Views Comments Previous Next Search
Я поменялся в соцсетях 
и чуть не сошёл с ума — Эксперимент на Look At Me

ЭкспериментЯ поменялся в соцсетях
и чуть не сошёл с ума

Всё, что вас раздражает, в одном эксперименте

В соцсетях есть модели поведения людей, которые всегда раздражают. Они постоянно репостят, каждый день пишут текст (и не один), посвящённый надуманным поводам, ставят кучу хэштегов и натужно шутят. Редактор Look At Me на время полностью изменил свой образ в интернете, став самым обычным пользователем, раздражающим и пугающим, — и посмотрел на себя со стороны.

Я поменялся в соцсетях 
и чуть не сошёл с ума. Изображение № 2.

«Артём, у тебя всё хорошо? А, окей. Просто кажется, что ты поехал», — пишет мне друг. Вопросы о том, всё ли у меня хорошо и не взломали ли меня, преследовали меня всю неделю — и только под конец меня попросили не останавливаться.

Предыдущие эксперименты Look At Me были куда менее заметны окружающим. Когда я предложил редакции на неделю полностью поменять своё поведение в соцсетях, я и не думал, чем всё это обернётся. Мне всегда было интересно оказаться не собой, стать кем-то другим, хотя бы частично и хотя бы на время; сейчас для этого практически ничего не требуется, нужно просто кое-что поменять в своём поведении в соцсетях. В отличие от саморегуляции лайков и отказа от телефона резкие изменения в интернет-образе заметны буквально сразу. К тому же, как мне казалось, до этого у меня не было никакого интернет-образа. Я просто делал то, что мне нравится: странные фотографии в Instagram, плейлисты и маленькие тексты во «ВКонтакте», нытьё и какие-нибудь саркастичные замечания в Twitter, пост на важную для меня тему раз в три недели в Facebook. Мне казалось, что это и есть я.

Всё изменилось 26 сентября. Я выбрал для себя четыре основные соцсети и планировал поменять в них поведение следующим образом:

  «ВКонтакте» — репостить конкурсы и фотоподборки из пабликов «Борщ» и «Искусство реальности».

  Instagram — вести фотоотчёт о жизни «нормального парня» с упором на «парня»: пробежка, фото с чужими машинами, фото из тренажёрного зала, селфи на вечеринке, завтрак.

  Twitter — стать записным шутником, циничным и жонглирующим каламбурами 24/7.

  Facebook — ненадолго стать, как это сейчас называется, интернет-публицистом, поддерживающим абсолютно всё происходящее в стране и не забывающим высказаться обо всём, что кажется важным.

Этот эксперимент
в цифрах:

10

ретвитов
и 47 фаворитов
на 43 шутки

24

новых бота-подписчика
в Instagram

31

— среднее количество лайков
у поста в Facebook

154

репоста
«ВКонтакте»




 

«ВКонтакте»

репосты всего

Конечно, сразу после начала всё пришлось несколько поменять. Больше всего это заметно по «ВКонтакте»: после двух репостов конкурсов (на «Игромир» я не попал, а результаты битвы за билет на Бутусова объявят в четверг) я всё же решил ограничиться тем, что мне действительно интересно. Стоило пабликам закончиться, как я стал искать альбомы или исполнителей, которые приходили в голову. Иногда это были фильмы авангардистов, например, Стэна Брекиджа и Тони Конрада — или короткий фильм о поездке Юрия Шевчука в Чечню. 

Я, насмотревшись за пару лет на людей, репостящих в соцсети СМИ, понял, что они делают это точечно — пять репостов за раз, после чего повторяют процесс спустя некоторое время. Собственно, моя стратегия была именно такой. Поток, таким образом, нельзя назвать безостановочным — но он явно казался безграничным. Общая картина выглядела максимально абсурдно и противоестественно. Репортаж «Медиазоны» о зверствах в Забайкалье, сообщение о смерти главного карельского металлиста Димы Магистра и рассказ о лекции про нервную систему шли рука об руку со смешными скриншотами из Tinder, мемами, восточноевропейским попом и фото Евы Польны в лифчике. Мне кажется, именно такая картина мира у постоянно репостящего: он не переосмысливает, не задумывается, а оставляет на потом и забывает (показательно, что друг спросил меня об одном из новых альбомов, который я репостнул, но его, конечно, не слушал). Для такого пользователя нет страшного и смешного, серьёзного и весёлого, для него всё едино. Или, по крайней мере, таким всё видится со стороны. Впрочем, взгляд со стороны практически невозможен: сложно представить себе человека, который бы зашёл на мою страницу и методично просмотрел все репосты.

 

 

Instagram

жизнь «нормального парня»

От идеи сделать себя более мужественным через Instagram тоже пришлось отказаться. Вместо этого я просто стал нормальным — фотографирующим еду, себя на вечеринках, плюс не обошлось-таки без пары фотографий с машинами. Что говорили обо мне эти фотографии? Что я люблю вечеринки, поесть, машины и котика — ещё иногда во мне просыпается ностальгия по родному Калининграду и я что-то делаю на работе. Тем не менее именно там получилось создать самую пугающую картину — всё-таки во всех остальных случаях не было изображения, и всё можно было бы списать на что угодно: взлом, сезонные перепады настроения и так далее.

