Views Comments Previous Next Search

Прямая речь: Основательницы швейного цеха Kneller

1812564
НаписалЮлия Выдолоб8 сентября 2011

«У нас тут нет никакой лишней тусовки, только заказчики — разговоров за жизнь нам и с ними хватает»

Kneller, небольшой швейный цех в помещении фабрики «Красная Заря», открыли три девушки: Ольга Шальнова (учредитель), Маргарита Саяпина (генеральный директор) и Марите Донскене (директор по производству). Марите и Маргарита раньше вместе работали на марку Arsenicum. «Мы были по ту сторону баррикад, то есть представляли тех самых российских дизайнеров, которые теперь являются нашими клиентами. У некоторых дизайнеров есть собственный экспериментальный цех, например у Arsenicum, Алёны Ахмадуллиной, Osome2some, ArinovFedyshin. Такой цех производит только собственный бренд и не берёт сторонних заказов. Принцип тот же, что и у нас, но объёмы в разы меньше. Когда мы открывались, особо не исследовали рынок. Просто видели, что альтернатив практически нет».

Маргарита Саяпина, генеральный директор. Изображение № 1.Маргарита Саяпина, генеральный директор

 


Ольга Шальнова, учредитель. Изображение № 2.Ольга Шальнова, учредитель

 


Марите Донскене, директор по производству. Изображение № 3.Марите Донскене, директор по производству

Помещение было в нерабочем состоянии, но цена на аренду и само место всем очень понравились — решено было делать ремонт. «Творческие кластеры мы даже не рассматривали, потому что рано или поздно их будут разгонять, а мы запускаем проект не на год и не на два. Тут не просто столы с компьютерами должны стоять, а швейные машинки, для них нужно подводить электрику особым образом. Эта фабрика государственная, не частная, поэтому здесь всё спокойно. Преимущество кластеров — в центральном расположении, но высокая стоимость аренды существенно сказывается на себестоимости производимых вещей. Ещё там обычно начинаются совместные обеды, ланчи, бранчи, это всё очень расслабляет. У нас тут нет никакой лишней тусовки, только заказчики — разговоров за жизнь нам и с ними хватает. Не рассматривали и Подмосковье из-за проблемы оперативности: бывают вопросы, которые надо решить экстренно, за два часа, а дорога в Подмосковье и обратно может занять весь день».

Прямая речь: Основательницы швейного цеха Kneller. Изображение № 4.

Так выглядит швейный цех

Помещение цеха выглядит как длинный коридор: направо за стеной — сам цех, налево — служебные помещения, кухня, комнаты для переговоров и примерок. Клиентов в цех не пускают. Таким образом, один дизайнер не может подсмотреть, что сейчас производит другой. Кроме собственно производства, есть комната конструкторов и складские помещения, где дизайнеры оставляют свои ткани, если есть подозрение, что какой-то заказ может повториться. «Они просто оставляют там рулон, а потом, если нужно, звонят и говорят, что из него надо отшить столько-то единиц такой-то модели, и нам уже не нужно ждать тканей, фурнитуры — мы сразу приступаем к работе».



«Начинается всё с риторического вопроса: сколько стоит отшить коллекцию? На этот вопрос не существует унифицированного ответа»


«Шоу-рум мы сделали на месте демонстрационной комнаты, которая была здесь ещё в советские времена. Мы отреставрировали старый паркет, сохранили потолок, установили зеркала и профессиональный яркий свет, как в магазинах. Здесь происходит работа дизайнеров с конструкторами, приезжают модели, проводятся примерки. Мы предлагаем дизайнерам приводить сюда частных клиентов, если нет возможности работать на собственной территории. Хочется, чтобы место работало, жило своей жизнью, поэтому единственное ограничение — время. В демонстрационной комнате — белые стены, так что самые простые лукбуки можно снимать оперативно прямо во время финальной примерки».

