Views Comments Previous Next Search
Двери закрываются, следующая станция — соль второй октавы — Блог Димы Неяглова на Look At Me

Блог Димы НеягловаДвери закрываются, следующая станция — соль второй октавы

Каково на самом деле быть дальтоником, и как делать дизайн для них

Двери закрываются, следующая станция — соль второй октавы. Изображение № 1.

Дмитрий Неяглов

Директор дизайн-группы Alt Space и креативный директор Digital October Group,
переводчик, книжный коллекционер

Каждую неделю на Look At Me выходит колонка креативного директора Digital October Димы Неяглова. Сегодняшняя посвящена тому, как воспринимают мир дальтоники и как именно дизайнеры могут им помочь. 

  

 

Недавно Look At Me попросил хороших дизайнеров выбрать цвет 2014 года. Мне тоже прислали вопрос, но я не ответил. Я — дальтоник. Я напишу о том, как мы видим мир.

Наблюдаемый эффект довольно прост: Олег смотрит на «Яндекс.Навигатор» и, восклицая «да там же всё зеленое!», завозит вас в стоячую пробку на Садовом. В действительности Олег живёт не в том же мире, в котором живёте вы. 

Есть ли похожее пространство у тех, кто видит цвета нормально, то есть у 92 % читателей этой статьи? Подходящей метафорой мне кажется музыка.

Попробуйте пройти простой тест. Штука снизу играет одну из трёх похожих нот. Нажмите на кнопку. Попытайтесь запомнить ноту. Займитесь чем-нибудь ещё (например, почитайте статью дальше). Сыграйте вторую ноту через 30–40 секунд и попытайтесь понять, та же эта нота или просто похожая.

 

 

← автора скрипта, Олег Сидоров

 

Чем больше времени пройдёт между первой и второй нотой, тем меньше у вас шансов различить их. Завтра вы точно не вспомните, какую ноту вы слышали сегодня. Вам потребуется несколько лет тренировки для того, чтобы сопоставить звук ноты с её названием — например, «фа-диез первой октавы».

Дальтоники живут в мире нот.

Вы купили телевизор, на нём три белые наклейки, каждая звучит по-своему. Одна из них предупреждает об опасности. Предполагается, что вы сразу определите, какая, поскольку эта нота «ассоциируется» с опасностью.

Подруга говорит по телефону: встретимся на Арбатской ветке ми-бемоль. Вы знаете слово; более того — дизайнер звукокарты метро подобрал достаточно контрастные ноты, имея в виду людей типа вас. Но вы не можете «сопоставить слово „ми-бемоль“ и сам звук», поэтому контрастная озвучка карты метро совершенно не помогает вам. 

В магазине вы покупаете белую футболку, которая звучит нотой, считающейся женской. Коллеги весь день здороваются с вами: «привет, человек в ля-футболке!»

Однокурсница пошла в музыкмахерскую, и волосы зазвучали по-другому. Вы не слышите разницы, вы не помните вчерашний звук.

Было бы легче, если бы ноты были бы организованы, как на фортепьяно — одна кнопка отвечает одному звуку. В реальности дело больше похоже на скрипку. Вы встречаете людей, которые называют одинаковые ноты разными словами. В ленте «Инстаграма» висит фотография с комментарием «сегодня закат был не фа, не фа-диез, а какого-то волшебного, непередаваемого оттенка посередине».

 

Что на самом деле
значит «не различать цвета»

 

Существует много типов дальтонии, каждый может проявляться сильнее и слабее. Разные дальтоники по-разному переживают описываемые мной эффекты. Для простоты я буду говорить о несуществующем типе нарушения цветовосприятия — чисто красной дальтонии.

 

 

Двери закрываются, следующая станция — соль второй октавы. Изображение № 3.

 

 

Каждый цвет можно смешать из трёх компонент: красной, зелёной и синей. Если бы мои напримерочные дальтоники существовали, они бы не видели 10 % красной компоненты в любом цвете. Так что десятипроцентный дальтоник не различит два цвета, если они отличаются один от другого на 10 % красного. Например, эти два:

 

 

Двери закрываются, следующая станция — соль второй октавы. Изображение № 4.

 

 

В обиходе такая дальтония называлась бы «красной». Все вокруг, включая дизайнеров, полагали бы, что у дальтоников такого типа проблемы с красным цветом. На самом деле чистый красный цвет для них становится 90 % красным цветом — все ещё красный! С точки зрения человека с нормальным цветовосприятием, алый цвет для такого дальтоника становится более тёмным и бледным.

Что же? Информационный дизайнер, рыцарь цветового кодирования без цветового страха и тем более цветового упрёка, берётся за дело, имея в виду нашего дальтоника. Выбираются весьма контрастные цвета, разливается шампанское, дизайн объявляется дружественным дальтонику.

Проблема, разумеется, состоит в том, что дальтоник «не может знать», употребил ли дизайнер достаточно контрастные цвета.

 

Двери закрываются, следующая станция — соль второй октавы. Изображение № 5.

 

Я вижу приборную панель, где использовано цветовое кодирование.
Я различаю на ней две группы приборов. Но две ли их на самом деле? Если мне повезло, и дизайнер панели думал о дальтониках, он выбрал очень разные цвета, и тут действительно две группы. Если нет, то картина может быть другой, например такой:

 

Двери закрываются, следующая станция — соль второй октавы. Изображение № 6.

 

Итак, контрастный дизайн не всегда помогает. Если группы приборов нельзя отличить иначе, нежели как по цвету, единственное решение — слазать на сайт дизайнера и посмотреть, думал ли он о дальтониках.

 

Адаптация мозга

 

Если вы когда-нибудь делали фото без автоподстройки баланса белого, вы наблюдали такой эффект:

 

 

Двери закрываются, следующая станция — соль второй октавы. Изображение № 7.

