Views Comments Previous Next Search
Динозавры о конце света: Интервью Totally Enormous Extinct Dinosaurs — Итоги света на Look At Me

Итоги света

Динозавры о конце света: Интервью Totally Enormous Extinct Dinosaurs

«Конечно же, мы все вымрем»

Как вам, наверняка, уже сообщила какая-нибудь рассылка в фейсбуке, после 21 декабря 2012 лучше ничего не планировать. Да что рассылки — все только об этом и говорят. Современные художники вдохновляются апокалипсисом, режиссеры снимают фильмы про перерождение и новую эру, мультфильмы — и те рассказывают о конце света.

Мы тоже решили основательно подойти к возможной катастрофе — в конце концов, следующий шанс попрощаться с миром нам представится еще очень не скоро. Поэтому пока все остальные издания традиционно верстают свои «Итоги года» мы подводим итоги уходящего света. 

 

Орландо Хиггинботтом,  скрывающийся под псевдонимом
Totally Enormous Extinct Dinosaurs, — продюсер из Оксфорда, за год ставший едва ли не главным лицом новой британской электроники. Живьем TEED выдает не стандартные лэптоп-сеты, а костюмированные шоу с иллюминацией, приглашенными танцорами и вокалистками.

На прошлой неделе TEED отыграл в Москве на открытии катка в парке Горького, где Орландо вышел на сцену в костюме космического принца и в сопровождении девушек-волчат. Look At Me встретился с музыкантом, назвавшимся в честь легендарных вымерших доисторических существ, и расспросил его о страхе всеобщего исчезновения, а также о том, чего он ждет и как себя спасает.

Интервью: Олег Баранов     

 

 
Чего ты ждешь от грядущего конца света?

О, я на самом деле много об этом думаю. И мне часто снится конец света. Конечно же, мы все вымрем. Больше всего я переживаю из-за того, что на земле слишком много людей. Слишком.

Но конец света подразумевает, что людей вообще не останется. Это лучше?

Не знаю, если честно. Все ведь не так быстро произойдет, да?

Посмотрим. Ты сказал, что тебе это часто снится.
Как эти сны выглядят?

По большей части так, как все себе представляют.

А как все представляют? Для меня, например, это что-то вроде огромного взрыва.

Нет, мне точно не взрывы снятся. Скорее, атмосфера всеобщего страха, ужаса даже. Конец света — это ведь не столько само прекращение существования, сколько страх перед ним.

 

 

Конец света — это ведь не столько
само прекращение существования,
сколько страх перед ним

 

 

 

Динозавры о конце света: Интервью Totally Enormous Extinct Dinosaurs. Изображение № 1.

Твой альбом называется Trouble («Беда» — прим. ред.),
но музыка на нем не сказать, что тревожная. Так в чем твоя беда?

Сейчас это, пожалуй, поиск времени и пространства для написания музыки. Оказалось, это не так-то просто, быть гастролирующим музыкантом — постоянно находишься вне дома, почти не видишь своих друзей. Да и просто нет времени заниматься чем-то другим, что тоже любишь. Проблемы — они ведь у каждого свои.

А как ты раньше деньги зарабатывал? Лучше даже расскажи про самый первый раз.

Первый раз было довольно смешно. У меня родители — музыканты, и, когда я был маленький, меня заставляли учиться играть на пианино. И за каждое занятие я получал сколько-то пенсов. Чтобы купить Lego, я целый год занимался, правда (смеется)

У тебя репутация артиста, уделяющего очень много внимания внешнему виду своих выступлений и вообще своему визуальному образу. Это для тебя правда так важно?

Это часть общей истории. Мне хочется представлять свою, без сомнения, танцевальную музыку так, чтобы публике на концертах было за что зацепиться. Но это должен быть не просто огромный LED-экран с картинками, а то, как выглядят люди, поднимающиеся на сцену. Концерт должен быть перформансом, тогда он становится интересным. Большинство современной танцевальной музыки живьем выглядит довольно прямолинейно: из колонок звучат треки, а на сцене стоит парень или девушка с клавиатурой.

А можешь все-таки выделить кого-то из современных музыкантов?

Я часто слушаю новый альбом Tame Impala. Grizzly Bear, тоже новый. Много всякого дарк-техно — KINK, например, каждый его трек — потрясающий. Английский продюсер Blawan — тоже замечательный. Ну и с танцевальной музыкой еще такая штука, что она ориентирована на треки, и редкие артисты запоминаются целыми альбомами или всеми своими треками. Но те, которых я назвал, — из таких как раз. А британская электроника еще очень часто опирается сама на себя, и большинство новых музыкантов звучит, как старые, и это скучно.

 

 

Мой любимый фильм за последние
пару лет — «Меланхолия».
И он, кстати, про конец света

 

 

 
Тем не менее тебе нравятся Tame Impala и Grizzly Bear — не самые прогрессивные в смысле звука.

Я провожу так много времени, слушая танцевальную музыку, что для меня их звук в каком-то смысле новый все время. Но дело даже не в этом — они могут вдохновляться старой музыкой и звучать по-старому, но их подход к сонграйтингу — очень современный.

Раз уж у тебя в псевдониме речь о динозаврах, не могу
не спросить, что для тебя важнее — фильм «Парк Юрского периода» или группа T. Rex?

«Парк Юрского периода», определенно. T. Rex — не по моей части.

А за новым кино ты следишь, что-то нравится?

Я позавчера смотрел «На дороге» — не фонтан, конечно, но ничего, нормальный. Я не очень сложный зритель, мне просто хочется, чтобы кино приносило удовольствие, как-то вовлекало в себя, удивляло, может быть. Мой любимый фильм за последние пару лет — «Меланхолия», и он, кстати, про конец света. Он немного похож на один из моих самых-самых любимых фильмов всех времен — «Солярис».

«Жертвоприношение» еще больше похоже.

А его я не смотрел, исправлюсь. Я мало знаю о России, но Тарковского очень люблю. Хотя, видишь, и его не всего смотрел.

Ну и раз ты вспомнил о «Меланхолии» — как бы ты хотел встретить конец света? В шалаше или с вином, под Баха?

Вот, как ни странно, я бы, скорее, Баха слушал. Только вино я не очень люблю, виски больше. Да и вообще, вряд ли я стал бы пить. Просто сидел бы и звонил друзьям — попрощаться, обменяться анекдотами. Только это вряд ли поможет, да.

 

 

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.