Views Comments Previous Next Search
Репортаж с 1-й индийской биеннале: M.I.A.,
Бакштейн и граффити — Другое на Look At Me

Другое

Репортаж с 1-й индийской биеннале: M.I.A.,
Бакштейн и граффити

Дина Попова о современном индийском искусстве в окружении коз и под грохот саундчека

В самую красивую дату года — 12.12.12.—  в Индии стартовала первая местная Биеннале современного искусства. Kochi Muziris Biennale продлится три месяца и призвана вывести знаменитых индийских художников на мировую арт-сцену.

Текст и фотографии: Дина Попова

 

Узнав об этом, Дина Попова отправилась в Кочин, чтобы посмотреть на работы Субодха Гупты
и Сударшана Шетти, задать пару вопросов о происходящем
Иосифу Бакштейну и отплясать под концерт M.I.A.

 

 

Репортаж с 1-й индийской биеннале: M.I.A.,
Бакштейн и граффити. Изображение № 1.

 

аше путешествие по северу Индии было прервано новостью о том, что через неделю, в магический день 12.12.12, на юге страны начинается первая Биеннале cовременного искусства, которая обещает стать самым значительным арт-событием в Индии.

На тот момент о Биеннале было известно лишь то, что

 

 

готовиться к ней начали еще два года назад, что бюджет ее составляет около 100 млн рупий (примерно $2 млн) и что в ней примут участие около 80 международных и местных артистов. Среди них — один из самых дорогих и успешных индийских художников Субодх Гупта, певица M.I.A, которая представит несколько работ и даст свой первый концерт в Индии, а также художники Сударшан Шетти, Атул Додиа, Эрнесто Нето, Анита Дюбе, Роберт Мантгомери, Шила Гоуда, Альфредо Джаар, пара художников из России и еще несколько десятков не менее известных на международной и локальной арт-сцене имен.

Изучив весь внушительный список художников и мероприятий, но не найдя о Биеннале никакой внятной информации в интернете и так и не получив ответа от организаторов, мы на свой страх и риск отправились на родину Аюрведы — в Кералу,
а точнее, в город Кочин, являющийся одним из самых значительных «мест силы» современного искусства Индии. Именно здесь родились и выросли инициаторы Биеннале Бозе Кришнамачари и Рияс Кому, которые на самом деле сами являются довольно успешными современными художниками.

 

Репортаж с 1-й индийской биеннале: M.I.A.,
Бакштейн и граффити. Изображение № 2.

Репортаж с 1-й индийской биеннале: M.I.A.,
Бакштейн и граффити. Изображение № 3.

 

 

Проведя почти час в такси по дороге от аэропорта до побережья, где должна была проходить основная программа Биеннале, мы все смотрели по сторонам, пытаясь получить хоть одно подтверждение тому, что мероприятие будет проходить действительно в этом месте. До последнего момента нам казалось, что мы что-то перепутали и наверняка такое масштабное событие должно проходить где-нибудь в Дели или Мумбаи, а не в «городе специй», где козы разгуливают по улицам, словно собаки. Удивительно, но ни одной вывески, билборда или на худой конец афиши замечено не было. И пока уже перед самым въездом в Кочин мы не увидели торжественную надпись «Welocme to Biennale city», я была уверена, что новость о Биеннале мне просто приснилась или привиделась.

Нам повезло, и наш гестхаус оказался в самом эпицентре основных событий — до любой точки Биеннале можно было дойти пешком или в крайнем случае доехать на тук-туке. Мы прилетели за пару дней до начала, чтобы изучить достопримечательности и попытаться на месте решить вопрос с аккредитацией. Пройдясь немного по нашему милому району, мы сразу же поняли, почему именно Кочин был выбран «городом Биеннале» — наличие арт-кафе и различных галерей в таком маленьком курортном городе впечатляет. Разве что салонов, предлагающих аюрведические услуги, тут немного больше.

 

 

Репортаж с 1-й индийской биеннале: M.I.A.,
Бакштейн и граффити. Изображение № 8.

