Views Comments Previous Next Search

Почему я не верю в Китай

Очередную китайскую технологическую компанию оценили в миллиарды долларов. Китай запустил еще один спутник в космос. Китай вот-вот обгонит США по объему ВВП. Китай завершил испытания первого авианосца. Читатели Look At Me охотнее всего открывают любую статью, в заголовке которой упоминается Китай. Даже шеф-редактор Олег Акбаров взялся учить китайский язык. Что и правда Китай станет следующей сверхдержавой?

Почему я не верю в Китай
. Изображение № 1.

 

Мой прогноз: китайский бизнес не захватит весь мир и будет по-настоящему влиятельным только на региональном уровне. Скорее Индия, чем Китай, будет соревноваться с NASA. У Китая будет самый большой ВВП в мире, где ВВП окончательно потеряет смысл (не говоря о том, что ВВП Китая в расчете на душу населения сейчас ниже, чем средний по миру). Китайцы не научатся воевать, как другие народы, у которых это получается лучше (например, русские). Читатели Look At Me продолжат открывать статьи о Китае и восторгаться китайцами, но в глубине души продолжат относиться лучше к европейцам и американцам. Олег не выучит ни мандаринский, ни кантонский, ни какой другой. Единственной сверхдержавой пока что останутся США, а в дальнейшем само понятие может просто исчезнуть.

Почему я не верю в Китай
. Изображение № 2.

 

О том, что Китай вот-вот станет сверхдержавой, я слышу не меньше десяти лет, но этого всё не происходит. По-другому и быть не может: сверхдержава сегодня — это не та страна, которая производит больше всего телефонов и где живет больше всего людей, а та, что предлагает культурные, политические, экономические — какие угодно, главное, что привлекательные — модели для подражания. Эту нишу после развала СССР полностью заняли США, но что может показать Китай? Давайте посмотрим:

Политическая система — авторитарное правительство технократов, эффективное, но вечно уязвимое из-за внутренних противоречий;

Китайcкая культура слабо влияет на мировую, при этом на молодых китайцев сильно влияет культура западных стран, а также более успешных в культурном экспорте корейцев и японцев;

Вся промышленная мощь Китая ориентирована на другие страны: 83 % высокотехнологичных продуктов производится для зарубежных компаний;


Одна Нобелевская премия по литературе — не повод для гордости, особенно учитывая количество этнических китайцев, которые получили премии, представляя США и европейские страны;

В 2012 году на 5 женщин в Китае приходилось 6 мужчин: дисбаланс может привести к росту социальной напряженности;

Плодородные земли и водные ресурсы стремительно загрязняются;

Сравнительно немного людей переезжают жить в Китай: особенность же любой супердержавы — в ее привлекательности для граждан других стран;

Стремительный экономический рост не бывает бесконечным и всегда замедляется;

У Китая нет настоящих и сильных друзей в регионе, но много потенциальных врагов вокруг;

Виктимизация: китайцы часто прибегают к знакомой риторике и винят во всех бедах либо западные страны, либо соседей;

Экономическая система — государственный капитализм, который притворяется социализмом, с сильной коррупцией, которую по-прежнему не могут побороть;

Ужасная экология, которая обязательно скажется на здоровье будущих поколений: 16 из 20 самых загрязненных городов мира находятся в Китае;

В отличие от той же Индии, Китай по-прежнему не владеет полноценной soft power: достойный уровень влияния поддерживается только в Африке, а структуры вроде институтов Конфуция воспринимаются как плохо замаскированная пропаганда;

Стареющее население: к 2050 году более 25 % граждан страны будут старше 65 лет, что может замедлить экономический рост на 3 %;


Многократный разрыв между жителями сёл и городов в доходах, в качестве образования и здравоохранения;

Куча нерешенных противоречий внутри страны, включая межэтническую напряженность;

Полностью контролируемые государством СМИ, цензура и борьба с инакомыслием, что не оставляет пространства для новых идей;

Китайский средний класс только формируется и может стать еще одним фактором нестабильности, в том числе политической;

Упор на индустриальный комплекс, а не на экономику знаний;

 

Почему я не верю в Китай
. Изображение № 3.

 

Но, пожалуй, самая главная проблема на пути к мировому господству — это то, что сами китайцы и особенно политическая элита в это господство не очень верят. Эксперты сходятся на том, что у страны есть два совершенно разных образа: внешний (Китай — это процветающая и быстро развивающаяся экономика) и внутренний  (Китай — страна с огромным числом нерешенных проблем, количество которых нарастает с каждым днем). Руководству страны некогда думать о том, как править миром: ему нужно решать срочные, насущные проблемы, которые могут дестабилизировать обстановку в стране, удерживать которую и так получается с трудом. При этом времени на несрочные, но не менее важные проблемы у них не остается, — а ведь именно они создают задел на будущее. Не решив их, гегемоном стать не получится.

В конце концов, достаточно вспомнить Японию: за экономическим бумом и радужными прогнозами последовала затяжная стагнация, которая продолжается до сих пор. Я нисколько не хочу умалять заслуги ни китайских властей, ни бизнесменов, о которых мы уже не раз писали, но призываю вас каждый раз, когда вы слышите рассказы о всесильном Китае, который вот-вот поставит на колени весь мир, относиться к этому скептически. Нечего бояться Китая — он сам себя боится.

Рассказать друзьям
26 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.