Автор душит т. н. «медведя вдохновения», этюд в жёлтых тонах

 

 

Белый объект, освещённый белым светом, выглядит белым. Логично предположить, что тот же объект, освещённый жёлтым светом, будет выглядеть жёлтым. Так на мир смотрит фотокамера и любые оптические приборы без функции баланса белого. Но не наш мозг. Он быстро понимает, что освещение изменилось, и подстраивает восприятие таким образом, чтобы компенсировать цвет освещения. Поэтому в любом помещении вы видите белый цвет белым.

В мозгу некоторых дальтоников этот аппарат немного сломан. Они видят по-разному один и тот же объект днём и в сумерках, на улице и в помещении. Для них вопрос «какого цвета эта штука» имеет смысл только в контексте условий, в которых эту штуку ему показали.

 

 

Двери закрываются, следующая станция — соль второй октавы. Изображение № 8.

 

 

Вы видите этот листок зелёным. Если навести на него цветовоспринимающий прибор, он покажет разные значения для участка листа с тенью и без. Вот эти цвета:

 

 

Двери закрываются, следующая станция — соль второй октавы. Изображение № 9.

 

 

Некоторые дальтоники видят цвета на этом листике раздельно. С их точки зрения, листок вообще не может быть какого-то определённого цвета, так как каждая его часть — своего цвета. Сложно понять, какой из цветов должен считаться основным, определяющим цветом листка.

 

 

Двери закрываются, следующая станция — соль второй октавы. Изображение № 10.

 

 

Мир глазами дальтоника: какого цвета этот составной объект?

Мозг некоторым образом врёт вам, и на этом основана известная оптическая иллюзия: квадраты сверху и снизу на самом деле одного цвета:

 

 

Двери закрываются, следующая станция — соль второй октавы. Изображение № 11.

 

 

Итак, для дальтоника цвет зависит от окружения. В практическом смысле это значит, что контрастные цвета могут перестать быть контрастными для дальтоника, если их поместить в определённые обстоятельства. Разница между цветами на левой картинке и на правой только в яркости, но для красно-зелёных дальтоников правая картинка может вызвать определённые сложности.

 

Двери закрываются, следующая станция — соль второй октавы. Изображение № 12.

Двери закрываются, следующая станция — соль второй октавы. Изображение № 13.

Сопоставление цветов
и названий

 

Вы забываете ноты, мы забываем цвета. В голове у многих дальтоников не хранится образца для слова «красный». Если перед некоторыми дальтониками положить два похожих карандаша, они отличат один от другого; но покажи их через полчаса и по отдельности — они забудут, какой был какого цвета.

Так что ой — даже если я вижу, что цвета двух веток метро отличаются, я всё ещё не знаю, как они называются! Цвета веток нужны в частности для того, чтобы мне могли сказать: «красная ветка» и я понял, что это за ветка. 

Для многих дальтоников слово «красный» просто лишено смысла. Как дизайнер, вы можете подобрать сколь угодно яркие цвета, и всё равно ваш продукт будет путать дальтоников.

 

Двери закрываются, следующая станция — соль второй октавы. Изображение № 14.

Двери закрываются, следующая станция — соль второй октавы. Изображение № 15.

 

Фрагмент схемы Московского метро работы Студии Артемия Лебедева — глазами дальтоника. Все цвета отличаются, но найдите на схеме хотя бы один намёк на то, какая из линий может называться голубой.

Решения типа штриховки только усугубляют ситуацию. В повседневной коммуникации нормальный человек предполагает, что обозначение цвета соответствует объекту. Он не знает, что дальтоник пользуется специальной версией объектной системы. Так что Сокольническая линия в диалоге всё равно будет упомянута как красная, а для дальтоника она — заштрихованная в клеточку.

 

Двери закрываются, следующая станция — соль второй октавы. Изображение № 16.

 

Фрагмент адаптированной чёрно-белой «старой» карты Ильи Бирмана. Дальтоники лучше отличают ветки друг от дружки, но всё ещё не могут встретиться на станции Арбатской «голубой» ветки.

 

Цветовая память
и легенды

 

С отношением «слово-цвет», как видно, всё не очень хорошо. Как насчёт «цвет-цвет»? Даже если у дальтоника искажены названия цветов, он всё равно должен видеть пару одинаковых, так? На этой мысли основаны легенды (цветные пояснения к схемам) и всё цветовое кодирование в приложении к дальтоникам.

Легенды основаны на существенной способности человеческой цветовой памяти: запоминать множество независимых цветовых образцов и затем узнавать их в других местах — часто приблизительно.

Даже если нарушен один из этих механизмов, дело плохо. У многих дальтоников нарушены оба. На практике это означает, что дальтоник не может соотнести цвет из легенды с цветом объекта, хотя оба цвета видит замечательно.

 

 

Двери закрываются, следующая станция — соль второй октавы. Изображение № 17.

 

 

Легенды глазами дальтоника. Хотя цвета веток и легенды совпадают, образуются искажения. Во-первых, пока переносишь взгляд, забывается образец. Во-вторых, легенда размещается в маленьком размере и иногда — на другом фоне, что усложняет запоминание.

 

 

Как же быть с дальтониками

 

Проблематика дизайна для дальтоников не в том, что дальтоники плохо видят цвета, а в том, что другие люди хорошо их видят и, следовательно, говорят о них свободно. Я применяю простое решение: подписываю цвета на картинке, но это лечение симптома болезни, название которой — цветовое кодирование. Об этом как-нибудь в другой раз.

 

 

cover image via shutterstock.com photo via flickr.com/rhettmaxwell

  

Рассказать друзьям
29 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.