Views Comments Previous Next Search

Фэшн-деятели о преступлениях против моды

4131960
НаписалЛиза Кологреева20 июля 2012

Анна Баттиста, Ольга Бохан, Дарья Шаповалова и другие фэшн-деятели — о том, как совершить преступление против моды

C 16 по 20 июля на Look At Me приходит «Неделя нелегальности», в рамках которой мы отвечаем на праздные вопросы о краже искусства и вспоминаем самые громкие акции протеста в моде. Пользуясь случаем, мы спросили у фэшн-деятелей, что они считают преступлением против моды сочетание сандалий с носками, подделывание сумок Chanel или использование пятнадцатилетних моделей в рекламе белья.

 

Фэшн-деятели о преступлениях против моды. Изображение № 1.
Анна Баттиста

журналист, автор блога Irenebrination

Многие модники используют выражение «преступление против моды», чтобы описать кого-то, кто, возможно, «не очень хорошо» что-то носит, от шляпы или платья до пары обуви. Но для меня «преступление против моды» значит многое. Существует столько вопросов, от решения которых индустрия моды отказывается: от эксплуатации труда людей, которые работают в ужасных условиях на масс-маркет и влиятельные модные бренды, до контрафактов и очевидного копирования идей из самых разных источников — интернета, старых журналов, черно-белых видео на YouTube или из архивов; от молодых моделей, эксплуатируемых агентствами, до интернов, журналистов, фотографов или стилистов, которые бесплатно работают для журналов, которые говорят им, что сотрудничать с ними престижно. Есть и случаи со множеством дизайнеров, которые уклонялись от уплаты налогов, или случаи с семейными распрями, которые погубили целые компании: подумайте о саге Gucci — это история о налоговых махинациях, ссорах и убийствах. В каком-то смысле это лишь немногие преступления против моды: как же забыть о селебрити, которым платят за то, что они сидят в первом ряду или носят платья, потому что у них контракт с конкретным дизайнером? Думаю, если мы с вами сядем и подумаем о многочисленных преступлениях, у нас получится написать не просто эссе, а целую книгу на эту тему.


 

Фэшн-деятели о преступлениях против моды. Изображение № 2.
Артем Балаев

соучредитель и генеральный продюсер Aurora Fashion Week Russia

 Для меня преступления против моды — это:
1. Отсутствие образования в этой сфере в государственных образовательных учреждениях.
2. Профанация профессиональной деятельности ряда институциональных мероприятий, таких как трейд-шоу, недели моды, фестивали моды.
3. Создание культов некоторых личностей, формирующих облик моды как на международном уровне, так и в России.
4. Бездействие государственных органов власти в области таможенного и налогового права по экспорту материалов, импорту готовой одежды российских дизайнеров, также по налоговым льготам для малых предприятий, представляющих креативные индустрии.
5. Отсутствие влиятельного, работающего объединения специалистов индустрии, аналогичного CFDA в Америке и BFA в Великобритании. 


 

Фэшн-деятели о преступлениях против моды. Изображение № 3.
Наталья Туровникова

дизайнер и автор блога The Muse


Преступление против моды то, что в последнее время к ней не относятся серьезно. Что моду изучают по собственным гардеробам и никак иначе. Что мода в массовом сознании превратилась в гламур, а это не так. Что модой занимаются непрофессионалы. 


 

Фэшн-деятели о преступлениях против моды. Изображение № 4.
Гоша Карцев

дизайнер и стилист


Преступлением я считаю цветные колготки и отсутствие самоиронии в связи с завышенной самооценкой. Очень часто молодые специалисты или люди, достигшие сомнительных успехов в индустрии моды, слишком много о себе думают, хамят или живут в своем маленьком мирке аутистов! Что бы ты ни делал, надо помнить о том, что в нашей стране индустрия только-только встает на ноги и нужно поддерживать молодые имена и таланты, а не думать, что мода останавливается на тебе! Желчная злость это преступление. Be friendly!


 

Фэшн-деятели о преступлениях против моды. Изображение № 5.
Леся Мята

создатель магазина Lick the Star

Я считаю, что сама индустрия моды, как, впрочем, любая индустрия вообще это преступление само по себе. Не против закона, а против человека. Индустрия всегда связана с эксплуатацией труда. В случае индустрии моды это особенно видно на примере sweat shops или модельной индустрии. Но даже успешные дизайнеры-звезды, как известно, сталкиваются с давлением производить больше и с гонкой продаж, которая вынуждает их делать до двенадцати коллекций в год. Думаю, достаточно вспомнить Александра Маккуина, чтобы понять, чем это заканчивается.


