Views Comments Previous Next Search
Краткий курс 
по мультивселенной 
и теории струн — Книги на Look At Me

КнигиКраткий курс
по мультивселенной
и теории струн

Гиперпространство: Научная одиссея через параллельные миры, дыры во времени и десятое измерение. Митио Каку

Каждый четверг журналист и исследователь Алексей Павперов выбирает одну интересную книгу и делится прочитанным. В этом выпуске — «Гиперпространство» Митио Каку, подробный рассказ о том, какими физики видят прорехи в другие миры, путешествия во времени и наиболее гармоничные варианты обустройства мироздания.

Митио Каку

«Гиперпространство»

Альпина нон-фикшн

Краткий курс 
по мультивселенной 
и теории струн. Изображение № 2.

Краткий курс 
по мультивселенной 
и теории струн. Изображение № 3.

Купить

590 руб.

В детстве Митио Каку пытался представить, о чем думают никогда не покидавшие своего пруда карпы, есть ли среди них рыбы-ученые, и что будет, если достать одного из них на сушу, а затем вернуть обратно, — какую историю он расскажет остальным. Чуть позже, уже в подростковом возрасте, случайное увлечение единой теорией поля Энштейна сподвигло Каку воссоздать «камеру Вильсона» с магнитами из 35 километров медной проволоки, благодаря которым ему удалось создать ускоритель частиц мощностью 2,3 млн электронвольт в гараже своего дома. Совместив позже два важных качества, продемонстрированные в этих этюдах, — живое воображение и необычайный талант к теоретической физике, — Каку в итоге стал тем, кем является и сейчас, — ученым с мировым именем, которому интересно попытаться объяснить окружающим, чем именно он занимается.

Краткий курс 
по мультивселенной 
и теории струн. Изображение № 4.

Представьте, например, что живые существа из четвертого измерения будут видеть нас так же, как мы видим жителей двухмерного выдуманного мира «Флатландии».

 

Его бестселлер «Гиперпространство» воспринимается не иначе как луна-парк имени популярной физики — кажется, что автор не оставляет без внимания ни один из широко растиражированных сюжетов в своей области, сшивая их единым стежком повествования — наличием как минимум еще одного, а на самом деле шести дополнительных измерений помимо четырех эйнштейновских (высоты, ширины, длины и непространственного времени), в которых развернулась наиболее правдоподобная теория устройства вселенной на данный момент — теория струн. Попутно Каку подробно раскладывает идею Большого взрыва, объясняет появление черных дыр, скрупулезно разбирается в средневековых доказательствах существования Бога и осуществляет подробный экскурс на территорию искусства и культуры, объясняя, как именно потусторонние измерения повлияли на спиритизм, писателей-фантастов, кубистов, абстракционистов, Сальвадора Дали и Владимира Ильича Ленина.

На самом деле, супер-сжатая концепция многомерного пространства описывается уже в первых главах книги. Их нарочитая ясность и простота, вероятно, призваны зацепить читательское внимание на крючок постепенно усложняющегося повествования — Каку, видимо, действительно много времени проводил за изучением психологии рыб.

Представьте, например, что живые существа из четвертого измерения будут видеть нас так же, как мы видим жителей двухмерного выдуманного мира «Флатландии». Плоских человечков можно вырвать с листа бумаги и перевернуть на другую сторону — тогда левая сторона тела навсегда поменяется с правой. Флатландец, заключенный в круг, никогда не сможет вырваться из него самостоятельно. Но его можно запросто поднять вверх, в наш трехмерный мир и поставить обратно на пустое пространство уже вне темницы, тем самым даровав ему свободу. Человека флатландец увидит сначала как меняющиеся линии — они будут коричневыми, по цвету ботинок, затем будут постепенно расширяться кверху и соединятся в паху и на талии. Их материал будет меняться в соответствии с появлением новой одежды. Сам флатландец, разумеется, при этом будет парить в нашем мире как лист бумаги и в описываемом случае подниматься снизу вверх. Как мы не чувствуем ограничений двухмерной Флатландии, так и существа, живущие в четырех пространственных измерениях (время не в счет), наверняка смогут проходить сквозь двери и стены. Люди же будут видеть их как «трехмерные, пульсирующие пузыри из плоти, возникающие неизвестно откуда и постоянно меняющие форму и размер».