В Instagram же видишь перед собой человека, который стал злоупотреблять скобками, восклицательными знаками и хэштегами, вновь пользоваться фильтрами и радоваться всему, что происходит вокруг. По какой-то странной причине я не особо верил в то, что хэштеги приносят подписчиков — но с грустью стоит признать, что среднее количество лайков к фотографиям действительно повысилось. Но, во-первых, их ставят в основном боты, а во-вторых, количество лайков меня волновало только в рамках эксперимента. В то же время именно из-за этой его части я задумался о том, как быстро мы перешли к визуальному восприятию действительности: если меня видят улыбающимся возле раритетной машины, значит, что-то действительно пошло не так.

 

 

Twitter

«шутки» 24/7

Где действительно провалился мой эксперимент, так это в Twitter. Все исходные данные остались теми же — только вот довольно быстро стало понятно, что придумывать каламбуры и шутки, даже (и особенно) очень плохие на постоянной основе — довольно утомительное занятие. Есть те, кто с лёгкостью проявляет невероятное остроумие в комментариях и в твитах — у меня же не получалось практически ничего. Но мой аккаунт уже давно закрыт, и поэтому я не утруждал себя тем, чтобы хоть как-то подстраиваться под других: мой твиттер достаточно скучен, и самое интересное обычно происходит в реплаях. Ничего нового я для себя не извлёк, кроме того, что вести смешной твиттер сложно. Замечательно, но зачем?

 

 

Facebook

интернет-публицистика

В Facebook всё было не так плохо — я практически сразу решил делать вид, что я либерал, но на середине эксперимента несколько отошёл от его главной цели и стал писать достаточно честные посты, только на постоянной основе. Сначала я говорил о проблемах, которые волнуют многих: сохранение спокойствия, навигаторы у таксистов, неотвеченные сообщения (надеюсь, вы уловили иронию), а также добавлял немного абсурда, говоря о природе появления паролей и поздравляя всех людей, которых забыл поздравить с 17 по 30 сентября (на самом деле просто сделал то, что давно хотел, но что мне казалось безумным).

Потом я писал о важном: о моих отношениях с медициной в России и о том, как моему другу не отдают долг. В первом случае это было то, что я хотел написать давно, но всё не решался, во втором — понял, что даже в рамках такого эксперимента можно позволить себе сделать что-то по-настоящему нужное. Последний пост, написанный за 15 минут, обозначал проблему, которая была для меня важна, но сам текст написан слишком быстро и необдуманно. С одной стороны, я не сильно кривил душой, с другой — написал это я, который изображал кого-то ещё, и оттого сам не понимал до конца, насколько честен перед собой. Если говорить о лайках (видимо, главном мериле для эксперимента), то самый личный и честный пост набрал большинство — впрочем, всех их опередило обновление аватарки.

Пять месяцев назад я перестал быть инвалидом. Для тех, кто не знает, краткая версия того, что со мной не так: у меня про...

Posted by Артем Макарский on 1 октября 2015 г.

 

Вывод

 

Анализировать своё поведение в соцсетях, полностью его изменив, — довольно интересная практика. «ВКонтакте» показал мне круг собственных интересов, Facebook — что лучше всего быть честным перед собой, Instagram — что яснее всего твой образ воплощается визуально, Twitter — что шутник из меня никудышный. Мне интересно, как именно происходило взаимодействие с людьми — насколько ироничными были лайки, насколько подозрительно я вёл себя, насколько честными были комментарии. Скорее всего, иронично ставили лайки только в Instagram, потому было как минимум неожиданно смотреть на то, как я фотографируюсь с машиной из Бурятии или пью какао. Те, кто понимал иронию, ставили лайк, а другие оставляли тревожные комментарии. Во «ВКонтакте» и в Facebook было иначе — там люди просто лайкали то, что им действительно нравилось, а в Twitter присылали в ответ другие шутки. Занятно, что лучшая имитация была одновременно и самой очевидной: именно в Instagram мне написали комментарий о том, что лучше бы я продолжил в том же духе.

За эти восемь дней на моё сумасшествие обратили внимание многие знакомые, включая главного редактора Риту Попову, забывшую об эксперименте. Под конец те, кто поняли, что я делаю всё это не просто так, спрашивали, какие я сделаю из этого выводы. Мне кажется, что лучше всего их описывает финал фильма «После прочтения сжечь», где два агента спецслужб просто говорят друг другу: «Больше мы так делать не будем». Никаких удивительных открытий я не сделал, а высасывать из пальца тему для очередного поста или придумывать новую шутку — занятие утомительное. До того, что я понял на практике, можно было небольшими усилиями дойти и в теории. Нужно быть более честным, проще относиться к себе, делать в соцсетях то, что тебе нравится и что тебе интересно — стоит ли для этого восемь дней изображать из себя кого-то ещё? Скорее всего, нет.

 

фотографии via vebidoo

Рассказать друзьям
6 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.