всякой иерархии: что хорошо и что плохо, что благородно, а что безобразно, я не провожу границу между популярной культурой и высокой.

Свежая кровь: Давид Бобе, театральный режиссер. Изображение № 2.

 

Актеры

Я пришел в театр после того, как долго занимался кино, видео и современным танцем; никогда не ходил в театральную школу, мне не объясняли, как строить мизансцену, как ставить свет. И мне очень повезло, что передо мной на сцене всегда были очень тонкие и умные люди — актеры, в процессе работы с которыми я обучался профессии. Так что всем, что я знаю и умею, я обязан им. Я уверен в том, что работа актера не ограничивается его головой. Нельзя играть вот этой верхней частью по шею, а все, что ниже, оставлять костюмеру. Такой театр не по мне. Язык как инструмент речи начинается с языка как части тела — живой, подвижной, органичной или отвратительной, это уж кому как видится.

Свежая кровь: Давид Бобе, театральный режиссер. Изображение № 7.

Я уверен в том, что работа актера не ограничивается его головой. Нельзя играть вот этой верхней частью по шею, а все, что ниже, оставлять костюмеру

Свежая кровь: Давид Бобе, театральный режиссер. Изображение № 8.

Я очень привязался к студентам Серебренникова, с которыми мы поставили «Метаморфозы», и, честно говоря, хотел бы с ними работать еще и еще, шлифовать какие-то вещи. Они, мне кажется, тоже увлеклись моим способом делать театр, такой европейский мейнстрим. У Кирилла хватило сердца дать мне побольше времени с «малышами», он увидел, что мы обоюдно полезны друг другу. В то же время у него очень точный, системный взгляд — он всегда имеет свой ракурс, умеет не терять нить, так что работать с ним захватывающе.

Свежая кровь: Давид Бобе, театральный режиссер. Изображение № 9.

 

Технологии

Свет и видео — неотъемлемая часть моей визуальной идентификации, ими в моих постановках всегда занимаются два моих постоянных соавтора, французские художники Стефан Баби Обер и Жозе Жеррак. Но это всего лишь инструменты. Я никогда не позволяю технике доминировать над актером, наоборот — вся постановка света, проекции, все отталкивается от человека на сцене. Поэтому у меня видео всегда исполняется вживую, я не использую готовую запись, мне важно передать неповторимую эмоцию.

Свежая кровь: Давид Бобе, театральный режиссер. Изображение № 14.

 

Интернациональность

Когда я оказался в Конго, то был потрясен их современным танцем, который стал почти радикальным оппозиционным жестом в этой стране. Мы поставили с местными танцовщиками спектакль во Франции, который теперь путешествует по всему миру. Начав гастролировать во Франции, мы собирали для них всякую утварь — трико, спортивную одежду, коврики для танца. У них же там ничего нет. В «Метаморфозах» тоже участвуют трое конголезцев, которые приехали прямо из Браззавиля; для одного из них это вообще первое путешествие в жизни. Я так счастлив, что мне удалось соединить на одной сцене две моих влюбленности — Конго и Москву: мы отчасти воссоздали на московской сцене Национальный театр Конго в виде серого фона, а декорация-решетка, за которой располагается экран для проекции, похожа на его ограду.

Свежая кровь: Давид Бобе, театральный режиссер. Изображение № 19.

 

Политика

Можно ли назвать мои спектакли политическими? Абсолютно. В первую очередь. В Москве кипит жизнь, бурлит настоящая творческая энергия. Но невозможно не замечать и ее опасностей, жестокости и какой-то славянской меланхолии. Есть и вещи, которые меня совершенно возмущают. Например, запрет на слово «гей», законодательно закрепленный в Петербурге во избежание пропаганды несовершеннолетним. Это лицемерие, это возвращение в Средние века. Не представляю себе, как в такой большой стране могут терпеть такие проявления узости ума.

Свежая кровь: Давид Бобе, театральный режиссер. Изображение № 24.

В «Метаморфозах» есть история отношений с властью, и, конечно, это эхо сегодняшних событий в России

Свежая кровь: Давид Бобе, театральный режиссер. Изображение № 25.

У нас даже в качестве ответа появился в спектакле вставной эпизод, в котором обсуждается разнообразная сексуальность древнегреческих мифологических персонажей, которая не мешает им быть героями и даже богами. Я хотел специально нажать на эту болевую точку, потому что я знал, что проблема существует. В «Метаморфозах» также есть история отношений с властью, и, конечно, это эхо сегодняшних событий в России.

Свежая кровь: Давид Бобе, театральный режиссер. Изображение № 26.

5 вещей, которые вдохновляют Давида Бобе

Свежая кровь: Давид Бобе, театральный режиссер. Изображение № 31.

 


Супергерои

Поп-культура! Сериалы, идиотские жанровые фильмы, блокбастеры. Я абсолютно очарован супергероями. В «Метаморфозах» я давал задачу превратить актера в персонажа, а потом персонажа в супергероя. Меня интересует не то, как они спасают мир или красивую девушку, но момент, когда они становятся супергероями. У меня даже Гамлет — Бэтмен.

Свежая кровь: Давид Бобе, театральный режиссер. Изображение № 32.

 


Шекспир

Шекспир, во-первых, знает толк во фрагментарности. А главное, его пьесы — это тексты, сценарии, созданные прямо на сцене для актеров, а не за столом для вечности.

Свежая кровь: Давид Бобе, театральный режиссер. Изображение № 33.

 


Смерть

Животный страх смерти заставляет меня вести двойную и тройную жизнь — одну в Конго, другую здесь, в Москве, третью во Франции. У меня одновременно идет пять спектаклей. На следующей неделе — «Ромео и Джульетта», потом — «Гамлет», потом — «Метаморфозы», и это разные вселенные.

Свежая кровь: Давид Бобе, театральный режиссер. Изображение № 34.

 


Периферия

Все, что не есть норма, уникальное и отличное. Иностранцы, клошары, проститутки, гомосексуалисты, маргиналы. Общество состоит из периферических явлений. Власть ставит в центр свою доминирующую модель — например, белого буржуазного мужчину. Нужно постоянно напоминать представителям власти, что они сами обладают специфическими особенностями. В каком-то измерении они тоже периферия.

Свежая кровь: Давид Бобе, театральный режиссер. Изображение № 35.

 


Интернет 

Фрагментарность. Мою систему мышления лучше всего иллюстрирует система поисковиков в интернете. Ведь там, когда задаешь вопрос, не всегда получаешь на него ответ, а только множество ссылок.

 
Рассказать друзьям
4 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.