Views Comments Previous Next Search

Как я решил, что всем нужно ошибаться

В новом выпуске своего блога редактор Look At Me Сергей Бабкин разбирается в том, что плохого в культе успеха и как стоит с ним бороться. 

Как я решил, что всем нужно ошибаться
. Изображение № 1.

 

Почему-то современный мир не приспособлен для жизни обычных людей. Во всех областях деятельности есть образцы для подражания. Даже в быту: глянцевые журналы для домохозяек показывают идеальные примеры повседневной жизни. Медиа дразнит нас чужим успехом и как будто призывает следовать примеру своих героев. Обществу необходимо постоянное воспроизводство образов успешности: только так оно способно подталкивать само себя к развитию. К сожалению, для многих людей, в том числе талантливых, этот культ достижения и принятие чьих-то жизненных правил за идеальные оказываются невыносимыми. Мы чувствуем, что нужно постоянно улучшать свои результаты, а перед глазами никогда не перестаёт маячить образ роковой ошибки, которая способна уничтожить все надежды на будущее. Как следствие — травма, запрет на любое проявление посредственности, появление понятия «неудачник».

Человеческая жизнь воспринимается как вечное соревнование со всеми людьми вокруг. Практически в любой ситуации её участники делятся на победителей и проигравших. От поездки в вагоне метро, в который десятки людей врываются, чтобы успеть занять сидячие места, до конца жизни: как вообще объяснить понятие «достойной смерти»? Видимо, конкуренция заложена в нас природой: всё-таки именно на соревновании основана возможность продолжить собственный род или, например, сытно поесть. Но в современном обществе потребления она доведена до абсурдных масштабов. Своеобразной иллюстрацией может служить сцена из фильма «Тристана» Луиса Бунюэля, в котором главная героиня в исполнении Катрин Денёв даже из двух практически идентичных объектов, например, двух горошин в супе, выбирает тот, который ей больше нравится. Избирательность — это признак хорошего вкуса, но, когда объектом сравнения и выбора становитесь вы сами, не чувствуете ли вы себя чуть меньше человеком и чуть больше — вещью?

Ещё на этапе начального образования среди школьников отбирают лучших с помощью оценок и других, неформализованных, предпочтений. Оценка «удовлетворительно» воспринимается как негативная, хотя это далеко не провал. Нет ничего плохого в оценивании вообще, но то, как нездорово оценка начинает восприниматься в современном образовании, приводит к двум неприятным результатам: или к комплексам «отличника» и «двоечника» (первый начинает работать ради похвалы, и потому не может выделить для себя несоциальную составляющую успеха, второй — начинает заранее считать себя неудачником), или к девальвации оценки в принципе. Например, чтобы не «портить жизнь» тем, кто не способен к той или иной дисциплине, всем ставят высокие баллы, несмотря на различия в знаниях — а всё потому, что финальный комплексный результат образования упрощённо высчитывается как среднее всех баллов.

У многих людей из моего поколения (по крайней мере у тех, с кем я общаюсь) появился комплекс, который выражается в постоянном страхе совершить ошибку. Мнимое ожидание идеального результата со стороны общества приводит к тому, что мы заранее преувеличиваем негативную реакцию в результате провала. В тяжёлых случаях любое отклонение от даже целиком не сформировавшегося образа идеального результата рассматривается как полный безоговорочный проигрыш.

Как я решил, что всем нужно ошибаться
. Изображение № 2.

 

Я пытаюсь убедить себя, что нет ничего стыдного в том, чтобы совершать ошибки, и что не стоит бояться посредственности. Это не означает, что амбиции бесполезны. Они должны помогать действовать, но цели и задачи нужно формулировать реалистично. Не стоит рассчитывать на то, что вы сходу поймёте какую-нибудь сложную книгу, напишете идеальный текст или придумаете, как вытащить страну из кризиса. Осознание того, что задание выполнено не «хорошо», а «нормально» или «плохо», нужно, чтобы совершенствоваться, а не для того, чтобы укорять себя.

Некоторые люди принимают себя в качестве «лузеров» и делают это своим жизненным принципом. Они заранее устанавливают себе барьеры, которые называют непреодолимыми, и довольствуются тем, что у них есть, несмотря на очевидные для остальных (и возможно, для них самих) таланты и способности. Это скромность, доведённая до такой степени, что она становится нескромной. Иногда такие люди образуют целые сообщества: с ними интересно и приятно общаться, но мне сложно понять их стратегию бездействия. Я понимаю, что такую модель поведения они выбрали именно в качестве протеста против культа успеха. Но насколько это протест, а насколько — прикрытие собственных страхов и игра по правилам системы, требующей движения к недостижимым образцам?

Почему бы не попробовать изменить свою жизненную экономику? Перейти от материального выражения успеха, свойственного индустриальному обществу, к нематериальному и более современному — знанию и опыту? Это может прозвучать как пошлая оппозиция материальных и духовных благ, но на самом деле я имею в виду систему, в которой одно не противоречит другому. Наоборот — это параметры одной функции, которые выражаются друг через друга. Увеличение знаний и опыта ведёт к улучшению материальных условий жизни, и наоборот — доступ к материальным благам помогает находить больше ресурсов и времени на получение новых знаний. Если воспринимать мир как пространство, которое требует постоянного познания, то ошибка не будет казаться абсолютным злом: всё-таки поиски истины основаны на осознании своих ошибок и непрекращающемся путешествии через изменяющиеся парадигмы знания.

фотографии via Shutterstock ( 1, 2 )

Рассказать друзьям
4 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.