Views Comments Previous Next Search
Я хочу стать шрифтовым дизайнером — что дальше? — Кем стать на Look At Me

Кем статьЯ хочу стать шрифтовым дизайнером — что дальше?

Профессиональные художники-шрифтовики о том, как приобрести необходимые рабочие навыки

Профессия шрифтового дизайнера в России набирает обороты: появился приличный выбор учебных заведений и мастерских, множество новых проектов, а следовательно профессиональных песпектив, и даже собственная конференция.

Look At Me отобрал всё самое важное, что нужно знать человеку, который решил связать свою жизнь со шрифтами, а Илья Рудерман, Юрий Гордон и Александра Королькова поделились своим опытом и дали несколько полезных советов начинающим.

 

Где учиться

  

Я хочу стать шрифтовым дизайнером — что дальше?. Изображение № 4.

Институт бизнеса и дизайна: курс «Шрифт и каллиграфия», школа Тагира Сафаева

 

Я хочу стать шрифтовым дизайнером — что дальше?. Изображение № 6.

Московский государственный университет печати имени Ивана Федорова, факультет графических искусств/ художественного оформления печатной продукции, творческая мастерская Александра Тарбеева 

  

Я хочу стать шрифтовым дизайнером — что дальше?. Изображение № 7.

Королевская академия искусств в Гааге (Нидерланды), курс Type and Media

Я хочу стать шрифтовым дизайнером — что дальше?. Изображение № 8.

Университет Рединга (Великобритания),
курс Typography and Graphic Communication

 

 

 

 

Илья Рудерман о том, кому важен шрифт,
куда пойти учиться и почему трудно найти работу

Я хочу стать шрифтовым дизайнером — что дальше?. Изображение № 9.

 Я хочу стать шрифтовым дизайнером — что дальше?. Изображение № 10.

 Илья Рудерман

 арт-директор РИА Новости, куратор курса Type and Typography Британской высшей школы дизайна

 

Мое видение может кардинально отличаться от мнения моих коллег, но я считаю, что умение, знание, владение шрифтом, каллиграфией, понимание того, что сейчас происходит в шрифтовой индустрии, сродни столь фундаментальным знаниям, как чувство композиции, цвета, формы, стиля графики. То есть это не столько профессия, сколько умение, необходимое любому визуальному человеку. В общем-то, это позиция всех известных дизайн-школ. Например, в Голландии могут не отдавать рисунку четыре года, как в наших художественных вузах, но фундаментально занимаются цветом, креативом и шрифтом — там считается, что без этого ты не можешь быть профессиональным визуальным творцом чего бы то ни было, пойдешь ли ты в моду, архитектуру или продакт-дизайн.

Я думаю, что наша культура и образование должны сильно поменяться именно в отношении к шрифту: необходимы полноценные фундаментальные знания, а не факультатив. Ведь это настолько важный способ коммуникации с окружающим пространством, что фактически люди, не владеющие такими знаниями, не могут считать себя профессионалами. Получается, что это не столько профессия, которую мы выбираем навсегда, сколько некая база, без которой невозможно построить карьеру.

Сейчас сильно изменилось шрифтовое образование в вузах. В Университете Печати есть Александр Тарбеев и его мастерская: ребята глубоко погружаются в шрифт, делают серьёзные проекты — очень жаль, что такого не было, когда учился я. В Строгановке за это отвечает Дмитрий Кирсанов: там стали более последовательно преподавать типографику и шрифт. Есть Британская Высшая Школа Дизайна и мой курс шрифта. Я в своё время вынужден был уехать в Голландию, чтобы получить эти знания. А сейчас можно и не уезжать из Москвы. В ВАШГД Тагир Сафаев преподает введение в шрифт для совсем молодых ребят. На мой взгляд, сейчас образование представлено в достаточном объёме, чтобы лет через пять очень сильно изменить нашу графическую культуру.

За рубежом я бы назвал два лучших заведения, в которых фундаментально преподают шрифт. Одно закончил я — это Королевская Академия Искусств в Гааге, курс Type&Media. В этом году, буквально на днях, там защитился уже четвёртый студент из Москвы, бывшая сотрудница РИА Новости, ученица Александра Тарбеева, Маша Дореули. Второй курс — более теоретический — в Англии, в Рединге. Его пока не закончил ни один россиянин.

