Views Comments Previous Next Search
Курс евро: Чему нужно учиться России у миниатюрного музфестиваля в Люксембурге — Другое на Look At Me

Другое

Курс евро: Чему нужно учиться России у миниатюрного музфестиваля в Люксембурге

Денис Бояринов о том, как крошечное государство превращается в одну из культурных столиц Европы

 

Несмотря на то, что к нам все чаще и почти вовремя стали приезжать мировые звезды вроде Woodkid или Die Antwoord, а во дворах «Красного Октября» за одну ночь могут выступить все артисты маленького, но важного лейбла, мы все еще продолжаем мечтать о том, чтобы каждые выходные плясать под какого-нибудь Джеймса Мёрфи, а летом иметь и свой T in the Park, и Гластонбери. Тем временем Денис Бояринов съездил в Люксембург на самый маленький музыкальный фестиваль Европы, узнал про местные группы, достойные встать на одну сцену с The xx, и теперь рассказывает, чему нам стоит поучиться у государства с населением в двадцать раз меньше Москвы.

 
 
Курс евро: Чему нужно учиться России у миниатюрного музфестиваля в Люксембурге. Изображение № 1.
Денис Бояринов

Музыкальный критик, 
обозреватель colta.ru

 

Курс евро: Чему нужно учиться России у миниатюрного музфестиваля в Люксембурге. Изображение № 2.

 

то мы знаем о Люксембурге? Третий слог в Бенилюксе, небольшое европейское княжество, где живет людей меньше, чем в ЦАО, одна из стран мира с рекордным ВВП на душу населения, одна из шести стран, которые после Второй мировой войны придумали Евросоюз и традиционно в нем верховодят, страна международных банков, в которых на непроницаемых для чужого вгляда счетах хранят капиталы российские чиновники, налоговый рай для частных лиц, кинопроизводителей и компании iTunes, заведшей там штаб-квартиру. Мало что, в сущности, знаем. Сюда не забегал даже Джеймс Бонд с расследованием, откуда и куда ведут звенья цепи очередного мирового заговора: Люксембург традиционно воспринимается тихой страной, какие уж тут негодяи и шпионы. Так было до недавнего времени.

 

Курс евро: Чему нужно учиться России у миниатюрного музфестиваля в Люксембурге. Изображение № 3.

Курс евро: Чему нужно учиться России у миниатюрного музфестиваля в Люксембурге. Изображение № 4.

 

 

Основу экономической стабильности Люксембурга составляют банковский сектор и сталелитейная промышленность. Казалось бы, какое влияние на них и вообще на финансовый сектор может оказывать музыка? Зачем она стране? Однако Люксембург целенаправленно тратит многие миллионы евро на инвестиции в культуру. В Люксембурге временно живут тысячи европейцев, которые работают в местных банках, инвестиционных и диджитал-компаниях, и все они хотят ходить на концерты, выставки современного искусства и в клубы. Эта возможность у них появилась лишь чуть больше пяти лет назад: теперь тут есть музей современного искусства MUDAM, великолепный центр Abbaye Neumünster с его джазовыми фестивалями и не только, а главное — Люксембургская филармония, которую отстроил притцкеровский лауреат Кристиан де Портзампарк. Филармония получает от государства в год около пяти миллионов евро (и еще столько же зарабатывает сама), принимает теперь до четырехсот концертов в год (то есть больше, чем дней), сюда приезжает Гергиев с Лондонским симфоническим оркестром, а по воскресеньям детям объясняют, как слушать Кейджа. 

 

 

 

Казалось бы, какое влияние на них
и вообще на финансовый сектор может
оказывать музыка? Зачем она стране?

 

Курс евро: Чему нужно учиться России у миниатюрного музфестиваля в Люксембурге. Изображение № 5.

 

Во время фестиваля-конференции Sonic Visions здесь и вовсе бывает особенно громко, хотя SV проводят даже не в столице Люксембурга, а в только отстраивающемся городе Эш-Бельваль —  in the middle of nowhere, на расстоянии получаса от французской, немецкой и бельгийской границ. Фестиваль проходит в клубе Rockhal, который находится в Эш-Бельваль прямо у выхода с железнодорожной станции. Rockhal — это еще более интересная история.

