Views Comments Previous Next Search

Прямая речь: Сара Мауэр, фэшн-критик

1010262
НаписалЮлия Выдолоб15 ноября 2011

«Лондонская неделя моды всегда была на втором плане. Поэтому мы действительно очень старались»

Прямая речь: Сара Мауэр, фэшн-критик. Изображение № 1.

 


Сара Мауэр — колумнист Telegraph, критик Style.com и Vogue.com и автор американского Vogue — помимо работы журналистом, помогает Британскому модному совету (ее должность гордо называется «Посол начинающих талантов»), а также участвует в комиссии NEWGEN, программы по поддержке молодых дизайнеров, организованной Topshop. После показа Topshop Unique Сара поговорила с Look At Me о том, пытаются ли модные дома влиять на журналистов, какой Лондонская неделя моды была 25 лет назад и как британские дизайнеры научились продавать свою одежду.


Модные дома всегда пытались давить на журналистов. Это происходит с самого начала haute couture, куда допускалось только небольшое число избранных. Это-то не поменялось. Изменились только технологии. Они очень интенсивно развиваются, особенно на протяжении последних двух лет. Но реально оценить происходящее очень сложно, так как все сейчас на эмоциональной волне по поводу того, что самые новые идеи так быстро устаревают и становятся никому не интересны. Лет десять назад, когда я только начала работать в интернете критиком, был большой скандал. Модные дома сильно сопротивлялись тому, что сведения о показе появляются повсюду так быстро: они были уверены, что одежду немедленно скопируют. А через какие-то пару лет они просто умоляли нас, чтобы их показ появился на сайте. Ну а в последние два года, когда модные редакторы ведут твитеры и позируют уличным фотографам, а их наряды появляются в виде слайд-шоу, всё это превратилось во что-то вроде параллельных показов. Но хорошо то, что за всем этим чувствуется некая прямота.

Прямая речь: Сара Мауэр, фэшн-критик. Изображение № 2.

Уже ставшие знаменитыми платья с принтами британской гречанки Мэри Катранзу 
можно купить в крупнейших универмагах по всему миру

Интересно, сколько на этом показе Topshop было отсылок к ранним 80-м. В те времена в St. Martins просто кипела энергия, было полно невероятных талантов. При этом одежду они тогда особо производить не умели. Шили буквально у себя на кухне и выпускали на подиум. Вдохновлялись музыкой, клубами. Никаким иностранным байерам они её продавать, конечно, не могли. Следующая волна случилась 10 лет спустя, когда появился Александр Маккуин: в эпоху брит-попа и брит-арта сформировалась потрясающая мода. И вот тогда все начали уезжать, чтобы превратить свои идеи в бизнес. Тогда я наблюдала это уже во второй раз. 



Шили буквально у себя на кухне и выпускали на подиум


Где-то в 2000–2002 годах в Лондоне реально не осталось талантов. Была рецессия, мы беспокоились, что Лондон в итоге потеряет всё. Мы с Британским модным советом собрались и стали думать, чем нам заманить людей обратно. В идеале Лондон должен был стать платформой для молодых дизайнеров. Ведь Лондон — это про молодёжь, про идеи, про талант, причём хорошо обученный талант. Мы решили создать такую структуру, в рамках которой дизайнеры могли бы не только показывать себя, но и продаваться. И когда появились Кристофер Кейн, Мариос Шваб, Джонатан Сондерс, Topshop стали давать молодым дизайнерам деньги, а потом дизайнеры NEWGEN получили площадку, чтобы проводить свои показы. Дизайнеры проходили отбор и получали вот это пространство. 

Прямая речь: Сара Мауэр, фэшн-критик. Изображение № 7.

Наряды британца Джонатана Сондерса можно купить практически везде — от американского гиганта Bergdorf Goodman до демократичного британского Asos.com. В Москве британских дизайнеров стоит поискать в магазине UK Style и универмаге «Цветной»

Мы стали решать проблему с производством и логистикой целиком. Мы медленно и тщательно обучали дизайнеров, знакомили их с ритейлерами, следили за тем, чтобы они не пытались всё делать самостоятельно, чтобы они производили и доставляли вещи вовремя. Теперь Кристофер Кейн и Мэри Катранзу продаются во всех главных люксовых магазинах мира. Такого с лондонскими дизайнерами никогда не было! Плюс они производят вещи в Лондоне. У предыдущих поколений дизайнеров была проблема: они шли за производством к итальянским производителям, и те их брали, но выполняли их заказы в последнюю очередь. И когда заказ наконец доставляли, было уже поздно, магазины не брали вещи, и ребята просто разорялись. 

Потом поменялся и сам Британский модный совет: переехал в Сомерсет-хаус, обзавёлся прекрасным тентом и пространствами, где можно проводить показы и выставку для байеров, и принял программу поддержки, по которой Неделя стала международной и мы стали приглашать больше иностранной прессы. Нам приходится принимать множество сложных решений по поводу того, кто всё-таки проведёт свой показ в эти 4 дня. Кстати, именно в последние два года Burberry вернули в Лондон свой показ, а это одно из самых важных шоу, огромный бренд. Mulberry здесь показываются, Том Форд. Если вспомнить, 25 лет назад это было настолько любительское мероприятие! Дело в том, что мы всегда были на втором плане, поэтому действительно очень старались. Я не раз была в других модных столицах, и одно могу сказать наверняка: по крайней мере наши показы начинаются более-менее вовремя.

 

Все материалы о Лондонской неделе моды на Look At Me
Рассказать друзьям
10 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.