Views Comments Previous Next Search
Филипп Паррено о видеоарте, пингвинах и Мэрилин Монро — Другое на Look At Me

Другое

Филипп Паррено о видеоарте, пингвинах и Мэрилин Монро

Знаменитый французский художник поговорил с Look At Me

В Москве открылась выставка знаменитого современного художника Филиппа Паррено, который с начала 1990-х экспериментирует с различными выразительными средствами и необычными способами представления своих работ. До 4 апреля в центре современного искусства «Гараж» можно посмотреть одну из последних его видеоработ — «Мэрилин». Действие арт-фильма разворачивается в номере нью-йоркского отеля Waldorf Astoria,

Интервью: Анна Савина
Фотограф: Елена Бутко

 

в котором Мэрилин Монро жила в 1950-х. Вдохновившись жанром фантасмагории, в своей работе Паррено попытался вызвать дух одной из самых известных женщин XX века. Чтобы создать эффект присутствия, художник использовал роботов, которые воспроизводили ее голос и почерк. Look At Me поговорил с Паррено о новых технологиях, кино, видеоарте и новых способах репрезентации искусства.

 

Филипп Паррено о видеоарте, пингвинах и Мэрилин Монро. Изображение № 1.

 

 
Многие ваши видеоработы посвящены знаменитым личностям. Что для вас значат знаменитости и поп-культура в целом?

Да, фильм в «Гараже» — о Мэрилин Монро, также я сделал фильм о Зинедине Зидане, но в то же время я делал и совсем не похожие вещи. Один раз я сам превратил в знаменитость маленького персонажа манги — девочку Энн Ли. Меня интересуют не только знаменитости, но также и, например, китайские иммигранты, портрет которых я сделал. Кроме того, у меня есть документальный фильм о Таджикистане. На самом деле самое главное для меня — это исследование отношений, которые мы устанавливаем с арт-объектом. Важно то, как мы воспринимаем разные образы действительности. Однажды я читал лекцию магеллановым пингвинам, потому что разговаривать с ними — это значит взаимодействовать с неким образом. Иногда наши отношения с образами современного мира, известными или нет, могут быть очень волнующими.

Вы часто используете технологии при создании своих работ: не только фото или видео, но и, например, роботов, как в «Мэрилин». Когда вы начали работать с технологиями?

Я работаю с видео на протяжении почти всей своей карьеры. Я начал заниматься им, потому что хотел измерить арт-объект во времени. Мое отношение к искусству очень тесно связано с ощущением времени — меня всегда интересовал этот аспект. Для меня работа с видео — это не создание кино, это важный инструмент в создании искусства. Примерно в то же время, когда я начал снимать, я также начал писать — я из тех художников, которые сначала записывают какую-то идею, а потом уже делают работу. На самом деле я стараюсь экспериментировать с разными способами подачи. Сейчас я думаю снять художественный фильм, но не для того, чтобы он попал в кинотеатры, а для галерейного пространства. Если же я знаю, что фильм будет показываться в кинотеатре, то для меня такой способ представления — как другой вид выставки, который требует других приемов, потому что то, где показана работа, очень важно. В то же время я не хочу снимать что-то, похожее на «Мэрилин». Надеюсь, у меня получится применить кое-какие идеи и создать фильм-прототип — такой, каким был «Зидан: Портрет XXI века».

 

 

 

 

 

Однажды я читал лекцию магеллановым пингвинам, потому что разговаривать с ними — тоже значит взаимодействовать с неким образом

 

 

 

 

 
Прототип чего?

Нового жанра в кино. Я всегда считал себя художником, а не режиссером, так что самое главное для меня — это предложить зрителям новый необычный опыт. Фильм может быть смешным, скучным или интересным, но самое главное, на мой взгляд, — это помочь зрителям испытать какие-то новые эмоции.

В «Мэрилин» робот воспроизводит почерк актрисы и ее голос. Как вы работаете с такими сложными технологиями? Вдохновляют ли вас новые изобретения?

Мне нужен был робот, который бы мог писать так же, как и моя героиня, потому что это был единственный выход: я понял, что на такое не способна ни одна программа. Но я должен сказать, что на самом деле я не очень в этом разбираюсь, возможно, со стороны кажется по-другому, но это совсем не так. Я использую что-то для работы и потом почти сразу забываю об этом. Больше всего меня интересуют идеи, и роботы и другие технологии для меня — это просто способ воплощения моих задумок в жизнь.

А есть ли какие-то вещи в игровом кино, которые повлияли на ваши работы? Может быть, какие-то приемы или режиссеры?

В детстве мне нравились фильмы Эйзентштейна, Пазолини и Феллини, но сейчас я не очень часто хожу в кино. Я не очень слежу за поп-культурой и рассматриваю все вокруг в основном только с точки зрения того, как можно применить это в моей работе. Я не могу даже сказать, что я сейчас слушаю, для этого нужно посмотреть в iPhone.

 

 

Филипп Паррено о видеоарте, пингвинах и Мэрилин Монро. Изображение № 2.

 

 
А вы сразу продумываете, где будет показан ваш новый фильм?

Да. Например, фильм о Зидане был создан для кинотеатров, а «Мэрилин» — это фильм для цирка, это фантасмагорическое представление. Кроме того, я всегда меняю работу в зависимости от пространства, в котором она демонстрируется. В «Гараже» было использовано много новых приемов. Например, мы впервые сделали прямую трансляцию из номера в нью-йоркском Waldorf Astoria в выставочное пространство — «Гараж». Я хотел создать новый опыт: работа воспринимается совсем по-другому, когда ты сначала видишь номер Мэрилин в моем фильме, а затем то, как он выглядит сейчас, когда снег лежит и на улице, и внутри арт-центра. Одна реальность отражается в другой, и, добавляя новые детали, я всегда нахожу обоснование тому, почему они должны быть, хотя в результате может получиться что-то немного странное.

 

 

 

 

 

 


 

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.