Во-первых, потому что музыкальный клуб-трансформер такого уровня не может себе позволить многомиллионная Москва. В Rockhal три зала: самый большой может вмещать до шести тысяч человек — он сравним по размерам с московским Stadium.Live, который так и не может выйти на систематическую концертную жизнь,—  есть еще зал на две тысячи и уютный бар человек на двести. Плюс к этому в Rockhal есть конференц-залы, медиабиблиотека и студия звукозаписи, которую бесплатно предоставляют молодым музыкантам для создания первых демо.

 
В ROCHAL ТРИ ЗАЛА: САМЫЙ БОЛЬШОЙ МОЖЕТ ВМЕЩАТЬ ДО ШЕСТИ ТЫСЯЧ ЧЕЛОВЕК 

Курс евро: Чему нужно учиться России у миниатюрного музфестиваля в Люксембурге. Изображение № 6.

 

Во-вторых, Rockhal построен на деньги Люксембургского княжества и получает частичную господдержку, несмотря на то, что уверенно зарабатывает: афиша клуба на несколько месяцев вперед расписана музыкантами всех возрастов от Лайонела Ричи и Deep Purple до Эми Макдональд и Crystal Castles, в люксембургский клуб едут из Франции и Бельгии, благо станция рядом и железнодорожные билеты недороги.

Третья занятная деталь: музыкальный клуб появился в Эш-Бельвале даже раньше железнодорожной станции. Прежде тут не было ничего, кроме поля без дорог и потерявшего свою значимость сталелитейного завода, воздвигнутого где-то столетие назад, но до сих пор впечатляющего высотой своих труб и резервуаров и потому сохраненного как архитектурный объект. Джентрификацию этой местности власти Люксембурга решили провести ради еще недостроенного университета Бельваля, где планируют вести обучение разным специальностям будущего вроде робототехники. Первым объектом сдали рок-клуб, вторым — торговый центр:  студенческие кампусы еще пустуют, но их будущим обитателям уже есть где проводить свой досуг. В этом году на Sonic Visions выступали The xx, Django Django и еще с два десятка групп, и половина из них были люксембургскими. Какую люксембургскую группу знаете вы?

 
ПРЕЖДЕ ТУТ НЕ БЫЛО НИЧЕГО, КРОМЕ ПОЛЯ БЕЗ ДОРОГ

 

Музыкальный клуб появился
в Эш-Бельвале даже раньше
железнодорожной станции

 

 

 

Самый известный в мире музыкант из Люксембурга сейчас, пожалуй, люксембуржец португальского происхождения Виктор Феррейра aka Sun Glitters. На Sonic Visions он появился на дневной части, поздоровался с делегатами и помчался в аэропорт, чтобы приземлиться в питерском Пулково, отправиться оттуда в кинотеатр «Прибой» и выступить на фестивале «Электро-Механика». После этого Sun Glitters едет в совместный тур по Германии с Flying Lotus — оба делают схожую по духу музыку с искаженным шумом битом, размытым саундом и красивыми, но словно порванными в клочья мелодиями.

Курс евро: Чему нужно учиться России у миниатюрного музфестиваля в Люксембурге. Изображение № 7.

При этом о Феррейре узнали лишь около года назад, когда его композиции заметили Pitchfork и Guardian: до этого он около десятка лет играл в группе без особого успеха, а теперь смог забросить работу дизайнера и занимается только музыкой. Таких финансово независимых музыкантов в Люксембурге можно пересчитать по пальцам одной руки. Говорят, их всего трое или четверо.

