Views Comments Previous Next Search

Прямая речь: дизайнер Акира Исогава

217815
Написалfashion_news14 февраля 2011

Алексей Олешов (Cara&Co) поговорил с австралийским дизайнером японского происхождения о вышивках, женской одежде и круглосуточной работе

Акира Исогава — один из самых известных австралийских дизайнеров. Родился он в 1964 году в японском городе Киото, а в 1986 переехал в Австралию и основал свой бренд. Сейчас одежду Akira можно найти в 15 странах. Многие его изделия выставлены в галереях по всему миру, а в 2005 году в Австралии вышла почтовая марка с его портретом.

При всей своей известности Акира абсолютно лишен снобизма и высокомерия. В общении он подкупает наивностью и простотой. Он, как ребенок, по-прежнему многому удивляется и замечает красоту там, где большинство людей ее не видит. При этом Акира Исогава абсолютный тиран у себя в мастерской. Он может бесконечно заставлять переделывать макет или вышивку, и при всей своей деликатности и вежливости (японское происхождение дает о себе знать) ему удается держать свою команду в здоровом напряжении и тонусе. Это один из немногих людей в индустрии моды, о котором не говорят ничего плохого у него за спиной. И еще он постоянно очень заливисто покатывается со смеху. 

 

Изображение 1. Прямая речь: дизайнер Акира Исогава.. Изображение № 1.

 


 

АКИРА ИСОГАВА
дизайнер


Расскажи, как всё начиналось. Как ты решил стать дизайнером? Как оказался в Австралии?

Когда-то Австралия и Япония заключили соглашение, по которому молодые японцы в возрасте от 16 до 27 лет легко могут получить визу в Австралию. По этой визе ты можешь жить в Австралии год, работать, учить язык, ездить на каникулы домой. Это была хорошая возможность. Первый раз я приехал в Австралию в 1986 году. В Японии всегда существовала традиция, культура костюма, а говорить о какой-то моде в Австралии в то время было бы просто смешно. Я приехал и понял, что мне здесь нечего носить. В магазинах я не мог найти ничего подходящего. Я пошел, купил швейную машинку, ткань и начал делать себе одежду сам. 

Первая вещь — нестандартная футболка, мужской топ. Я тусил на вечеринках, друзья спрашивали меня, где я взял эту вещь, я объяснял, что сшил сам, и они просили себе такие же. Как это обычно и бывает, друзья стали моими первыми клиентами. Всё это было еще до того как я начал изучать моду, дизайн. 

Когда на две недели я вернулся домой, в Киото, мне стало скучно. Я тогда учился в университете. Сказал семье, что хочу заняться модой в Австралии, и рванул обратно.

Как отреагировала семья?

Они были расстроены, конечно. Моя семья очень консервативная, родители хотели бы, чтобы я изучал что-то серьезное, потом получил хорошую, стабильную работу в Японии. Отец хотел, чтобы я, как и мой старший брат, поступил на госслужбу. Но я с тинейджерского возраста любил моду, хотел стать фэшн-дизайнером или стилистом — не знал точно, кем, но хотел работать в моде.



Первый раз я приехал в Австралию в 1986 году
и понял, что мне здесь нечего носить.


Что было дальше?

В Сиднее я изучал моду в фэшн-колледже, потом работал в разных компаниях стажером, ради опыта. В 1993 году я открыл свой первый магазин. Я был на полном самофинансировании, поэтому нашел не слишком дорогое место, не на главной улице, естественно, совсем не в центре. Главной задачей было дать людям знать, где мы находимся, как нас найти. Это было довольно тяжелое время. 

Примерно через год после открытия магазина к нам зашел парень из Vogue, он искал молодых интересных дизайнеров. Ему очень понравилось то, что я делал — и Vogue выпустил материал обо мне на полосу. Можешь себе представить, что значит для начинающего дизайнера полоса в Vogue. Я тогда понял, как важны коммуникации через СМИ. Сразу после этой статьи в магазин потянулись люди. Потом австралийский Vogue захотел снять мои вещи на обложке с Наоми Кэмпбелл в 1997 году. И закрутилось… Сейчас у меня два магазина в Сиднее, один в Мельбурне и еще один с Брисбене.

Ты в Австралии уже столько лет. Какую страну ты считаешь домом – Австралию или Японию? 

И ту, и другую. Дом для меня — та страна, в которой я живу в определенный момент жизни.

Как тебя угораздило попасть на австралийскую почтовую марку?

Я, конечно, никогда не предполагал, что такое может случиться. В 2005 году за вклад в развитие австралийской моды были выбраны несколько дизайнеров, и я среди них, — и их изображения поместили на австралийскую почтовую марку. Я приклеил такую марку на письмо родителям. Отец сказал: «О боже, это шутка, что ли?» Не мог поверить. Вообще-то, это очень странное ощущение, когда все облизывают твоё лицо!

Изображение 2. Прямая речь: дизайнер Акира Исогава.. Изображение № 2.

Akira Resort 2011

Первая сшитая тобой вещь была мужской. А сейчас ты создаешь одежду только для женщин — почему? У тебя еще были эксперименты с мужской одеждой? 

Меня гораздо больше увлекает работа с женской одеждой. Форма более сложная. Я попробовал запустить мужскую линию Akira, но кончилось дело тем, что все образцы я ношу сам.

