Views Comments Previous Next Search

Public art: безвоздмездно, то есть даром

217734
Написалtrenddrivers13 апреля 2011

Артем Ушан о современном искусстве на улицах Берлина



Изображение 26. Public art: безвоздмездно, то есть даром.. Изображение № 1.

         


   
              

Артем Ушан, Германия, Берлин
Поддавшись на уговоры родителей, оказался на кинофакультете в Институте Культуры. Все свободное от учебы время проводил в Музее кино в обществе старых фильмов и Наума Клеймана. Вскоре обнаружил, что знает не меньше своих профессоров. После окончания успел пожить в Петербурге и совершить массу путешествий по Европе, после чего осел в Берлине. Собирается получать ученую степень, пишет инсайдерские репортажи для порталов Openspace и Interfax, походу изучая public-art и работая на берлинское агентство VELO.

Изображение 27. Public art: безвоздмездно, то есть даром.. Изображение № 2.Адреса знаковых объектов public art в Берлине:

Изображение 31. Public art: безвоздмездно, то есть даром.. Изображение № 3.

Изображение 27. Public art: безвоздмездно, то есть даром.. Изображение № 4.Набор для облагораживания города:

Изображение 30. Public art: безвоздмездно, то есть даром.. Изображение № 5.

Изображение 27. Public art: безвоздмездно, то есть даром.. Изображение № 6.

Первое, что бросается в глаза в Берлине — это огромное количество современного искусства на улицах города и в публичных пространствах. И речь здесь идет не о граффити, которого в этом городе тоже достаточно, а местами даже слишком много, а о скульптурах, объектах и инсталляциях, придающим привычным местам совершенно другое измерение.

Все, кто приезжает в немецкую столицу, естественно, пробуют поселиться в самых тусовочных районах, типа Фридрисхайна или Кройцберга, и первое, что они видят, переходя из одного района в другой по мосту Обербаум, это огромную тридцатиметровую скульптуру Molecule Man, возвышающуюся прямо посреди реки Шпрее. Автор трех соединенных между собой человеческих фигур, пронизанных сквозными отверстиями и символизирующих объединение одного города, разделенного прежде непреодолимой стеной — известный американский скульптор и классик паблик-арта Джонатан Борофски. Его берлинскую работу профинансировала компания Allianz SE, штаб-квартира которой находится в здании, расположенном прямо напротив скульптуры.

Molecule Man, Jonathan Borofsky. Изображение № 7.Molecule Man, Jonathan Borofsky

Это, кстати, обычная практика для крупных корпораций в Германии — безвозмездно вкладывать деньги в современное искусство и бесплатно показывать его всем желающим. Не секрет, что большой бизнес любит высокое искусство, но именно в Германии он на своем примере показывает, что эта любовь должна быть в первую очередь связана со служением обществу. Конечно, в наше время редко что-то происходит просто так, и в данном случае компании, которые занимаются меценатством в области искусства, взамен получают неслабый пиар и налоговые льготы от государства. Так что назвать эту практику полностью безвозмездной все-таки не получается. Тем не менее, обращать внимание на такие мелочи никто, конечно же, не собирается — ведь гораздо приятнее жить в городе, в котором на каждом шагу можно встретить настоящие произведения искусства.

Многие из них, так же, как и работа Джонатана Борофски, связаны с недавней историей города. Например, скульптура Balancing Act возле главного здания издательского дома Axel Springer, решившего в честь своего 50-тилетия подарить Берлину работу известнейшего немецкого скульптора Стефана Балкенхола. «Balancing Act» изображает мужчину, выполненного в узнаваемом стиле скульптора, балансирующего на одной ноге на стене, представляющей из себя кусок реальной Берлинской стены. Почти шестиметровая фигура человека, сделанная из бронзы, естественно, символизирует свободу от безумных политических предрассудков прошлого и ощущение полноценной жизни в настоящем. Для Берлина Балкенхол, кстати, часто делает паблик-арт — его скульптуры можно найти во дворце на Паризер платц (Großer Mann mit kleinem Mann, 1998, бронза), а также в атриуме здания гостиницы Radisson на Карл Либкнехт Штрассе

Balancing Act, Stephan Balkenhol. Изображение № 10.Balancing Act, Stephan Balkenhol

Оба вышеописанных примера показывают насколько сильно в немецкой столице понимание того, что это город объединенный — вся самоидентификация жителей здесь строится на его недавней истории. И искусство в публичных пространствах напрямую отражает эту часть сознания общества. Вообще, последнее принимает здесь непосредственное участие в организации художественного процесса. Достаточно лишь вспомнить бурную полемику и скандалы вокруг открытия Мемориала памяти убитых евреев Европы в Берлине несколько лет назад, чтобы понять насколько здесь сильно развито общественное мнение. Проект американца Питера Айзенмана, одного из основоположников деконструктивизма в архитектуре, представлял из себя поле из около 3000 бетонных серых плит разного размера, установленных на территории 19000 квадратных метров в двух шагах от Бранденбургских ворот. Несмотря на несколько скандальных публикаций, обличающих подрядчиков проекта как в прошлом сотрудничавших с нацистами, и противостояние идее Мемориала некоторых политических сил, жители города все же высказались за его строительство. Сейчас Холокост-мемориал — одна из самых известных достопримечательностей Берлина и, безусловно, выдающееся произведение паблик-арта. 

