Views Comments Previous Next Search
Почему мне смешно: научное объяснение интернет-шуток — Вопрос на Look At Me

ВопросПочему мне смешно: научное объяснение интернет-шуток

Как ученые трактуют природу сетевого юмора

Улыбка и смех являются частью общечеловеческой лексики, и весь род человеческий понимает их значение. Люди обретают эту бессознательную способность при рождении. При этом мы можем сознательно сдерживать смех, но нам довольно трудно его фальсифицировать, и уж точно мы не можем искренне рассмеяться по команде.

 

Смех предоставляет глубокое понимание нашего бессознательного, которое прорывается наружу в определённых ситуациях. Учёным мало известно о конкретных механизмах мозга, ответственных за смех. Но мы и без них знаем, что он вызывается многими ощущениями и мыслями и активизирует различные части тела. Смех влияет на дыхание, изменяет выражение лица и заставляет нас издавать звуки (порой довольно странные). Во время сильного хохота задействуются даже мышцы рук, ног и туловища.

«Смех является сообщением, которое мы посылаем другим людям. Мы знаем это, потому что мы редко смеемся, когда находимся в одиночестве: сами с собой мы смеёмся даже реже, чем сами с собой разговариваем», — говорит доктор Роберт Провайн.

Смех является социально «заразным», то есть мы смеёмся над смехом других людей. Этот феномен отлично иллюстрирует ролик ниже. Готовы поспорить, что досмотреть его до конца и не улыбнуться у вас не получится. Вероятно, поэтому он и набрал уже более 19 млн просмотров.

 

Человек начинает смеяться примерно в возрасте 3,5–4 месяцев, задолго до того, как начинает говорить. Смех, как и плач, выступает в роли доречевого способа взаимодействия с матерью и другими людьми из окружения ребёнка. Со временем смех эволюционировал в социально-приемлемую форму канализации агрессии. Она удобна тем, что не вовлекает никаких прямых агрессивных действий, но при этом позволяет выразить свои эмоции. Другими словами, скопившееся в психике напряжение ищет себе выход и находит его через смех.

Но как человек решает, когда ему смеяться, а когда нет? Это решение принимает за нас наш мозг. Любопытно, что смех редко прерывает структуру предложения. Он лишь выступает в роли акцентов или проявляется во время пауз в разговоре.

Сама механика смеха эволюционировала у древних приматов из затруднённого или учащённого дыхания или удушья. Если вам удастся пощекотать шимпанзе или гориллу, вы не услышите ничего похожего на «ха-ха-ха». Обезьяны издают звуки, будто они задыхаются, но в них и кроется природа привычного нам смеха. Другие животные во время игр также произносят звуки, хотя они имеют мало общего с человеческими. Крысы, например, производят высокочастотный писк, и даже пингвины по-своему «смеются».

 

Как смеются в интернете на других языках:

В тайском языке число 5 произносится как «ха». Так что вместо «LOL» или «hahaha» тайские пользователи иногда пишут «55555»

Aббревиатуру WWW часто используют японцы. Это обозначение берёт своё начало с символа 笑, который произносится как warai и переводится как «смех». Warai в чатах быстро стали сокращать до W, а затем стало употребимо «wwwwwww» и т. д.

Хотя смех по-китайски (путунхуа) пишется как 笑声, при интернет-общении используются иероглифы звукоподражания 哈哈 (произносится как «ха-ха») и 呵呵 («хи-хи»)

В корейских чатах и соцсетях принято выражать смех в виде kkkkk или kekekekeke, что проиcходит от ㅋㅋㅋ(크크크) — корейского эквивалента нашего «ха-ха-ха»

В испанском «j» произносится как «х», поэтому на испаноязычных ресурсах так часто можно найти буквосочетания «jajaja»

Греческий алфавит — родственный нашему, так что греки в Сети смеются точно так же, как мы: «xaxaxa»

