Views Comments Previous Next Search

Личный опыт: Учеба в Central Saint Martins

3936140
НаписалДаша 8 февраля 2012

Начинающий дизайнер Оля Курищук рассказала Look At Me о том, как поступить в Central Saint Martins и чему там учиться

Look At Me продолжает рассказывать об индустрии моды и дизайна изнутри в рубрике «Личный опыт». Мы публикуем рассказ начинающего фэшн-дизайнера об учебе в Central Saint Martins в Лондоне.

Личный опыт: Учеба в Central Saint Martins. Изображение № 1.

Личный опыт: Учеба в Central Saint Martins. Изображение № 2.

Оля Курищук
студентка 

 


Молодой начинающий дизайнер, которая после окончания юридического факультета в Киеве поехала учиться в самую знаменитую школу дизайна — Central Saint Martins. Оля cо своими друзьями-студентами ведет блог 1granary.com: берет интервью и делает съемки с дизайнерами, которые учились в Сент-Мартинс, освещает самые яркие события колледжа, публикует полезную информацию о поступлении и беседы с преподавателями. Девушка рассказала Look At Me о том, сложно ли было поступить, сколько стоит обучение, какие студенты там учатся и много ли среди них русских. 

Личный опыт: Учеба в Central Saint Martins. Изображение № 3.


Поступление

Central Saint Martins — наверное, самый известный фэшн-колледж в мире. Странно, что в России информации о нем очень мало. Имена выпускников, то, что туда тяжело поступить, и еще знаменитая Луиза Уилсон, глава магистратуры, которая рвет дизайны студентов и выбрасывает их в окно, — вот, наверное, и всё. Когда я поступала, то не знала ничего, кроме имен людей, которые его окончили: Джон Гальяно, Александр Маккуин, Хуссейн Чалаян, Риккардо Тиши, Стелла Маккартни, Фиби Файло. Мне всегда было интересно, откуда берутся дизайнеры, и, найдя ответ на этот вопрос в русском Vogue, я 6 лет мечтала туда поступить. Столько времени у меня заняла война с родителями и окончание «обязательного» юридического. Семья хотела видеть меня кем угодно, только не «швеей». Я же, анализируя свое время тут, понимаю, как сильно мне повезло, что я приехала сюда не в 17 и что мне пришлось доказать прежде всего самой себе, что это действительно моя мечта, а не минутное желание. 



 Имена выпускников, то, что туда тяжело поступить, и еще знаменитая Луиза Уилсон, глава магистратуры, которая рвет дизайны студентов и выбрасывает их в окно, — вот, наверное, и всё


Мое поступление и учеба здесь — это цепочка совпадений и много удачи. Папа из Москвы привез мне книгу о Коко Шанель, внутри была карточка агентства DonStream в Киеве, на которой крошечными буквами было написано, что они помогают с поступлением в Сент-Мартинс. Это агентство сделали для меня всё, связанное с документами, выбором и букированием курсов, которые привели меня к поступлению, с заполнением миллиона анкет, получением виз и отбора курсов. 

Сейчас я вижу, что поступала самым тяжелым путем — через Лондон. В Киеве не было официального представительства Сент-Мартинс для поступления, в Москве оно есть. Там ты проходишь собеседование, показываешь портфолио, и очень часто ребята с намного более низким уровнем работ, чем требуется тут, проходят. Я для поступления проходила Foundation — год перед основным обучением. Это был ад. Ты работаешь 7 дней в неделю за столом с 7 утра до 3 ночи или 16 часов стоишь возле манекена, а на следующий день не чувствуешь ног, но нельзя не продолжать. Как бы много ты ни работал, китайцы сделают в 5 раз больше, а объем работы, который ты должен выполнить, оценивается по тому, что сделали остальные. Очень многие имеют огромный опыт за спиной, 4–6 лет фэшн-университетов в своей стране, 10 лет в художественной школе.  

Труд себя оправдал, и я поступила. Многие ребята, которых мы считали безумно талантливыми, не прошли. Они были сильными в начале года, но не работали так усердно, как остальные, и за год никуда не продвинулись. Талант — это очень важно, но он без труда здесь ничто. Если на юридическом можно было выучить предмет за 2 дня до экзамена и выкрутиться перед преподавателем, то тут экзаменов нет. Во время поступления мы все оставили портфолио на столе и ушли гулять — ты никак не влияешь на результат, всё проходит без тебя.
 