Главная проблема молодых люксембургских музыкантов очень похожа на проблему российских, поющих на английском языке — крошечный рынок. В стране с населением в пятьсот тысяч человек, больше трети из которых составляют иммигранты, не очень-то развернешься. Кроме того, высокая конкуренция из стран — близких соседей: Франции, Германии и Бельгии. То есть и на гастроли не особенно поездишь. В Люксембурге французский и немецкий языки признаны государственными и в ходу наравне с люксембургским. Но молодые группы все равно предпочитают петь на английском, впрочем, на всю страну есть одна (!) рэп-группа, читающая на люксембургском — о социальных проблемах, например коррупции.

Зато в Люксембурге помимо молодых музыкантов есть финансируемая государством организация, созданная для их поддержки.  В агентстве Music:LX, нацеленном на популяризацию национальных групп на мировом рынке и похожем на аналогичные музэкспорты Скандинавии, работают всего два человека, но для Люксембурга этого достаточно. Хайп вокруг Sun Glitters — не их рук дело, но они теперь умело пользуются его результатами, расширяя круг причастных к люксембургской музыке профессионалов. На пятый по счету фестиваль-конференцию Sonic Visions они привезли более двухсот пятидесяти делегатов из разных стран Европы: журналистов, промоутеров фестивалей, представителей лейблов и букинг-агентств.

Люксембург глядит в будущее — располагая финансовым капиталом, он делает инвестиции в капитал культурный, креативный и, как следствие, человеческий. Уже сейчас в его столице штаб-квартира Skype соседствует с штаб-квартирой Amazon и iTunes, и, вероятно, после того, как университет Бельваля сделает первый выпуск студентов, воспитанных на музыке из Rockhal, в живописных люксембургских долинах диджитал-компаний станет только больше.  Руководству «Сколково» на заметку.

 

 

 

Зато в Люксембурге помимо
молодых музыкантов есть
финансируемая государством
организация, созданная для
их поддержки

 

 

 

 

 

ПЯТЬ ГРУПП ИЗ ЛЮКСЕМБУРГА

 

 

 

Мonophona

Трио, на которое сейчас делает ставку экспортное агентство Music:LX, состоит из певицы-бардессы Клодин, которая любит Джони Митчелл и турила раньше с фолк-группой, электронщика Чука, вышедшего из драм-н-бейсовой тусовки, и присоединяющегося к ним на концертах барабанщика Джорша. Играют меланхолично-лиричные песни, обрамленные глитчем, шумом, хрустом, скрипом и ритмом — нечто среднее между Николасом Джааром и волшебной бирмингемской группой Pram. Только что выпустили альбом The Spy. Чук, как выяснилось, уже бывал в России — выступал в Омске с диджей-сетом.

 
Rome

Довольно известный в России дарк-фолковый проект барда Джерома Рейтера (Jerome Reuter) недавно опять выступал в России — 1 декабря в клубе Plan B. Rome сделан по рецептам Death in June и прочих классиков жанра: песни о скором конце всего, спетые густым тенором Рейтера под пафосные аранжировки. Такие песни у нас почему-то очень любят.

Mutiny On The Bounty

Одна из немногих люксембургских групп, которая сумела занять свою нишу в сопредельных странах и удачно засветилась на европейских фестивалях (например, на Primavera и Roskilde). Сами считают, что играют мат-рок, как Battles, но, как по мне, только что вышедшая пластинка Trials звучит как смесь хардкора и пост-рока.

 
Versus You

Курс евро: Чему нужно учиться России у миниатюрного музфестиваля в Люксембурге. Изображение № 8.

Местные Green Day, которым удалось в 2008-м записать радиохит, пробившийся в Германии. На волне популярности группа даже доехала до России, но музыканты до сих пор не могут оправиться от психологической травмы: наши органы дважды пытались вымогать у них крупные суммы под предлогом неправильно заполненных миграционных документов, отсутствия страховок и тому подобного. Так что теперь каждый люксембургский музыкант знает о том, что в Россию ездить опасно.

 
Seed To Tree

Трио люксембургских юнцов играет поп-фолк для девочек — эдакие местные The Retuses. На сцене выглядят еще совсем зелеными, но есть все основания верить, что прорастут и окрепнут.



Рассказать друзьям
3 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.