Views Comments Previous Next Search

Процесс: Как организуется показ

2014995
НаписалMargarita Zubatova23 апреля 2012

«Сначала мы хотели сделать smokey eyes, но мне эта идея сразу не понравилась — тогда я решила надеть им на голову пакеты»

Перед вами рубрика Look At Me — «Процесс». Зачастую мы видим только конечный продукт, созданный профессионалами какой-либо сферы, — кинофильм, музыкальный альбом, модный показ, выставку современного искусства — и только подозреваем, какой труд стоит за ним. Look At Me проводит с организаторами какого-либо процесса несколько дней, чтобы рассказать, что происходит за его кулисами от начала и до конца. 

В этот раз мы наблюдали за процессом организации показа Arsenicum и узнали, в чем особенности работы каждого его участника.


Процесс: Как организуется показ. Изображение № 1.

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 2.

 


Процесс: Как организуется показ. Изображение № 3.


Процесс: Как организуется показ. Изображение № 4.

 


Процесс: Как организуется показ. Изображение № 5.


Процесс: Как организуется показ. Изображение № 6.

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 7.

 


Разработать концепцию

Приходим в Гостиный Двор за семь часов до начала показа. Казалось бы, времени еще много, но без дела никто не сидит. Вылавливаем Дмитрия Логинова, который успевает делать пометки на развеске с луками, отвечать на вопросы участников команды и тестировать краску, которой будут покрывать моделей на показе.

Даже сидя с нами в стороне, он контролирует процесс подготовки и прерывается, чтобы поговорить то с моделью, то с визажистом. Тем не менее об этапе разработки концепции показа мы все-таки узнаем:

Дмитрий Логинов: «Дизайнеры меня, наверное, не поймут, но менеджеры одобрят: всю информацию о коллекции и показе я заношу в одну большую таблицу Excel. Из нее можно узнать,  что надето на модель сверху, что — снизу, какие аксессуары, какие колготки, какие туфли и какой размер обуви, какой макияж, какой маникюр — в общем, все. Там же очень удобно отслеживать готовность вещей — эта таблица есть у меня и у цеха; в ней помечается, сшита вещь или нет. Соответственно я сижу с этой таблицей и думаю, кто выйдет в этом луке, кто в другом, под какую музыку все будет происходить, а последнее очень важно — пока ты найдешь человека, который сможет создать правильное настроение на шоу, пройдет вечность. Как правило, я сам подбираю треки, а диджей, в моем случае Anton M, помогает мне их компилировать».

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 8.

В этот раз посыл команде был прост — «авиакатастрофа». Меня взволновала история самолетов «Конкорд»

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 9.

С технической частью все понятно, пытаемся узнать о творческой. Задаю Дмитрию вопрос: «Мысли о коллекции и о ее презентации приходят одновременно или одно опережает другое?»

Дмитрий Логинов: «В моем случае речь идет даже не об одежде, а об истории, которую я хочу рассказать с помощью одежды, мейкапа и шоу. Одежда меня интересует не в первую очередь, хотя играет и не последнюю роль: все-таки это мода. Сначала я придумываю историю и ее персонажей. В этот раз посыл команде был прост — «авиакатастрофа». Меня взволновала история самолетов «Конкорд», эра которых кончилась десять лет назад — я изучил их историю, узнал, почему они перестали летать, прочитал подробности аварии под Парижем. Так родилась героиня — роскошная джетсеттерша, которая летает исключительно на тех ультразвуковых самолетах. Со временем ее образ трансформировался — сначала она была одной (даже не буду говорить какой), потом мы немного изменили эпоху: мне показалось, что она сильно похожа на ту, что была в прошлом сезоне. В итоге я оставил элегантность, женственность, некий шик, но сделал ее чуть более современной, молодой и драматичной — еще более драматичной, чем в тот раз».

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 10.


 

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 21.