Для международных студентов и граждан Евросоюза процедура поступления различается: у нас нет интервью и для нас есть отдельная квота, то есть гарантированное количество людей, которых они возьмут. Мы также платим больше: около 12 тысяч фунтов за год.

Central Saint Martins . Изображение № 4.Central Saint Martins


Жилье

Жить в университетском общежитии ты можешь только один год, потом ты должен найти себе жилье. Нам, фэшн-студентам, надо больше места, чем остальным, поэтому общежитие может быть очень неудобным: там крошечные комнаты, но зато не надо волноваться по поводу подключения интернета, газа, воды. Если снимаешь квартиру, всё это надо регистрировать, заключать контракты — убивает много времени. Большой плюс общежития — это знакомства. В течение первых недель ты узнаешь очень много людей. Найти хорошую квартиру — это настоящий квест, можно бегать по 20 разным агентствам 2 недели и так ничего и не найти. После кризиса (а сейчас еще приближаются Олимпийские игры в Лондоне) квартир просто нет. Люди меньше покупают, все арендуют, квартиры стали дороже, меньше, лендлорды намного строже. Квартиру нереально снять меньше чем на 6 месяцев, обычно — на все 12. Плюс многие лендлорды требуют оплату сразу за первые 6 месяцев. Жить одному очень дорого, поэтому большинство студентов живут по двое-трое. Первый год, когда ты никого не знаешь, это очень рискованно: можно попасть на настоящих психов, которые будут мешать учиться. Поэтому я бы советовала общежитие или жить одному, если есть такая возможность. 


Процесс обучения

Учеба в университете, как и сам Сент-Мартинс, оказались совсем не такими, как я их представляла. Если ты сам не будешь гореть желанием чему-то научиться, то через 3 года выйдешь из университета совершенно пустым. Иногда я прихожу на учебу два раза за неделю на пятиминутную встречу с преподавателем, а всё остальное время работаю одна. Ты всё должен делать сам, а информацию вырывать зубами из окружающих. Очень часто ты даже не подозреваешь о существовании чего-то — нужной техники нанесения принта или особенности ткани, — поэтому всё время надо сидеть в библиотеке, интернете, подглядывать, что делают сокурсники, очень много экспериментировать и бегать за преподавателями. Вначале многие возмущаются, не понимают, за что платят, если почти не видятся с преподавателями. Но проходит время, и ты видишь огромные скачки в своей работе — и все вопросы отпадают. 

В начале проекта нам дают бриф, в котором кратко описаны тема проекта и то, что надо успеть до крита — так здесь называют любые сдачи проектов. Обычно они длятся 2–4 недели, и надо сделать миллион рисунков, большое исследование, эксперименты с тканями, нарисовать коллекцию из 200 моделей и отшить какую-нибудь вещь. Спать по 5–6 часов, а ближе к криту не ложиться по 2–3 дня — самое обычное дело. Вначале было очень тяжело. Cейчас мне даже кофе не надо, чтобы спокойно работать 40 часов подряд в хорошем настроении, а потом ещё пойти и отпраздновать сдачу проекта с друзьями. Из нас тут делают бойцов и всё время повторяют, что в реальном мире будет намного тяжелее и мы должны быть готовы к этому. В пример ставят Маккуина, который, работая одновременно на собственную марку и Givenchy, в течение 4 лет спал не больше 5 часов в сутки. Индустрия очень сильно отличается от того, как многие ее представляют. Это не расслабленная жизнь по вечеринкам, это работа круглый год 7 дней в неделю. 



Сейчас мне даже кофе не надо, чтобы спокойно работать 40 часов подряд в хорошем настроении, а потом ещё пойти и отпраздновать сдачу проекта с друзьями


Свободного времени в период Foundation нет совсем. Когда попадаешь на первый курс, появляется день-два после окончания проекта, и ты часто тратишь их на посещение выставок. На втором курсе легче. Ты втягиваешься в учебу, работаешь намного быстрее, знаешь, что важно, где что искать, как общаться с преподавателями и вытягивать из них нужную информацию. Начинает формироваться свой стиль, ты яснее понимаешь, что хочешь делать после окончания университета, и тратишь свои силы на это.