National Monument to the Murdered Jews of Europe, Peter Eisenman. Изображение № 13.National Monument to the Murdered Jews of Europe, Peter Eisenman

Помимо скульптур и инсталляций, которые устанавливают в городе навсегда, здесь постоянно проводятся фестивали и специальные временные проекты, связанные с интеграцией искусства в окружающее пространство. Видео-мэппинг на Бранденбургских воротах или мощнейшие прожекторы на телебашне, пронизывающие весь город — это уже стало обычным явлением, которое жители города воспринимают как нечто само собой разумеющееся, неотделимую часть культурного ландшафта Берлина. Да и чему им еще удивляться, если они уже видели упакованный художниками Кристо и Жан-Клод Рейхстаг еще в 1995 году.

Изображение 27. Public art: безвоздмездно, то есть даром.. Изображение № 25.

Изображение 29. Public art: безвоздмездно, то есть даром.. Изображение № 26.


         


   
              

Джакомо Порфири, художник, участник группы Alterazioni Video: 
«В Берлине фундаментальный подход к паблик-арту, и сами берлинцы также воспринимают новые объекты на улицах своего города. Это самое правильное отношение к такому искусству. И именно поэтому оно здесь повсюду».

Изображение 27. Public art: безвоздмездно, то есть даром.. Изображение № 27.

Изображение 28. Public art: безвоздмездно, то есть даром.. Изображение № 28.


         


   
              

Анжей Сергиев, независимый консультант по вопросам паблик-арта, сотрудник Института Опережающих Исследований: 
«Паблик-арт хорош тем, что позволяет современному художнику не только вовлечь прохожего в пространство своего произведения, но и самому вовлечься в ритм улицы и в историческую среду города, места, актуализировав какое-то давнее, мифологическое событие, тем самым создав коммуникацию с героями прошлого. Лучшие, на мой взгляд, произведения именно те, которые погружают зрителя в глубину истории искусств, позволяя прикоснуться не к модным тенденциям абстрактного, дизайнерского, прикладного или приколистского жанра — здесь примеров бесконечное множество, но к формам и содержаниям фундаментальным, классическим, дающим человеку ощущение времени, истории».

Изображение 27. Public art: безвоздмездно, то есть даром.. Изображение № 29.

Говоря о паблик-арте, надо отдать должное не только частным институциям, но и властям города. Именно по их инициативе наибольшая концентрация искусства на улицах Берлина сосредоточена не в центре (хотя, естественно, и в центре его очень много), а в спальных районах типа Хеллерсдорфа или Лихтенберга, куда туристы никогда не заезжают. Фасады унылых многоэтажных зданий, хорошо знакомых всем жителям Москвы, здесь часто служат основой для работ современных художников, а пока едешь по широким проспектам часто попадаются концептуальные скульптуры, придающие не самым прекрасным частям Берлина совершенно другое значение и наверняка заставляющие его жителей думать не только о том, что они будут есть на ужин.

Изображение 42. Public art: безвоздмездно, то есть даром.. Изображение № 30.

Изображение 27. Public art: безвоздмездно, то есть даром.. Изображение № 38.

Изображение 64. Public art: безвоздмездно, то есть даром.. Изображение № 39.


         


   
              

Ирина Петракова, художник, куратор:
«В России пока очень мало настоящих уличных художников. Почти все они, как правило, занимаются скорее саморепрезентацией: пишут свое имя-тег или просто рисуют красивую пижню, особо не задумываясь о мессадже. Так происходит потому, что у нас нет своей истории и школы: как и со многими другими вещами, мы просто копируем западное искусство. Cовсем мало паблик арта на тему остросоциальных вопросов, да и вообще мало кто думает о зрителе. И хотя в последнее время появились стенсилы вроде «Мех  это убийство» или «Бейте детей!», самобытных идей и техник пока не наблюдается. Сейчас на улицах повсеместно можно найти теги, наклейки, трафареты, но нет, например, таких элементов уличного искусства, как скульптура, инсталляция и лэнд арт. В России паблик арт порой носит скорее спонтанный характер: любят все закрашивать, и иногда даже получается довольно интересно. Из главных представителей паблик арта в России можно назвать ИнфлюксаZuk club, команду 0331c, Лешу Кио (kiosk), Scheme one  их работы можно увидеть на улицах Москвы и Санкт-Петербурга»
 

Изображение 27. Public art: безвоздмездно, то есть даром.. Изображение № 40.

Рассказать друзьям
21 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.