 


Обсудить с командой

В разговоре о трансформации идей задумываюсь о том, кто участвует в процессе обсуждения:

Дмитрий Логинов: «Когда приходит идея-стержень, ты начинаешь нанизывать на нее детали. Для этого мы регулярно устраиваем мозговой штурм с командой и стажерами — студентами профильных университетов, которые приходят, уходят, иногда задерживаются и даже остаются работать. Во время таких обсуждений  мы думаем, кто эта героиня, что это за одежда, какие могут быть элементы костюма в зависимости от того, какой характер показан, — постепенно наполняется мудборд. После того как все, кажется, подходит к концу, мы начинаем обсуждать, что здесь лишнее: идей всегда много, поэтому дизайнеры часто допускают ошибку — перегруз коллекции (вроде бы все и подходит, но зритель перестает улавливать смысл коллекции, а мы не успеваем показать развитие идеи). Например, в прошлом сезоне мы сделали одну интересную фактуру — вручную сделанную бахрому из ткани. К коллекции она подходила, но мне показалось, что это будет уже перебор, поэтому мы перенесли ее в этот сезон и сделали, с одной стороны, правильно, но с другой — скороспешно: в этом сезоне эту же идею показал Гарет Пью. Было забавно, когда моя подруга надела платье из нашей коллекции на его показ в Париже, пришла туда, а все, кто работал в команде Пью, оглядели ее с огромными глазами. Потом мы поняли почему.

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 22.

После того как все, кажется, подходит к концу, мы начинаем обсуждать, что здесь лишнее: идей всегда много, поэтому дизайнеры часто допускают ошибку

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 23.

Шоу — это не только одежда, но и мейкап, прическа. Что касается визажистов, я всегда работаю с главным визажистом M.A.C Лерой Филипповой: она большой молодец, у нее отличный вкус, прекрасная фантазия и профессиональная команда. Прически мы раньше делали с Salon Essentuals, но на площадке Volvo работает «Монэ». В прошлый раз они все сделали прекрасно, в этот раз, будем надеяться, все тоже будет хорошо».

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 24.


 

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 35.

 


Выбрать моделей

В просторном помещении бэкстейджа Гостиного Двора нас окружает несколько сотен моделей — одни идут на дебютный показ Sestra, другие на Arsenicum, особенно разукрашенные — на Евгения Плющенко с Яной Рудковской. Спрашиваю у дизайнера: «Как выбираются модели на показ?»

Дмитрий Логинов: «В прошлом сезоне я просмотрел сто двадцать моделей, из которых выбрал двадцать девять, в этот раз девушек у меня двадцать три, то есть возможностей переодевания больше. Кастинг был не менее жесткий, я побывал практически во всех агентствах, кроме AVANT: там стало невероятно дорого, и взяли мы только Машу Кирсанову — она стоит тех денег. Девочек я отсматриваю в несколько этапов. Сначала я провожу кастинг в агентствах, потом приглашаю тех, кто мне понравился, к себе в студию — там я смотрю их еще раз, меряю одежду. На финальной примерке я окончательно утверждаю лук, обувь, аксессуары. Луки фотографируются и отправляются в гримерку на развеску.

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 36.

Важно, чтобы модель хорошо ходила, важно, чтобы на ней отлично сидела одежда, а лицо — совершенно не важно

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 37.

Могу сказать, что мои модели — это достаточно широкоплечие девушки: на них одежда лучше сидит. В этой коллекции я практически не использую подплечники, а когда плечи острые и прямые, вещи и так садятся хорошо. Типаж лица не имеет для меня значения: как я уже сказал, я рассказываю историю, а в истории могут быть разные персонажи — блондинки, брюнетки, рыжие. Важно, чтобы модель хорошо ходила, важно, чтобы на ней отлично сидела одежда, а лицо — совершенно не важно».

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 38.


 

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 46.

 


Выбрать площадку для показа

Вспоминая о том, что когда-то показы Arsenicum проходили на независимых площадках, пару сезонов назад — в ЦМТ на Mercedes-Benz Fashion Week, а прошлый и этот — в Гостином Дворе, задаю логичный вопрос: «Почему здесь?»