Репортаж с 1-й индийской биеннале: M.I.A.,
Бакштейн и граффити. Изображение № 9.

 

Репортаж с 1-й индийской биеннале: M.I.A.,
Бакштейн и граффити. Изображение № 10.

Рано утром, прямо перед началом пресс-завтрака (а точнее, обеда) мы наконец-то получаем письмо от организаторов, в котором они дико извиняются за задержку с ответом и напоминают о том, что сегодня состоится знакомство с художниками и небольшая экскурсия по основной площадке. На завтрак собирается много прессы (в основном местной), звучит несколько приветственных речей от кураторов и всем предлагают немного подкрепиться перед тем, как «автобус, который, надеемся, придет» отвезет всех на просмотр работ. Художники, журналисты и члены команды Биеннале выстраиваются в огромную очередь за своей порцией риса и стаканом воды. Вода привлекает меня намного больше, чем рис — в Кочине оказывается настолько жарко, что мне уже заранее становится жалко всех тех, кто в течение этих трех месяцев (именно столько будет длиться Биеннале) приедет сюда наслаждаться искусством.

 
ХУДОЖНИКИ И ЖУРНАЛИСТЫ ВЫСТРАИВАЮТСЯ В ОЧЕРЕДЬ ЗА ПОРЦИЕЙ РИСА

 

Репортаж с 1-й индийской биеннале: M.I.A.,
Бакштейн и граффити. Изображение № 11.

 

 

Cубодх Гупта

современный индийский художник

Индия уже давно процветает на сцене современного искусства: возможно, ее позиции отличаются от Китая или стран Европы, но да, она занимает свою особую, собственную нишу. И это здорово, если индийское правительство может дать мощный импульс для роста этому уже сформировавшемуся арт-сообществу: Биеннале в Кочи помещает Индию на мировую карту. Когда кураторы Биеннале предложили мне принять в ней участие, я сразу согласился стать ее частью и поддержать те невероятные усилия, которые направлены на продвижение индийского искусства в более позитивном направлении. Кочи с его старинной архитектурой, традиционной обстановкой и природой идеально для нее подходит — но для меня это идеальное место в принципе. Сейчас Индия испытывает недостаток в музеях современного искусства, и ни один из них не находится в государственной собственности, разве что есть пара частных пространств. А это абсолютно необходимо для паблик-арта, который сейчас приобретает все больший масштаб и потенциал.

 

 

 

 

Как только все получают по своей порции пулава (белый рис с овощами), мероприятие теряет всякий оттенок официальности — как известно, в Индии принято есть руками и все, включая журналистов и художников, полностью увлекаются этим действом. Мы же в ожидании обещанного транспорта замечаем, что на нас направлены несколько камер. И только после того, как к нам подошел один из журналистов с просьбой указать свое имя в списке художников, понимаем, в чем дело. Забавно, что на M.I.A., которая разгуливает в нескольких метрах в сопровождении верных спутников, никто не обращает внимания.

 

 

Репортаж с 1-й индийской биеннале: M.I.A.,
Бакштейн и граффити. Изображение № 12.

 

 

Разобравшись с рисом и журналистами, мы садимся в долгожданный автобус, который, проехав не больше одного километра, доставил нас на главную площадку Биеннале — в Aspinwall House, откуда еще не так давно во все концы света отправляли масалу, чай и кокосовое масло. В нос ударяет запах краски, рыбы и специй. Организаторы сообщают, что у нас есть уникальная возможность увидеть работы и художников, что называется, «in process». И действительно, работы оказываются настолько незаконченными, что с трудом удается поверить в то, что все будет готово к открытию, даже несмотря на то, что над этим трудится несколько десятков местных жителей.

Нулевой день Биеннале оставляет смазанные впечатления — из-за того, что многие художники работают с местным материалом и не дается практически никаких комментариев к работам, мы остаемся в замешательстве: строительный мусор принимается за искусство и наоборот. Решаем посетить Биеннале завтра, во время официального открытия, и заодно понаблюдать за реакцией посетителей.

 

 

 

Репортаж с 1-й индийской биеннале: M.I.A.,
Бакштейн и граффити. Изображение № 13.