 

Фэшн-деятели о преступлениях против моды. Изображение № 6.
Олег Овсиев

дизайнер Viva Vox

Преступлением в индустрии моды я считаю производство фейков, так как это не только кража интеллектуальной собственности дизайнеров и марок, но зачастую и использование детского труда. Ну а «преступлением» в моде можно назвать дизайн и изготовление ugly вещей, как, например, мужские твидовые жакеты, которые Карл Лагерфельд так настойчиво предлагает из сезона в сезон. Это плевок на могилу великой Шанель — а это преступление.


 

Фэшн-деятели о преступлениях против моды. Изображение № 7.
Дарья Шаповалова

телеведущая и организатор Mercedes-Benz Kiev Fashion DAys


Главное преступление перед модой, на мой взгляд, это фейк в самом широком смысле слова. Выдавать себя за того, кем ты не являешься, использовать то, что не является настоящим, — мир моды сегодня переполнен людьми и продуктами, которые понижают кредит доверия к индустрии в целом. Половина дизайнеров, чьи имена сегодня на слуху (в первую очередь я говорю о России и Украине), начали заниматься модой ради собственной славы — разве это не фейк? Единственное, что обнадеживает: на фоне таких «дизайнеров» настоящие таланты видны сразу.


 

Фэшн-деятели о преступлениях против моды. Изображение № 8.
Иван Родич

автор блога об уличной моде Facehunter

Это слипперы и носки Adidas, черные леггинсы, надетые под платье или юбку, и вьетнамки на платформе.


 

Фэшн-деятели о преступлениях против моды. Изображение № 9.
Ольга Бохан

редактор моды Grazia и автор блога Fashioncollector

Я считаю настоящим преступлением против моды то, что продолжают существовать дома моды после смерти их дизайнеров. Яркий пример тому — Alexander McQueen. Помню, как в интервью, посвященном смерти Джанни Версаче, Ли Маккуин озвучил ту же самую мысль и добавил: «Я бы, к примеру, не хотел, чтобы модный дом Alexander McQueen продолжал существование после моей смерти». То, что мы видим сейчас,  вызывает лишь недоумение и выглядит как попытка подражания гению, но гения в этом нет. То же касается и коллекций Maison Martin Margiela, открытым остается вопрос где же Мартин? 


 

Фэшн-деятели о преступлениях против моды. Изображение № 10.
Леонид Алексеев

дизайнер марки Leonid Alexeev

В сфере моды и модном бизнесе преступление — это демпинг. Из желания повысить продажи некоторые марки занижают цены на традиционно дорогостоящие товары, тем самым обесценивая труд других. Так масс-маркет убивает индивидуальный подход к дизайну и ремеслу. Скоро, если демпинг не начать контролировать, отомрет профессия портного и останутся одни китайцы.


Фэшн-деятели о преступлениях против моды. Изображение № 11.
Тесс Йопп

редактор моды Vrag Mag и стилист

Для меня преступлением с визуальной точки зрения являются идиотские сочетания цветов и тканей. Такие можно увидеть у студентов курса Foundation: это сине-черно-серебряно-коричневые ткани а-ля атлас, что-то вроде материала для штор. Сюда же отношу любые проявления плохого вкуса, которых, честно говоря, миллион. В Англии популярна чав-культура: когда вижу съемку, вдохновленную ею, меня начинает тошнить. Не люблю излишний выпендреж без дела, которого в той же Англии среди фэшн-блогеров чересчур много.


 

Фэшн-деятели о преступлениях против моды. Изображение № 12.
Джеймс Бент

автор блога об уличной моде La Mode Outré

Конечно, на первый взгляд, преступления индустрии моды — это подделки, копирование дизайнеров, нарушение авторских прав, неэтичное производство (например, использование натурального меха и труда людей из стран третьего мира), а также старание снизить себестоимость продукции без учета, скажем, экологических факторов.
Но, в общем, все это относится, скорее, к бизнесу и характеризует любую крупную индустрию. Для меня преступлением является то, что мода позволила себе стать просто еще одной большой индустрией. Сейчас она не представляется мне искусством, а если что-то и кажется им, то это, скорее, нечто нишевое или показное. Все маленькие игроки этой индустрии, будь то независимые и уникальные дизайнеры или небольшие бутики, хотят стать частью большого бизнеса. Всем просто необходимо делать деньги, все дизайны, идеи, творчество становятся компромиссом ради коммерции. Это преступление против моды и в тоже время преступление против нас самих мы продаем себя, чтобы сделать прибыль. А почему все это преступление? Потому что если все мы сделаем это, то останемся с большими деньгами, которые не на что потратить, кроме как на мусор и отбросы, на которых кто-то другой пытается сделать деньги.