Дмитрий Логинов: «Разница между площадками Mercedes-Benz и Volvo прежде всего в расположении. Гостиный Двор находится в центре, а «Улицу 1905 года» центром назвать сложно. Пока доедешь туда, несколько часов простоишь в пробках, а метро тоже находится неблизко. Кроме того — там ужасный бэкстейдж, а для меня как человека, который проводит на бэкстейдже целый день и у которого команда пятьдесят–шестьдесят человек, площадка имеет решающее значение. Здесь комфортно: высокие потолки, большие гримерки».

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 47.


 

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 59.

 


Сделать прически и мейкап

На показах Arsenicum простых образов не бывает — команда  M.A.C то надевает моделям красные линзы и рисует размашистые стрелки, то стирает им брови и заливает волосы бежевым гелем, то вовсе заматывает лицо в полиэтилен. 

О процессе создания мейкапа узнаю от первоисточника — главного визажиста M.A.C Валерии Филипповой, у которой идеи, кажется, не иссякают вообще.

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 60.

Важно найти грань — не перевалиться в театральность, сделать так, чтобы было драматично, но модно

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 61.

Валерия Филиппова: «Я работаю на Неделях моды в Милане, Париже, Нью-Йорке и очень горда тем, что привезла в Россию правильную схему работы с дизайнерами. Как мы работаем с Димой — мы встречаемся до показа, обсуждаем коллекцию, он показывает мудборд, ткани, чуть ли не одевает тебя в это одежду, чтобы ты прочувствовала, что это за девушка. Тогда начинается творческий процесс, мы начинаем пробовать разные варианты — одежда, мейкап, прическа складываются из небольших кусочков в правильную картинку. С Димой мы создаем историю, и здесь важно найти грань — не перевалиться в театральность, сделать так, чтобы было драматично, но модно. В этот раз Дима позвонил мне заранее и сказал, что мне понравится его инспирейшн, это будет — авиакатастрофа. В первый раз я приехала на тест с кейсом косметики, сделала макияж на модели, но потом услышала музыку и решила, что получился перебор — мейкапа слишком много. Дима хотел показать трагедию — девушек, попавших в аварию, но при этом нужно было сделать их красивыми, то есть оставить лицо чистым. Мы встретились на следующий день и решили сделать моделям прозрачный мейкап и довольно простые прически, а кожу, на контрасте, покрыть черным латексом, который не будет выглядеть так, будто они обгорели, но будет отсылать к взрыву, авиакатастрофе».

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 62.

Было опасно выпускать на подиум еле видящего парня, который держал на руке ворона, но мы решили рискнуть

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 63.

Вспоминая о трех мальчиках-моделях, спрашиваю о такой деликатной вещи, как мужской мейкап:

Валерия Филиппова: «Я вообще сторонник того, чтобы делать мальчиков мальчиками. Они должны быть мужественными, поэтому единственное, что мы сделали, — это тон (неровности кожи все-таки должны быть замаскированы). Прическа у них такая же простая, как у девушек, — немного взъерошенные волосы. Хочется создать ощущение легкости — ни страз, ни пучков, ни геля — все живое. Как-то однажды был показ, где участвовали одни мальчики. Они выходили на подиум в костюмах, у одного на руке сидел ворон. Сначала мы хотели сделать им smokey eyes, но мне эта идея изначально не нравилась (ну не люблю я на мальчиках мейкап) я решила надеть им на голову пакеты. Я скроила каски из полиэтилена, в которых была тонкая щель для глаз. Было опасно выпускать на подиум еле видящего парня, который держал на руке ворона (все-таки ворон — птица хищная), но мы решили рискнуть. Дима вообще любит делать рискованные вещи, и мы в этом похожи».

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 64.


 

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 78.