 

 

Иосиф Бакштейн

один из кураторов международной программы Биеннале

Участие Хаима Сокола и Ольги Чернышевой в Первой индийской Биеннале объясняется тем, что они, пожалуй, одни из самых характерных фигур российской художественной сцены. Они представляют тот круг художников, которые уже стали частью интернациональной сцены и при этом используют те темы, медиа и приемы, по которым можно судить о том, что важно и актуально в современном искусстве России. И Соколу, и Чернышевой интересна экзистенциальная драматургия повседневной жизни. При этом у Сокола эта драматургия часто приобретает брутальный характер, а у Чернышевой — лирический, медитативный. Что касается самой идеи Биеннале в Индии, то ее программа и уровень организации свидетельствуют о том, что индийское художественное сообщество вполне готово к таким масштабным мероприятиям, как Биеннале, и уже стало органической составной частью глобального мира искусств.

 

 

Проснувшись от музыки, от которой стекла в нашем номере разве что не разлетаются на мелкие кусочки, мы понимаем, как же нам на самом деле «повезло» с отелем. С самого утра на соседнем поле Parade Ground, где в 1524 году был сожжен Васко да Гама, проходит саундчек M.I.A, которая обещает взорвать размеренную жизнь Кочина этим вечером. Выпивив по свежему кокосу, по изнуряющей жаре отравляемся в Aspinwall House на официальное открытие. По дороге встречаем множество наливающихся гордостью индусов, которые, завидев наши бейджи с логотипом фестиваля, одобряюще кивают: «О, биеннале-биеннале». Для местных жителей сегодняшнее открытие – больше, чем просто праздник: из-за него были закрыты все ближайшие школы, организованы специальные автобусы и вся художественная элита Индии съехалась, чтобы поддержать это важное для страны начинание. В каждый из трех дней открытия Биеннале посетили около 10 000 человек.

Как мы и ожидали, чуда не случилось и некоторые работы все еще не закончены. Впрочем, это мало кого смущает: индусы, которых на открытии больше, чем иностранцев, сбиваются в огромные очереди, из-за чего Биеннале становится похожим на большой индийский базар. Шум толпы смешивается со звуками видеоинсталляций и окружающей среды: остается только расслабиться в этом хаосе и попытаться хоть немного сосредоточиться на работах. 

 
В КАЖДЫЙ ИЗ ТРЕХ ДНЕЙ ОТКРЫТИЯ БИЕННАЛЕ ПОСЕТИЛИ ОКОЛО 10 000 ЧЕЛОВЕК

Репортаж с 1-й индийской биеннале: M.I.A.,
Бакштейн и граффити. Изображение № 14.

Вообще, география индийской Биеннале получилась довольно обширной: более 10 площадок, расположенных от побережья Кочина, захватывая соседний форт Музирис и город Эрнакулам, всего 260 000 квадратных метров современного искусства. Произведения разместилось в самых неожиданных местах города — от работ на набережной, которые можно случайно встретить во время вечерней прогулки, до заброшенных промышленных зданий, заглянуть в которые вас приглашают прямо с дороги члены команды Биеннале. Чуть позже индийская Биеннале запомнится именно этим — отсутствием четких границ, что требует от зрителя особого внимания. Здесь надо быть начеку, чтобы отличить заброшенный пустырь от одной из площадок фестиваля и не спутать мусор, оставленный рабочими, с очередным арт-объектом.

Основная часть работ на Биеннале — инсталляции, фотографии и видео. Они, как и сама Индия, воздействуют на все органы ваших чувств, иногда одновременно. Художники используют яркие образы людей и божеств, музыкальные инструменты, запахи специй и обращаются к истории и культурному контексту местного населения. Некоторым художникам вроде Амара Канвара, Аниты Дюбе и Атул Додиа были отведены целые залы для презентации своих работ. Особое место организаторы Биеннале уделили уличному искусству и граффити — под стрит-арт была отдана значительная часть общественного пространства.