В общем, преступление против моды то, что мода продала свою душу рынку и все еще пытается сказать, что она  это искусство.


 

Фэшн-деятели о преступлениях против моды. Изображение № 13.
Наталья Гостева

дизайнер и блогер

Если говорить о преступлениях в области моды, то в голову прежде всего приходит проблема копирования. Причем в самом широком смысле, от двадцатидолларовых сумок Louis Vuitton до подозрительных сходств в последних коллекциях крупных домов моды. В последнем случае редко кого удается привлечь к ответу — слишком тонка грань между копированием, вдохновением или цитированием. В одних случаях заимствование идей вызвано желанием повторить коммерческий успех конкурента. В других — отсутствием времени или желания воплощать свои собственные фантазии. Когда нужно выдавать восемь или двенадцать коллекций в год, определенно может появиться соблазн уменьшить себе работу, взяв за основу что-то, уже придуманное другими. Так, в индустрии шепчутся о том, насколько в Prada или Marc Jacobs любят винтажные вещи, а пару раз с громкими скандалами ловили за руку даже Николя Гескьера, креативного директора марки, на годы вперед задающей тенденции всей индустрии.


 

Фэшн-деятели о преступлениях против моды. Изображение № 14.
Катя Ярмахова

редактор Vogue.ru

Самым страшным, что можно сделать по отношению не только к моде, но и к чувству прекрасного в целом, мне кажутся прозрачные колготки — особенно надетые с открытой обувью. Все остальное (не считая совсем клинических случаев) при понимании своих пропорций и наличии определенных способностей к комбинированию можно приподнести если не выигрышно, то по крайней мере приемлемо.


 

Фэшн-деятели о преступлениях против моды. Изображение № 15.
Виталий Козак

диджей и автор блога Vitaly Kozak


Я считаю преступлением в индустрии увольнение Гальяно из Dior.



Фэшн-деятели о преступлениях против моды. Изображение № 16.
Светлана Падерина

редактор журнала «Ткань» и автор блога Svet Sezona

Лично для меня самое большое преступление против моды это полагать, что мода не имеет к вам никакого отношения. Можно вспомнить блистательный монолог Миранды Пристли из известного фильма; можно привести примеры взаимоотношения моды с самыми разными явлениями нашей жизни, будь то полеты в космос, изобретение противозачаточной таблетки, появление электронной музыки, выборы темнокожего президента США, спортивная Олимпиада и многое другое. Мода, как зеркало, отражает все, что происходит в мире, более того, порой точно предсказывает то, что только должно произойти. Другое преступление относиться всерьез не к самой моде, а к модным трендам и каким-либо стилистическим табу. Мода абсолютно свободна и может позволить себе все не сегодня, так завтра; и то, что сегодня кажется нам невозможным и ужасающим, завтра кажется прекрасным, послезавтра банальным и скучным. И порой какое-либо стилистическое преступление вчерашнего дня оборачивается стилистическим подвигом дня сегодняшнего.



Фэшн-деятели о преступлениях против моды. Изображение № 17.
Мага Умхаев

автор блога Maga MGD и менеджер по цифровым медиа в агентстве Fortune Communications

Мода такое явление, в котором нет четкого кодекса со своими правами, регламентом и наказаниями. Что, если судить немного глобальнее, имеет место быть? Для кого-то телесные колготки  это преступление, кому-то казалось, что два разных принта в одном образе — это величайшая ошибка, а сейчас мы видим то, что это не просто прихоть некоторых фэшионист, а уже устоявшийся тренд. Да, безусловно есть правила типа «узкий лацкан = узкий галстук», но всегда есть исключение из любых правил! Судить кого-то, как например, в ситуации с Джоном Гальяно, лишь попытка оправдаться за счет чужого промаха. Хотя можно ли считать промахом слова, которые может произнести каждый без каких-то злых намерений? Преступление для меня — это зависимость от рекламодателей в ситуациях, которые можно изменить одним лишь словом. Именно поэтому мне комфортнее считать себя независимой единицей в рамках ожесточенной битвы модных титанов. Есть нормы, есть правила, нарушение которых сегодня становится не преступлением, а оправданием тех усилий, которые приложили те, кто оказался на скамье подсудимых. Но главное преступление — пренебрегать своим внешним видом людям, которые твердо заявляют о себе в рамках мира, который мы называем сегодня модой.


 

Фэшн-деятели о преступлениях против моды. Изображение № 18.
Дуся Максимова

продюсер съемок и показов

Вот это очень жестоко и абсолютно бессмысленно.
Фэшн-деятели о преступлениях против моды. Изображение № 19.


Читайте также:
Рассказать друзьям
41 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.