Views Comments Previous Next Search
Как архитекторы учат нас самоконтролю и медитации — Как это работает на Look At Me

Как это работаетКак архитекторы учат нас самоконтролю и медитации

И чем это может помочь человечеству

Наука о мозге начинает влиять на самые разные сферы жизни человека. Ею пользуются в таких разных сферах, как медицина и маркетинг. Знания о мозге иногда оказываются полезными и тем специалистам, кто на первый взгляд никак с ними не связан. Чем нейробиология может помочь архитектуре?

 

Почему архитекторы заинтересовались нейробиологией?

Как архитекторы учат нас самоконтролю и медитации. Изображение № 2.

 

Всем давно известно, какой психологический эффект могут произвести архитектурные произведения. Этого можно достичь разными способами: с помощью ритмического расположения деталей здания, особой работы со светом, учёта того, как меняется ракурс при движении зрителя. Рост интереса к нейробиологии заставил архитекторов вновь задуматься над этими вопросами, но уже с научной точки зрения. Нейробиологи и архитекторы ищут ответ на вопрос, почему постройка может повлиять на психику человека.

Один из главных энтузиастов в этой области — Академия нейробиологии для архитектуры в калифорнийском Сан-Диего. Этой организации уже 10 лет, и за это время она провела уже несколько конференций по теме. В Академии считают, что открытия в нейробиологии приведут человечество к культурной революции, которая сравнима разве что с Ренессансом. Этот оптимизм связан с тем, что не так давно учёные опровергли всем известную аксиому «нервные клетки не восстанавливаются». В конце 1990-х нейробиолог Фред Гейдж доказал, что новые нейроны появляются по ходу всей жизни человека, что позволяет расширять способности к обучению в любом возрасте. При этом нейробиологи стали лучше понимать, как мозг воспринимает и интерпретирует информацию разного типа. Сочетание этих знаний позволит проектировать пространства, которые могут косвенно помочь регенерации нервных клеток.

Как и в случае с художниками и исследователями эпохи Возрождения (а часто это были одни и те же люди), цели тех, кто соединяет объекты изучения двух столь разных дисциплин, — гуманистические. Зная то, как архитектура и дизайн влияют на работу мозга, можно будет строить социальные учреждения, больше подходящие для отдельных категорий людей. Так, профессор Калифорнийского университета Эдуардо Маканьо обращает внимание на то, что помещения в роддомах, в которых содержат новорождённых, часто строились так, чтобы в них просто можно было разместить медицинское оборудование и врачей, но не учитывалось то, как это пространство может влиять на развитие мозга младенца. Нейроархитектура также может помочь создавать помещения, которые больше подходят для аутистов, или обустраивать пространства, в которых легче запоминать и сосредотачиваться, что полезно для студентов.

Всё это звучит довольно фантастично: это и правда задачи архитектуры будущего. Но современные исследования действительно подтверждают связь между работой мозга и архитектурным окружением, в котором находится человек.

 

Как архитектура может ввести в медитацию

Как архитекторы учат нас самоконтролю и медитации. Изображение № 3.

 

Недавнее исследование, проведённое в университетах США, подтвердило, что архитектура особого типа может вводить человека в созерцательное состояние, близкое к медитации. Учёные решили узнать, как наш мозг реагирует на постройки, связанные не с бытом, а с духовной сферой, например, музеи и храмы. Для этого провели эксперимент, в котором поучаствовали несколько архитекторов. Они образовали гомогенную группу из белых мужчин-правшей, у которых до того не было опыта медитации. Подопытные рассматривали изображения разных зданий, пока им проводили функциональную магнитно-резонансную томографию. Здания поделили на две категории: на шести фотографиях были обычные постройки вроде жилых домов и школ, ещё на шести — архитектурные шедевры, среди которых готический собор в Шартре, капелла Нотр-Дам-дю-О Ле Корбюзье и здание Института Солк, которое спроектировал Луис Кан.

Выяснилось, что, когда исследуемые рассматривали фотографии исторических построек и пытались представить, что находятся около них, несколько снижалась активность зоны префронтальной коры головного мозга, которая отвечает за самоконтроль. Такой же эффект наблюдается у тех, кто занимается медитацией. Подопытные почувствовали умиротворённость, при этом они стали внимательнее.

 

Работа памяти зависит от пространства

Как архитекторы учат нас самоконтролю и медитации. Изображение № 4.

 

Характер пространства влияет на процессы в нашем мозге. В гиппокампе, отвечающем за формирование воспоминаний, существуют нейроны, которые реагируют на стимулы, связанные с окружающим пространством и положением в нём человека. Они работают, когда мы поворачиваем голову, останавливаемся перед преградой, меняем скорость или когда возвращаемся в место, где мы уже были. По словам нейробиолога Джилл Лёйтгеб, эти нейроны помогают нам строить внутренний образ внешнего мира. Это происходит благодаря тому, что все наши чувства активируются материальными атрибутами архитектуры: светом, звуком, текстурой поверхности и тем, насколько место знакомо. Из-за них когнитивные процессы, среди которых и формирование долгосрочной памяти, работают по-разному.

 

Архитектура может помогать
пожилым и больным людям

Как архитекторы учат нас самоконтролю и медитации. Изображение № 5.

 

Более 80 % информации об окружающем мире мы получаем при помощи зрения. Более того, оно помогает настроить мультисенсорное восприятие: например, определить источник звука легче с открытыми глазами. Однако с возрастом зрение ухудшается. По словам нейробиолога Дэвида Сэлмона, архитектура может помочь пожилым людям лучше ориентироваться в пространстве. Авторы помещений могут использовать приёмы вроде симметрии или создавать точки в пространстве, на которых автоматически фокусируется зрение, чтобы ориентироваться в нём можно было интуитивно. То же касается и людей с изменённой работой мозга. Больным синдромом Альцгеймера трудно определять назначение привычных предметов, если они выглядят нестандартно. Например, такой человек может испытывать сложности, когда ему нужно открыть дверь, если дверная ручка выглядит не так, как он привык. Архитекторы могут учитывать это, создавая такие помещения, как больницы или дома престарелых, и проектировать всё так, чтобы исключить путаницу и дезориентацию.

 

При чём здесь Нобелевская премия?

Как архитекторы учат нас самоконтролю и медитации. Изображение № 6.

 

В этом году Нобелевскую премию по медицине и физиологии получили американец Джон О'Киф и норвежцы Май-Брит и Эдвард Мозеры. Они изучали гексагональные grid-нейроны, которые похожи на «нейроны места» в гиппокампе, но при этом работают по-другому. На эти нейроны как будто проецируется карта местности, окружающей животного или человека, а сигналы этих нейронов отвечают за оценку расстояния и направление движения. В Академии нейробиологии для архитектуры сразу отметили важность этого открытия для городского планирования и архитектуры. В будущем знания о том, как люди ориентируются на местности на столь базовом уровне, помогут решить проблему неэффективных пространств, в которых можно легко заблудиться, и позволят создать унифицированные схемы для зданий социальных учреждений и городской навигации.

изображения via K B/Flickr, Braeden Petruk/Flickr, Owen Lin/Flickr, Diana Mehrez/Flickr, Yorkon/Flickr, Justin Brown/Flickr

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.