Если сравнивать с этими двумя курсами, мы пока не обладаем ничем близким по уровню. Там больше профессионалов, именитых педагогов. У нас же шрифты — это удел фанатов и энтузиастов, прокормить себя шрифтом практически невозможно, приходится ещё преподавать, давать мастер-классы, читать лекции.

 

 

«В Голландии фундаментально занимаются шрифтом — там считается, что без этого ты не можешь быть профессиональным визуальным творцом чего бы то ни было, пойдешь ли ты в моду, архитектуру или продакт-дизайн»

 

 

 

Я бы всем рекомендовал съездить поучиться за границей. А пробелы с кириллицей можно заполнить уже потом, здесь. Я мечтаю, чтобы мой курс по уровню совпадал с заграничным, но мне не хватает ни бюджетов, ни педагогов. Мои студенты приходят по вечерам, после работы, на курсах же, про которые я говорил выше, занимаются с утра до ночи.

Мой курс сейчас устроен так, что первый год — погружение в шрифт и поиск себя, а второй — продвинутый, для тех, кто чувствует в себе силы и желание погрузиться в шрифт с головой. Можно получить диплом после первого года, либо после двух лет обучения.

У шрифтовых дизайнеров в текущем пространстве есть только полторы возможности трудоустроиться. Одна — это компания ParaType, наш монополист, у них нет конкурентов по разработке и продаже шрифтов. Вторая — маленький департамент Cтудии Лебедева, но там нет особой ротации — всего два человека, работают они давно, и вакансии в этом отделе редкость.

До прихода в РИА Новости я четыре года работал на фрилансе, занимаясь шрифтами. Первое время меня больше кормил графический дизайн, большие проекты. Потом появились заказы на шрифты, рисовал кириллицу тем западным дизайнерам, которые понимают, что над кириллицей нужно работать по-особому. Сейчас рисую по ночам просто потому, что не могу не рисовать. Шрифтовой дизайн — крайне трудоёмкая, не очень денежная профессия энтузиастов, незаметная обществу, но выполняющая наиважнейшую фундаментальную культурную функцию. Так было и так будет!

Я хочу стать шрифтовым дизайнером — что дальше?. Изображение № 11.

 

 

Что читать

 

 

 

 

  

Я хочу стать шрифтовым дизайнером — что дальше?. Изображение № 15.

Александра Королькова

«Живая типографика» 

Я хочу стать шрифтовым дизайнером — что дальше?. Изображение № 16.

Эмиль Рудер

«Типографика»

  

 

Юрий Гордон о важных в профессии компаниях,
людях и о том, какие качества важны
будущему дизайнеру шрифта

Я хочу стать шрифтовым дизайнером — что дальше?. Изображение № 19.

 Я хочу стать шрифтовым дизайнером — что дальше?. Изображение № 20.

 Юрий Гордон

 сооснователь студии Letterhead

В России есть несколько институций, которые занимаются шрифтами. Это, во-первых, ParaType, где делают основную массу шрифтов, которая используется в России. ParaType сохранил преемственность Отдела наборных шрифтов ВНИИ Полиграфмаш, который был в его основе в советские времена. Пока что у них нет своего ярко выраженного стиля. Правда, в последнее время Эмиль Якупов, владелец «ПараТайпа», начал активно привлекать туда молодых людей (первой была Саша Королькова) и старается превратить компанию в более современную.

Во-вторых, Гаянэ Багдасарян и конференция «Серебро набора» — думаю, это сейчас будет самое интересное место. Она невероятно энергичная, отличный шрифтовик с хорошей школой, современный человек. Думаю, эта конференция скоро станет международной, хотя сейчас её делает всего один человек. В-третьих, шрифтовой отдел Лебедева — это тоже очень интересные люди, часть полного цикла студии.

Из персонажей — Илья Рудерман, Вера Евстафьева, Саша Королькова, Елена Новосёлова. Юрий Остроменский, одновременно арт-директор и шрифтовой дизайнер, их связка с Рудерманом в «Большом Городе» сработала очень красиво. Особо хочу сказать про Валеру Голыженкова из нашей студии Letterhead — это случай уникальный, он очень серьёзно занимается отдельными сторонами шрифтового дизайна, в частности делает очень сильные техно-шрифты. Последний из проектов, которым я очень горжусь, это журнал для Екатеринбурга, WTF, где Валерий сделал всё от начала до конца: сначала все шрифты, а потом на базе этих шрифтов макет издания, — это уникально, так, по-моему, вообще никто в мире не делал.