На примерке осенне-зимней капсульной коллекции Pure Joy: конструктор Аста, Ольга, Марите и приглашенный креативный директор Светлана Танакина. Изображение № 9.На примерке осенне-зимней капсульной коллекции Pure Joy: конструктор Аста, Ольга, Марите и приглашенный креативный директор Светлана Танакина

В Kneller работают всего около 20 человек: 15 портных, 3 конструктора, закройщик, менеджерский состав — Марите, Ольга и Маргарита — и бухгалтер. Помимо работы над дизайнерскими коллекциями, цех берётся за разные заказы: от футболок до интерьерного текстиля. «Мы можем работать с любыми материалами и шить что угодно, даже мужские костюмы. Если говорить не про модные коллекции, а про тиражи, то мы берём заказы у ресторанов и на промо-продукцию, потому что нужно наработать разнообразный опыт, определенный объём и сделать имя. Глупо открываться и заявлять о себе, не имея разнообразного портфолио. Всё равно что открыть магазин без закупки».

Из чего состоит процесс работы? «Начинается всё со звонка и риторического вопроса: сколько стоит отшить коллекцию? На этот вопрос не существует унифицированного ответа, потому что у кого-то коллекция — это десять маек-алкоголичек, а у кого-то необработанные швы наружу и перья на спине. Поэтому дизайнер приходит к нам с эскизами, по которым мы и начинаем работать. Конечно, он может надиктовать технологическое описание платья: шёлк, втачной рукав, приталенное, две вытачки, шлица — но чаще всё намного сложнее. Имея эскизы, конструктор обсуждает с дизайнером, как тот или иной момент лучше выполнить технологически. Очень классно, что дизайнеры готовы слушать, хотят учиться. Ты можешь десять лет проработать в дизайне одежды и всё равно продолжаешь чему-то учиться. Да и у нас нет цели переправить его эскиз под себя, наоборот, мы стремимся как-то обыграть его идею, чтобы это смотрелось лучше, но выходило менее затратно. Ни у кого нет мешка с деньгами, ведь потом вещь нужно ещё выгодно продать. Мы хорошо знаем претензии байеров к дизайнерским вещам, начиная от некачественных тканей до посадки, размерного ряда и технологии, и всегда стараемся подсказать, как сделать лучше».



«Как производители мы не имеем права оценивать, красива одежда или нет»


После обсуждения отшиваются макеты, и дизайнер приходит во второй раз, чтобы сделать примерку на модели. Во время примерки подправляется всё что нужно, и макеты отшиваются уже из основной ткани — той, из которой будет сделан конечный продукт. Производится финальная примерка, затем коллекция отшивается целиком. Дизайнер забирает её готовую. «Мы можем помочь и с такими, казалось бы, незначительными вещами, как этикетки. Как только появился принтер, мы сразу начали делать составники (Этикетки с составом ткани, способами ухода и т. п. — Прим. ред.), потому что этот маленький лейбл много значит: порой без составника вещи не принимают на реализацию магазины и даже химчистки. Это не просто информация по уходу за изделием, но и знак того, что вещь качественная, пошита не дома на коленке, а на фабрике. В будущем мы планируем помогать дизайнерам и с импортом тканей: у нас большие наработки по хорошим поставщикам, мы можем сделать так, чтобы дизайнерам не приходилось покупать ткань и фурнитуру втридорога на складе за углом, опасаясь, что конкурент, такой же дизайнер, уже отмотал себе полрулона этого материала».

Сейчас в качестве клиентов у Kneller в основном знакомые — Arsenicum, Inshade, Vardoui Nazarian, I am, Pure Joy Fashion, 9A Concept и другие бренды — как известные, так и начинающие. Все они — представители примерно одного дружеского круга, и складывается ощущение, что чужие здесь не ходят. Но основательницы Kneller такое предположение отрицают. «У нас нет любимчиков, мы стремимся позаботиться о каждом дизайнере. Мы хотим создать полный цикл, чтобы поддерживать и продвигать дизайнера во всех его начинаниях, то есть это не просто производство как пошив, а именно цикл. Как производители мы не имеем права оценивать, красива одежда или нет. Можем просто подсказать, если что-то технологически неверно: будет ли это сидеть, не порвётся ли. Поэтому мы не выбираем клиентов, а работаем со всеми, персонально подходя к задаче каждого. Если количество заказчиков вырастет, мы тоже будем расширяться, чтобы сохранить индивидуальный подход».

Сайт цеха Kneller

Рассказать друзьям
18 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.