Что еще ты носишь? Продолжаешь шить себе сам? У тебя есть любимые марки?

Сейчас я практически не задумываюсь о своей одежде. Все мои мысли о женских вещах, которые я придумываю 24 часа в сутки. А себе что-то быстро покупаю, так гораздо проще. Что-то привожу из Франции, Японии. Люблю несколько японских брендов. Например, Comme des Garcons.

Тебе всегда нравится, как люди носят твои вещи? Бывает такое, что ты сталкиваешься с девушкой в одежде Akira и понимаешь, что она выглядит ужасно?

Да нет, конечно, мне никогда не казалось, что кто-то выглядит ужасно. Наоборот, я всегда счастлив видеть реальных людей в одежде, сделанной мною. Независимо от того, как они ее носят. И для меня это очень любопытно. Ведь у каждого человека свое видение. Если я замечаю необычные комбинации с моими вещами, старательно их разглядываю.

Я знаю, что ты разделяешь скептическое отношение Cara&Co к модным тенденциям. Но для многих фэшн-компаний тренды — это путеводная звезда.

Меня скорее интересует эволюция фасонов в моде, ее влияние на характер, поведение человека. Во всем этом отражается дух времени. Тренды по природе своей мимолетны, я предпочитаю не гнаться за ними. Скорее наоборот, я всегда ищу вневременной стиль. Более того, тренды опасная для самоидентификации марки вещь. ДНК бренда никогда не должно меняться. Иначе люди будут сбиты с толку.

Как много в твоей работе ты делаешь лично сам? Что доверяешь своей команде?

Сначала я абсолютно всё делал сам: принты, крой, шитье. Как я уже говорил, у меня не было никакого внешнего финансирования, я не мог оплачивать работу ассистентов. Я пользовался навыками и знаниями, полученными в колледже, и делал всё, что было в моих силах. Когда я смог нанять сотрудников, специалистов в своих областях, мои вещи стали более сложными с точки зрения конструкции, стало еще больше ручной работы, я смог перепоручить помощникам такие вещи, как вышивка. Вышивки и декоративная обработка ткани у Akira — это отдельная история. Они очень узнаваемые. Мне кажется, я больше нигде такого не встречал. Наши вышивки — результат сотрудничества с японскими мастерами. Мы часто работаем с традиционными техниками, но не так давно с нашей командой изобрели новую технику — tie dye, основанный на традиционной технике shibori. Мы придумали спиральную shibori, когда линия стежков идет по спирали, потом нить затягивается — и образуется розетка. Такие цветы из ткани можно увидеть в последних двух моих коллекциях. Собираюсь запатентовать.

Оказалось, что мне интересно не просто покупать готовую ткань и шить из нее вещь, а создавать свою ткань, придумывать ее самостоятельно, делать дизайн. Кстати, к предыдущему твоему вопросу. Я знаю, что у многих знаменитых дизайнеров, например, у Карла Лагерфельда, есть толпа ассистентов, помощников, которые приносят эскизы, идеи. Дизайнеры могут просто пальцем ткнуть: «Мне нравится то, то и то», и это идет в производство. Но я не такая звезда. Я по-прежнему очень многое делаю сам.



Все мои мысли о женских вещах,
которые я придумываю 24 часа в сутки.
А себе что-то быстро покупаю, так гораздо проще.


У тебя есть невоплощенная мечта? 

Иногда мне хочется на несколько месяцев отстраниться от рабочей среды, но пока мне это ни разу не удавалось. Каждое утро я просыпаюсь, иду пешком в офис, принимаюсь за дело. Могу в обед встретиться с друзьями из той же индустрии, — фотографы, журналисты, мы говорим о моде, значит — продолжаем работать. Это длинный день, и он всегда связан с работой — от начала до конца, я никогда не выключаюсь.

Было бы интересно попробовать поехать в настоящий отпуск, никак не касающийся работы, и посмотреть, что получится. Без телефона, электронной почты. Не думать о вышивке и тканях. Приехать в какие-нибудь джунгли, и — как Тарзан… Вернуться к природе. Но ведь и в джунглях, как назло, столько всего вдохновляющего!

Назови три книги, которые ты мог бы посоветовать.

«Samurai William: The Englishman Who Opened Japan» Джайлса Милтона. Основана на реальных событиях. В 1600 году, после двадцати месяцев плавания в море, англичанин Уильям Адамс попадает на остров, который оказывается Японией. Он проведет в Японии очень много лет и станет самураем. «The Temple of the Golden Pavilion» Юкио Мисимы. Также основана на реальных событиях. О монахе, который психологически не мог мириться с красотой в любых ее проявлениях, в частности, в архитектуре. И однажды он не мог вынести красоты Золотого павильона в храме, в котором он жил, и решил его уничтожить — сжечь. Любые книги Харуки Мураками. 

Какая у тебя жизненная философия?

Никогда не останавливаться в поисках.

Ты религиозен?

Моя семья религиозная, а я нет. Родители буддисты. Я не придерживаюсь какой-либо конкретной религии. Мне жаль, что из-за различий в вероисповеданиях разгораются войны. Я верю в высший дух, который существует где-то над нами. Мы можем его чувствовать. Но это ведь не религия, это state of mind. Я просто стараюсь хорошо обращаться с людьми, быть хорошим человеком, самым хорошим.

Рассказать друзьям
21 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.