Есть ещё двое людей, которых можно считать родоначальниками шрифтового дизайна в России. Это, во-первых, Максим Георгиевич Жуков, который уже давно живёт в Америке. Он многие годы был типографом-координатором ООН, не шрифтовик как таковой, он привёз современные знания типографики в Советский Союз. Книги, которые он выпускал, — «Сетка», Эмиль Рудер, — это были просто бестселлеры для моего поколения. Он соединил ParaGraph/ParaType со всем миром и превратил их из советской компании, которая занимается более-менее легальным бизнесом, в ведущую междунароную корпорацию по кириллическим шрифтам. Второй человек — это, к сожалению, скончавшийся в прошлом году Владимир Ефимов, бывший арт-директор «ПараТайпа».

 

 

«Рука должна быть крепкой просто потому, что шрифт невозможно начертить, это живая вещь, живое существо, даже если он полностью черченый, все равно нужно понимать, как он существует»

 

 

 

Будущему шрифтовому дизайнеру, во-первых, нужно понять, что ему это действительно нужно, потому что это очень кропотливая профессия. Минимальный шрифт состоит из 250 глифов, то есть надо сделать 250 букв. Я вот сейчас выпустил шрифтовую семью из 12 начертаний, каждое начертание состоит из 750 глифов. Надо быть очень терпеливым, настойчивым и сдержанным в своих желаниях, потому что сразу ничего не получится. Первый шрифт, скорее всего, — в сторону, потому что классическая история с человеком, который делает шрифт, — это запихнуть туда все идеи, которые есть у него в голове. Позднее понимаешь, что один шрифт — это одна идея, не более.

Шрифтовику надо очень много знать. Типографика — это эрудиция. Без знания ты просто не поймешь, куда поворачивать хвостик, откуда он растёт исторически или каллиграфически, какие движения делает рука, когда рисует это. Шрифтовой дизайнер должен очень много смотреть, больше, чем любой графический дизайнер, ведь ему надо смотреть тоньше.

У человека, который собирается заняться шрифтом, должна быть крепкая рука. Это не обязательно касается рисования и каллиграфии: например, Тагир Сафаев не каллиграф. Даже великий Мэтью Картер рисует очень слабо и сам про себя говорит, что он не каллиграф, а типограф, но он великолепно разбирается в том, как шрифты устроены. А рука должна быть крепкой просто потому, что шрифт невозможно начертить, это живая вещь, живое существо, даже если он полностью черченый, все равно нужно понимать, как он существует.

Нужно обязательно знать инструментарий, сейчас одна из немногих программ для этого — FontLab. Надеюсь, к концу этого года появится новая версия, которую делает в Петербурге компания FontLab и её главный программист Юрий Ярмола.

Чувствовать носом ветер, понимать, что будет завтра. Ну и терпение, смирение и достоинство.

Я хочу стать шрифтовым дизайнером — что дальше?. Изображение № 21.

 

 

 

Куда ходить

Я хочу стать шрифтовым дизайнером — что дальше?. Изображение № 22.

Серия конференция Typo 

 

Я хочу стать шрифтовым дизайнером — что дальше?. Изображение № 23.

Международная конференция ATypI 

 

Я хочу стать шрифтовым дизайнером — что дальше?. Изображение № 24.

Конференция «Серебро набора» 

 

 

 Полезные сайты

Я хочу стать шрифтовым дизайнером — что дальше?. Изображение № 25.

 

 

 

Typeverything

Я хочу стать шрифтовым дизайнером — что дальше?. Изображение № 26.

 

 

 

 Fonts In Use

Я хочу стать шрифтовым дизайнером — что дальше?. Изображение № 27.

 

 

 

Font Font

 

Александра Королькова о разочарованиях
в профессии и об этапах самообразования
в шрифтовом мастерстве

Я хочу стать шрифтовым дизайнером — что дальше?. Изображение № 28.

 Я хочу стать шрифтовым дизайнером — что дальше?. Изображение № 29.