 

 

 

 

 

 

НАДО БЫТЬ НАЧЕКУ, ЧТОБЫ ОТЛИЧИТЬ СТРОИТЕЛЬНЫЙ МУСОР ОТ АРТ-ОБЪЕКТА

 

Репортаж с 1-й индийской биеннале: M.I.A.,
Бакштейн и граффити. Изображение № 16.

 

 

Ариель Хассан

(Аргентина), автор интерактивного проекта HFV project, проходящего в рамках Биеннале

Индия, как и любое другое место, существует в настоящем и, следовательно, сталкивается с такими же современными проблемами, как и остальная часть мира. Сейчас самое подходящее время для Индии показать свои позиции в арт-мире — не дожидаясь, пока кто-то другой придумает для нее позиционирование.

 

 

Переведя дух после просмотра работ в Aspinwall House, где представлены основные участники Биеннале, перемещаемся на внушительных размеров поле Parade Ground, где сегодня вечером соберется около пяти тысяч человек, чтобы увидеть первое выступление M.I.A. в Индии. Долгожданное шоу предваряют ну очень долгая церемония инаугурации и выступления традиционных музыкантов Кералы. Под медитативную игру на традиционных барабанах и ритмичные песни завораживающего хора индийских бабушек фанаты Майи начинают заходиться в танце.

Знакомимся с одним из них — отчаянным фанатом из Германии, который приехал в Индию на выступление M.I.A. специально. Он переживает, что не сможет пуститься в привычные зажигательные пляски при сдержанной индийской публике. Но не тут-то было. Заняв удобное положение в фан-зоне у самой сцены, мы и представить не могли, чем это может для нас обернуться. Лишь заслышав индейский клич, который бросила, Майя появившись на сцене в сопровождении своих мини-копий, безумного диджея и чендра-барабанщиков, толпа индусов ринулась к сцене, грозясь раздавить всех тех, кто считал, что удобно там расположился. M.I.A. раскачивала толпу очень медленно, ее движения были сдержанны, что, как казалось, еще больше заводило окружающих. Исполнив несколько хитов, она произнесла очень трогательную речь о том, как она рада сегодня здесь присутствовать, еще раз подчеркнув, что это ее первое выступление в Индии. Индусы кричали так громко, что я не разобрала последних слов Майи, только помню, как к сцене прилила еще одна мощная волна — все дико кричали, прыгали и пытались сделать фото на свои телефоны.

 

 

 

 

 

БОЛЛИВУДСКИЙ АКТЕР ДЖОН АБРАХАМ СВОИМ ПОЯВЛЕНИЕМ БУКВАЛЬНО ЗАТМИЛ M.I.A.

 

 

Репортаж с 1-й индийской биеннале: M.I.A.,
Бакштейн и граффити. Изображение № 17.

Репортаж с 1-й индийской биеннале: M.I.A.,
Бакштейн и граффити. Изображение № 18.

 

 

 

Я пыталась понять, что же там произошло, но уже ничего не было видно — и только стоящий рядом с нами индус объяснил, что на сцену вышел известный болливудский актер Джон Абрахам, который своим появлением в буквальном смысле затмил все выступление M.I.A. Дальше я помню только одно: как под традиционную песню, которую Майя подготовила специально для сегодняшнего выступления, очередная волна восторга мощным взрывом вынесла нас «на берег» происходящего.
На сегодня хватит. Мы отправляемся домой, чтобы завтра с новыми силами пережить еще один день Биеннале, который во всех смыслах этого слова обещает быть жарким. Еще в течение как минимум трех месяцев все в Кочине будет пропитано современным искусством: культурная программа расписана по минутам, а художники, приехавшие сюда cкорее как на курорт, чем на работу, кажется, не собираются разъезжаться.

 

 

Репортаж с 1-й индийской биеннале: M.I.A.,
Бакштейн и граффити. Изображение № 21.

Репортаж с 1-й индийской биеннале: M.I.A.,
Бакштейн и граффити. Изображение № 24.

 

Репортаж с 1-й индийской биеннале: M.I.A.,
Бакштейн и граффити. Изображение № 25.

Рассказать друзьям
2 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.