 После второго курса по желанию можно взять год практики. Я жду этого с нетерпением. У нас есть возможность подать заявление на стажировку в любой бренд мира. Если им понравится твое портфолио, ты можешь поработать от 3 месяцев в Balenciaga, Givenchy, Chanel или другой знаменитой марке. Некоторые проводят весь год в одном Доме, другие меняют бренд каждые 3 месяца, чтобы найти то, что им нравится больше всего. Многие проходят интервью в самом университете, когда люди из компаний приезжают посмотреть наши работы. Место никому не гарантированно. Любой бренд набирает людей в команду, и ты должен в нее вписаться, ведь вы будете проводить много времени вместе в очень стрессовых ситуациях. Обычно практика проходит 5–6 дней в неделю с 10 утра до 11–12 ночи, а последние недели перед показом ты работаешь и по воскресеньям, тебя могут оставлять до 4–6 утра, а в 10 ты опять должен быть на месте. В Лондоне закон об обязательной оплате труда интернов вступил в силу только с этого года, так что раньше иначе как рабским трудом практику назвать было нельзя. Но нет ни одного студента в Сент-Мартинс, который не согласен был бы стажироваться и бесплатно.



Но нет ни одного студента в Сент-Мартинс, который не согласен был бы стажироваться и бесплатно



Студенты

В Сент-Мартинс учатся студенты со всего мира. У всех очень разный бэкграунд: семьи, культура, возраст, уровень подготовки. Есть те, кто никогда не пришил ни одной пуговицы до поступления, а есть профессиональные конструкторы, есть восемнадцатилетние и сорокалетние. Внешний вид у всех тоже очень разный. От парней на каблуках с безумным макияжем до ребят в кедах и толстовках. Мы заметили: чем старше курс, тем спокойнее одеваются студенты. Все модники — это первокурсники в первый месяц учебы. На магистратуре все в старых джинсах и футболках с убранными в пучок волосами. Ни у кого нет сил и времени утром одеваться, да и на моду смотришь по-другому, когда начинаешь ею жить. Мне очень тяжело судить, какие мы тут. Мне кажется, что все абсолютно обыкновенные. Ненормальные в моде ничего не достигают: тебе же надо всё время работать с другими людьми и в команде. Да, здесь много слез и срывов, но, думаю, это из-за недостатка сна, а не из-за каких-то чудачеств.



Внешний вид у всех тоже очень разный. От парней на каблуках с безумным макияжем до ребят в кедах и толстовках


Конечно, есть более яркие студенты. Отличаются японцы, которые во всем ищут глубокий смысл и историю. Мой однокурсник провел неделю с бездомными и даже переночевал с ними в картонной коробке. Потом сделал для них целую коллекцию. Наверное, это звучит странно, но так он понимает их нужды, это важно для создания одежды. Так же работают актеры, пытаясь вжиться в роль, а врачи вообще проводят время в морге, что должно казаться намного более странным. 

Русскоговорящих очень мало, но с каждым годом становится всё больше. В этом году целых два выпускника с магистратуры будут показываться на Лондонской неделе моды. Из России здесь два-три человека на курс, с Украины, из Молдовы, Кыргызстана, Казахстана, — в общем, со всего бывшего СССР — еще меньше. Иногда один человек на курс. Но так как все говорят на русском, то нам кажется, что нас много и у нас своя маленькая диаспора.

В блоге 1granary.com Оля cо своими друзьями-студентами выкладывает съемки c дизайнерами, которые учились в Сент-Мартинс. Изображение № 15.В блоге 1granary.com Оля cо своими друзьями-студентами выкладывает съемки c дизайнерами, которые учились в Сент-Мартинс


Будущее

Central Saint Martins замечательное место, потому что тебе дают реальные знания. Ты можешь делать очень многое, связанное с модой: не только дизайн одежды, но и стайлинг, дизайн аксессуаров, быть байером, арт-директором, фэшн-редактором, иллюстратором. Я пока не решила окончательно, чем хочу заниматься: открывать свой бренд или работать на компанию. Этим летом хочу поработать в Balenciaga и Celine и надеюсь, это позволит мне лучше понять, что мне больше нравится. 

Рассказать друзьям
39 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.