Александра Королькова

 начальник отдела шрифтового дизайна, компания ParaType

 

 

 

Если вы хотите заняться шрифтами, во-первых, помните: только немногие из шрифтовых дизайнеров зарабатывают исключительно этим. У большинства есть работа помимо шрифтов, или, как минимум, леттеринг и заказные работы, далеко не всегда интересные. Во-вторых, сразу решите, зачем вам это надо. Подавляющее большинство тех, кто учится шрифтовому дизайну только потому, что им это интересно, не продвигаются дальше первого шрифта. 

В-третьих, если вы ещё не пытались открыть шрифтовой редактор и начать работу, учтите: шрифт — это не только (и не столько) рисование букв, есть ещё огромное количество скучных, на первый взгляд, неалфавитных знаков, куча работы по регулированию расстояний между знаками (в том числе неалфавитными), и другие неочевидные, но требующие времени и внимания вещи. Например, минимально возможная кодировка включает в себя 224 знака, минимально приличная — примерно в два раза больше, а в шрифте, как правило, бывает больше одного начертания.

Для изучения шрифтового дизайна, как правило, нужно хотя бы базовое знание английского языка, даже если вы собираетесь осваивать профессию не самостоятельно, а пойти учиться. Самостоятельно изучать шрифтовое дело стоит одновременно с разных сторон. Как и везде, тут можно выделить историю, теорию и практику.

История и историческая классификация шрифтов, наверное, начинающему дизайнеру наименее интересна. Однако в целях общего развития «историческая» глава включается в большинство книг, и прочитать её будет нелишним. Ещё довольно полезно представлять себе историю шрифтовой технологии. Историю и введение в материал можно найти, например, в «Type and Typography» Фила Бэйнса, в «Letters of Credit» Уолтера Трейси, в книгах на русском языке — от «Живой типографики» до «Основ стиля в типографике» Роберта Брингхерста и «Великих шрифтов» Владимира Ефимова.

 

 

«Сразу решите, зачем вам это надо. Подавляющее большинство тех, кто учится шрифтовому дизайну только потому, что им это интересно, не продвигаются дальше первого шрифта»

 

 

 

Теория шрифта предполагает изучение каллиграфической основы, устройства знаков, влияния их параметров (пропорции, контраст, форма) на производимое шрифтом впечатление и т. п. На эту тему полезно читать Геррита Нордзея («Letterletter» и «The stroke»), Карен Чен («Designing type»), Фреда Смейерса («Counterpunch»). 

И параллельно со всем этим очень важно изучать практические вопросы: отслеживать тенденции в крупных шрифтовых магазинах (например, myfonts.com, fontshop.com), разбираться, какие шрифты для чего нужны, и смотреть, смотреть хорошие образцы. Hoefler and Frere-Jones, Underware, House Industries, HVD fonts, Parachute — несколько из многих словолитен, за которыми стоит следить. Конкурс TDC2, конференции ATypI, TYPO и TypeCon (у нас — «Серебро набора»), форум Typophile, отслеживание всего, что происходит в кириллице — и через некоторое время вы, возможно, не научитесь делать шрифты, но научитесь разбираться в ситуации и поймёте, что именно вы хотите сделать.

Показывать то, что вы делаете, можно (и нужно) всем профессионалам, находящимся в пределах досягаемости. Проще всего это делать на шрифтовых и околошрифтовых мероприятиях — выставках, конференциях и т. п. Можно писать письма, но многие из тех вещей, которые полезны начинающему, проще сказать и показать вживую.

Продавать свои шрифты можно как в частном порядке, глядя в глаза каждому покупателю (так достаточно долго поступала студия Letterhead, например), так и через крупные магазины типа Myfonts или шрифтовые библиотеки и студии (FontFont, Linotype, Monotype, в России самая крупная из библиотек — у ParaType). 

В любом случае, как бы вы ни планировали поступить с готовым шрифтом, нужно уметь его подать. Полезно смотреть на предмет подачи PDF, выложенные на сайтах сравнительно небольших модных словолитен, картинки с конкурсов типа TDC, попадаются удачные примеры подачи на myfonts.com.

Я хочу стать шрифтовым дизайнером — что дальше?. Изображение № 30.

 

Рассказать друзьям
19 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.