Views Comments Previous Next Search

Мне не стыдно, что я не читаю много (и знаю не всё)

В новом посте для своего блога шеф-редактор Look At Me Антон Мухатаев недоумевает, почему количество знаний в нашем обществе часто ценят больше, чем качество. 

Мне не стыдно, что я не читаю много (и знаю не всё). Изображение № 1.

 

Язык — отражение нашей культуры. В русском языке есть выражение «на все руки мастер», в английском был его аналог «Jack of all trades», который со временем получил ироничное продолжение «master of none». В русском же этого не случилось. Более того, появились обидные афоризмы вроде «узкий специалист подобен флюсу», а вместе с этим — стремление к широким, «энциклопедическим» знаниям. К знаниям стали относиться как к мегабайтам оперативной и долговременной памяти: чем больше, тем лучше.

На эти размышления меня навёл рассказ друга о своей коллеге — отоларингологе. Она на время переехала в Мюнхен и намеревалась там остаться, но в итоге вернулась в ужасе. Немцы, бывшие в её представлении образцами смирения и трудолюбия, оказались похабными, ленивыми и ограниченными. Так, сходив на «Октоберфест», она ужаснулась неадекватным людям, которых рвало где попало — хотя, казалось бы, на фестивале пива должна была собраться совесть нации.

Но сильнее её поразило то, что местная молодёжь не хочет ни учиться, ни работать. А также обладает, как она выразилась, «коридорными знаниями» — разбирается только в своей профессии. Как она пришла к такому выводу? Очень просто: у студентов всего 2–3 занятия в день, в офисе люди проводят меньше 8 часов подряд, а самое ужасное — в медицинском университете им не преподают историю («Историю России?», — пошутил я). Да и здравоохранение у немцев, оказывается, ничем не лучше нашего. На замечание моего друга, почему тогда у них крупнейшая экономика в Европе, высокие производительность труда и средняя продолжительность жизни около 80 лет, она ничего не смогла ответить.

Мне не стыдно, что я не читаю много (и знаю не всё). Изображение № 2.

 

Худшие черты советского образования: преобладание количества над качеством, теории над практикой и обёртки над содержанием — никуда не исчезли. Чтобы чувствовать своё превосходство, советский человек должен был больше знать: быть экспертом по точным наукам, искусству, философии. Отсюда уважение к эрудитам, «мастерам на все руки» и презрение к специалистам, которые знают только своё дело — пускай и очень, очень хорошо. Замечу, что все эти черты унаследовали российские блогеры, подверженные постоянным профессиональным мутациям: из знатоков геополитики они превращаются в знатоков баллистики, экономики, экологии — и обратно.

Когда я ещё учился в университете, один знакомый, показывая мне свои рисунки, постоянно спрашивал, как они мне. Я честно отвечал: извини, не могу оценить, я ничего в этом не понимаю и вообще даже оттенки цветов плохо различаю. В ответ он обижался и говорил, что мне они не нравятся, но я боюсь ему сказать. Или вот, перед интервью с успешным специалистом, впервые приехавшим в Россию, пиарщица удивлялась, что ему нечего сказать о нашей стране. Оба человека свято недоумевали, как можно не иметь мнение обо всём, осознанно интересоваться не всем. Что всезнайка, мудрец, эрудит — всё это категории прошлого, которые чем дальше, тем меньше имеют смысла, потому что хотя бы приблизиться к пониманию всего больше нельзя. Современные общества перестроились: они основываются на взаимозависимости людей, которая (по Стивену Кови) невозможна без обретения независимости и доверия друг к другу. А в чём основа доверия? В том, что тебя окружают не мнимые, а настоящие эксперты, которые поставили себе цель и двигаются к ней.

Мне не стыдно, что я не читаю много (и знаю не всё). Изображение № 3.

 

По работе мне приходится немало читать. Но в свободное время, для себя, я читаю не очень много. Я тщательно выбираю книгу и начинаю медленно её изучать: вдумчиво перечитывать абзацы, прерываться и обдумывать, откладывать в сторону, если я устал и не готов сосредоточиться полностью. А если начинаю сомневаться в таком подходе, то сразу вспоминаю встречавшихся мне людей, которые читают очень много, но, кажется, ничего из прочитанного не понимают. Виноват в этом тупиковый школьный подход, где детей заставляют быстро проглатывать книгу за книгой, а не учат ими наслаждаться, включают в программу вещи, которые дети в принципе не способны понять, и предлагают готовые интерпретации вместо выводов, к которым дети должны со временем прийти сами. Так люди и выходят из школы с мыслью, что прошли курс русской литературы, — хотя на деле они ничего не поняли, просто потому, что ещё слишком молоды. Зато уже взрослыми считают себя эрудитами, прикоснувшимися к истине, — прямо как поклонники фильма «Интерстеллар».

В моей голове эрудит — это Клифф Клэйвин из нежно любимого ситкома Cheers. Для тех, кто не смотрел, поясню: Клифф — постоялец титульного бара, который много лет работает почтальоном и никак не продвигается по службе. Он всегда ходит в форме, смотрит по вечерам с мамой викторину Jeopardy! (в России — «Своя игра») и донимает других посетителей бара малоизвестными и бесполезными фактами, которые выучил наизусть, но умнее и счастливее от них не стал, а самое главное — ни в чём не разбирается по-настоящему хорошо. В типологии популярной культуры таких персонажей называют «know-it-all»: как справедливо говорится в статье на TV Tropes, это «живые определения слову „шарлатан“». Пожалуйста, не будьте Клиффами. Найдите своё призвание и посвятите себя ему полностью. И смело признавайтесь другим: да, я в этом и во многом другом профан, но своё дело знаю хорошо. Только так наша страна когда-нибудь снова бросит не мнимый, а настоящий вызов другим.

Рассказать друзьям
44 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.