Краткий курс 
по мультивселенной 
и теории струн. Изображение № 5.

Может быть, у нас появится шанс запрыгнуть в телепорт, когда вселенная начнет захлопываться

 

Эйнштейн знал четыре силы, управляющие вселенной: силу электромагнитного взаимодействия, силу тяжести, а также сильное и слабое взаимодействия. Он считал, что это лишь хвост льва (самого зверя мы не видим), поэтому последние 30 лет своей жизни посвятил созданию теории поля, которая так вдохновила Каку. Естественная среда обитания физики — многомерное пространство-время. Изучение исключительно лабораторных данных сопоставимо с заключением красивого и грациозного гепарда в узкой клетке: все его движения будут казаться угловатыми и подавленными. Поэтому заскучавшие физики были вынуждены идти на крайние меры и придумывать новые измерения, заключенные в непостижимо крошечные сферы. При увеличении количества измерений прежние законы упрощались и вставали в пазы целостной, масштабной головоломки обустройства вселенной. Пережив несколько упадков и возрождений, сойдясь с противоречащей ей квантовой физикой (последняя надолго захватила внимание всех исследователей XX века и олицетворяла то, что Эйнштейн больше всего ненавидел, — разрозненную материю, которую ученый брезгливо называл деревом посреди логичного и геометричного мраморного сада пространства и времени), идея о гиперпространстве вылилась в теорию струн, которая лучше всего объясняет взаимодействие всех противоречивых сил вокруг нас, но с которой мы ничего сделать не можем, — концепция была изобретена совершенно случайно вопреки естественному ходу физики и настолько опережает свое время, что у нас нет ни достаточных источников энергии, ни математики XXI века, чтобы что-то проверить экспериментально.

История многомерности пестрит значительными именами, концепциями и научными прорывами. О потусторонних пространствах не совсем детские книги писал под псевдонимом «Льюис Кэрролл» математик Чарльз Лютвидж Доджсон. Уравнения силовых полей, которыми чуть позже воспользовался Эйнштейн, сформулировал страдающий от бедности и нервных срывов ученый Бернхард Риман. В 30-х годах теоретики попытались разделить всю материю вселенной на кварки и лептоны, чтобы потом запутаться в субатомных осколках, образовавшихся после непредотвратимых столкновений. После нескольких вводных и нарочито упрощенных глав объемы сложно устроенной информации, новых теорий, переменных и имен, которые необходимо одновременно держать в голове, начинают разрастаться, как тессеракт, превращающийся в четырехмерный пространственный гиперкуб. Стоит напомнить, что из привычных трех пространств подобный объект может выглядеть пульсирующим сгустком материи.

Помимо своей просветительской функции, книга Митио Каку несет в себе важный отрезвляющий эффект: совсем просто говорить о физике не получится. Браться за «Гиперпространство» стоит, только если вы готовы к долгому и подробному разговору о непростых концепциях обустройства вселенной — с постоянными заглядываниями в уже пройденные разделы, консультациями в Википедии, изучением сносок и готовностью усваивать не всегда легковесные понятия. Во второй половине сложность книги значительно вырастает — многие могут почувствовать обжигающее удушье выброшенной на берег рыбы. «Гиперпространство» не приспособлено для быстрого и легкого чтения, несмотря на наличие условно развлекательных глав. Зато ближе к концу самые терпеливые и заинтересованные читатели смогут узнать о разветвленных мультивселенных, которые плодятся на любой событийной развилке, путешествиях во времени и пространстве через червоточины между мирами и шансах человечества создать цивилизацию третьего типа для захвата всей энергии в галактике. Может быть, с ней у нас появится шанс запрыгнуть в телепорт, когда вселенная начнет захлопываться.

 

Рассказать друзьям
3 комментарияпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.