На иврите смех выглядит так: חָה־חָה־חָה — произносится так же, только читается справа налево

Бразильский и португальский смех обозначается как huehuehue или rsrsrsrs

Датчане смеются довольно тривиально: ha ha, hi hi, hæ hæ, ho ho, ti hi

Французы, помимо hahaha, héhéhé, hihihi, hohoho, также употребляют акроним MDR (mort de rire — то есть умираю от смеха), аналогичный англоязычному LOL

 

 

Большая часть шуток, которые вызывают общий смех, так или иначе связаны с тем, что кто-то терпит неудачу. Казалось бы, что может быть смешного в том, как кто-то поскользнулся на лестнице или упал с велосипеда? Но в этих «шутках» кроются фундаментальные аспекты юмора.

Первое требование к смешной ситуации — игривые обстоятельства, которые ставят событие из реальной жизни в несерьёзный контекст. Именно они объясняют, почему большинство людей не находят смешными съёмки горящего 10-этажного здания, из которого выпрыгивают люди и разбиваются насмерть. В данном случае серьёзность несчастья препятствует установлению несерьёзного контекста. Однако ролики, где какой-нибудь очередной бедолага падает на беговой дорожке, кажутся нам забавными.

 

В начале 1990-х учёные обнаружили в мозге зеркальные нейроны. Уилльям Фрай, психиатр из Стэнфордского университета, считает, что это открытие привело к новому пониманию аспектов юмора, и именно эти клетки могут объяснить, почему мы смеёмся, когда кто-то падает. Из собственного опыта мы знаем, что когда мы падаем, мы пытаемся удержать баланс, махая руками и мечась в самых странных позах. Эти движения контролируются нейронами в нашем мозге. Но когда мы наблюдаем, как другой человек спотыкается, некоторые из наших собственных нейронов активизируются так же, будто мы сами начали двигаться в попытке удержаться от падения. Эти зеркальные нейроны как бы дублируют паттерны активности мозга падающего человека из ролика на YouTube в мозг смотрящего этот ролик. Таким образом мозг наблюдателя «щекочет» этот «неврологической призрак»: он испытывает неосознанную стимуляцию, которая усиливает восприятие несоответствия, о котором шла речь выше.

По причине наличия зеркальных нейронов, продюсеры классических ситкомов используют закадровый смех. Он автоматически заставляет нас смеяться, когда мы его слышим. Экспериментально доказано, что зеркальные нейроны активизируются, когда человек слышит и другие окружающие звуки, связанные с триумфом, страхом, радостью и отвращением.

 

Ещё одной важной характеристикой смешного анекдота, эпизода из жизни или видео на YouTube является несоответствие или непоследовательные отношения между сутью происходящего и его кульминационным моментом. Падения не так часто встречаются в нашей нормальной жизни и всегда являются неожиданными. Как бы ни было стыдно, несмотря на всю нашу сердечность и участливость, когда коллега в офисе садится мимо стула и получает ушиб копчика, мы не можем сдерживать смех. Очевидно, у нас срабатывает другой, более мощный инстинкт.

Несостыковка ожидаемого и действительного лежит в основе всех главных вирусных интернет-видео. Подтверждение этому — классические ролики с умиротворённой пандой и неожиданно громким чихом детёныша; бразильской дивой Бишей Мудой, с голосом не совсем соответствующим её внешности; харизматичным индийским мальчиком плотной комплекции, танцы которого не очень согласовываются с его возрастом.