 


Позвать гостей и прессу

Пиарщики марок — люди, самые близкие к нам по долгу службы. Именно они присылают СМИ приглашения на показы и делятся пострелизами. Узнаю у PR-менеджера Arsenicum Анны Кураповой, как они выбирают, кого приглашать, а кого нет.

Анна Курапова: «Подготовка к показу начинается за полтора месяца. Тогда мы начинаем аккредитовывать прессу, рассылать пресс-релизы. Мы работаем со всеми крупными изданиями, но каждый раз к нам приходят письма от новых интернет-журналов и блогеров. Я просматриваю их сайты, и если нам нравится контент, то мы с радостью их аккредитовываем. От организации зависит многое. Я бывала на показах, где редакторы и дизайнеры стояли — мне кажется, это неуважение к ним. У нас на показе работает большая команда, мы стараемся сделать так, чтобы все гости остались довольны. У нас существует система — мы заранее обзваниваем гостей и лично приглашаем каждого, чтобы составить списки для рассадки. Бывает, что люди не приходят или, наоборот, собираются целой компаний и просят сесть вместе — тогда нужно реагировать на месте».

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 79.


 

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 105.

 


Участвовать в показе

Модели на показах Stella McСartney улыбаются, а на Gareth Pugh — идут с каменным лицом. О том, что на шоу Arsenicum можно будет увидеть и первое, и второе, и третье, рассказывает Валерия Филиппова:

«Режиссура у показа будет следующая. Сначала на подиуме появятся печальные девушки в вуалях, а играет трагичный саундтрек «Enjoy the Silence». Как говорит Дима — все это будет напоминать похороны. Следующий блок возвращает нас в реальность. Меняется музыка и настроение, одежда становится более повседневной, создается ощущение, будто люди спешат зарегистрироваться на рейс. Потом зал озаряет яркая вспышка, слышится звук падающего самолета — и начинается третья часть. Последние семь луков — наиболее драматичные. Девушки, залитые латексом, выходят в корсетах из металла и кожи. Получается триптих».

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 106.

Я бывала на показах, где редакторы и дизайнеры стояли — мне кажется, это неуважение к ним

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 107.

Рядом с Валерией Филипповой стоит едва покрытая латексом Маша Кирсанова. Сейчас она не может ни сесть, ни ногу почесать. Спрашиваем у нее о сложностях профессии модели:

«Нас собирают заранее, делают макияж, прически, примерку. Там случается всякое. Мне как счастливому обладателю сорок первого размера ноги зачастую везет с обувью — приходилось влезать, к примеру, в тридцать седьмой. Ноги-трансформеры — за годы работы привыкли. Настроение на показе задает дизайнер. К примеру, на à la Russe нам говорят: «Вы лебедушки, не идете, а плывете». На Bessarion нужно вживаться в андрогинный образ, вы выглядите как женщина с другой планеты, собственно, как и здесь. Сегодня нас покрыли латексом — кожу немного стягивает, но мне не привыкать. 

 

На показе Vivienne Westwood нам красили лицо малярной кистью, рисовали маски, с которыми мы были похожи на лошадок

 


На показе Vivienne Westwood нам красили лицо малярной кистью, рисовали маски, с которыми мы были похожи на лошадок. За сезон до этого там же — замазывали волосы белой глиной. Бывает, делают экстеншны — прикрепляют волосы с помощью клея, потому что ни у кого нет времени пришивать клипсы. Берут полоску и приклеивают к коже, к волосам, а ты возвращаешься домой с липкой головой. Нет ничего прекрасней в нашей работе, чем экстеншн на клей».

Сочувственно спрашиваю: «Так а что с этим делать?» «Ничего, — отвечает мне Маша, — время лечит».

Процесс: Как организуется показ. Изображение № 108.

Фотографии: Иван Кайдаш
Читайте также:
Arsenicum FW 2012: Стальные корсеты и модели, покрытые латексом
Процесс: Как снимается лукбук 
Рассказать друзьям
20 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.