 

Почему наши лица растягиваются в улыбки умиления при виде маленьких детей, щенков и котят, даже если они вовсе не падают и даже не делают ровным счётом ничего? Учёные считают, что взрослый человек эволюционно запрограммирован, чтобы находить младенцев милыми. Таким естественным образом природа позаботилась о том, чтобы мы не причиняли им вреда и ухаживали за ними. Также исследования показывают, что взрослых людей умиляют лица с большими глазами. Как известно, дети, котята и щенята имеют непропорционально большие глаза относительно головы. К третьему месяцу глаза младенцев достигают того же размера, что и глаза взрослого человека, и выглядят огромными, пока остальная часть лица не успела вырасти. Другие черты, которые почти всегда воспринимаются, как милые, включают в себя большую голову, маленький нос и рот. Именно эти приметы заставляют нас восторгаться всеми видео с детёнышами, как двуногих, так и четвероногих.

 

Одной из причин, по которой история, анекдот или ролик на YouTube кажутся нам смешными, является шокирующий момент, который непременно должен присутствовать в хорошей шутке. Шок может быть связан с насилием, пошлостью, грубостью или страхом. Отличный пример — крайне жестокий, но забавный анекдот: «Сколько детей нужно для того, чтобы покрасить стену в красный? Всего один, но вы должны бросать его изо всех сил». По этой же причине мы все не можем сдержать смех, смотря ролики, где людей чуть ли не до смерти пугают резиновыми динозаврами или клоунами с бутафорским молотом.

 

В книге Ha! The Science of When We Laugh and Why Скотта Уиммса описывается эксперимент, в рамках которого исследователь Ричард Вайзмен занимался поисками самой смешной шутки в мире. Он опросил около миллиона человек, которые рассказывали самые смешные, по их мнению шутки, и выставляли оценки другим. В итоге выяснилось, что наиболее грубые шутки (вроде той, про ребёнка, которая описана выше) имели как самые высокие оценки, так и самые низкие: то есть в то время, как одни находят их весьма забавными, другие ненавидят их. В качестве примера из интернет-мемов можно вспомнить бесконечный «премиум-контент» с танцующими бомжами, пьяными драками и матерными песнями. Все эти ролики «щекочут» наше подсознание и выдавливают из нас смешки.

Самую важную роль в механике юмора играет так называемый «удар открытия». Вайзмен пишет: «Я верю в то, что вкусы в юморе настолько сильно различаются, потому что ключ шутки кроется не в её построении или кульминационном моменте. Вместо этого всё дело в «ударе открытия» (kick of the discovery), когда человек думает одним образом и вдруг меняет свою точку зрения на противоположную. Этому процессу также способствуют шок и удивление».

Почему мне смешно: научное объяснение интернет-шуток. Изображение № 2.

Обложка книги Ha!: The Science of When We Laugh and Why

 

Но что заставляет людей отсылать друг другу ссылки на YouTube и очередную смешную картинку, и почему так трудно удержаться от того, чтобы не поделиться очередной глупой шуткой, найденной на просторах Сети? Оказывается, у смеха есть ещё одна роль. Это важный «социальный клей». Получив в скайпе в ответ на ссылку порцию скобочек «))))», человек ощущает, что у него с окружающими есть общие ценности и смыслы. Новые мемы и локальный хайп вокруг них позволяют налаживать более тесные внутригрупповые связи. Коллективный смех, пусть и виртуальный, выраженный в виде буквосочетаний lol или «ахаха», работает как маркер, помогая вырабатывать социальные нормы: над чем смеяться можно, а над чем — нет. Даже когда человек не знает, что стоит за определённым мемом, ему не смешно, если то, что он увидел и услышал, помечено маркером смеха, то со временем его психика найдёт объяснения этого, и в следующий раз его обязательно развеселит подобная шутка.

К сожалению, рассматривая любой психологический процесс, а тем более такой сложный, как юмор, сложно вывести строгую формулу. Ни один учёный не сможет научным методом выявить, смешное или нет то или иное видео/коуб/гиф — точный ответ пока кроется только в наших головах. Разные люди смеются над разными вещами, потому что у всех разный культурный бэкграунд, порог чувствительности к пошлости, грубости и оскорблениям. И всё это приводит к большой путанице, от чего жить становится только веселее.

Рассказать друзьям
7 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.