Views Comments Previous Next Search

Цитата дня: почему концепция работы устарела

Писатель (книги «Lazy Person’s Guide to Framing: Decoding the News Media» и «Point Taken: A Brief Thematic Reader») и журналист (колонки для The Guardian, The Idler и Sleaze) Брайан Дин (Brian Dean) написал колонку для сайта Сontributoria, в которой рассказал о сложившихся в обществе представлениях о работе, причинах устаревания этого понятия и об «антиработе».

 Брайан Дин

Журналист

«„Работа“ считается добродетелью, хотя она охватывает моральный спектр от благотворительности и искусства до принудительного труда и банковского дела. Вера в неотъемлемое моральное добро работы исторически сложилась в рамках социальной инженерии, особенно во время перехода от сельского хозяйства к производству. Тогда протестантскую этику использовали, чтобы мотивировать работников и оправдать наказания, включая побои и тюремное заключение для „бездельников“. <...>

Выдуманная добродетель работы всегда была чем-то большим, чем её польза или ценность. Когнитивный лингвист Джордж Лэкофф (George Lakoff) предложил использовать конструкцию „работа как послушание“. Впервые эту добродетель мы познаём, когда подчиняемся родителям, особенно если не хотим работать. Позже, став взрослыми, мы подчиняемся нашим работодателям — это называется работой. Работа и добродетель в нашей неврологии связаны с подчинением власти. <...>

 

«Адам и Ева не работали, пока не ослушались Бога, который наказал их»

 

Акцент на наказании является знаковым для этой конструкции послушания. Как иллюстрирует «Книга Бытие», Адам и Ева не работали, пока не ослушались Бога, который наказал их: „проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей“. Неоплачиваемая или „общественная работа“ до сих пор является наказанием, которое выносит суд. Программы социального обеспечения включают в себя обязательную работу без зарплаты, что очень похоже на наказание за „грех“ безделья. <...>

В нравственном отношении кажется, что политики, многие медиа, большая часть общества застряла в пуританских кодах и сценариях с доминирующей общественной позицией по работе. <...> Кстати, если вы думаете, что свободны от этого морального сценария, то попробуйте провести эксперимент. Проведите день в постели, абсолютно ничего не делая. Потом ещё два дня будьте ленивее, чем когда-либо: шикуйте, потворствуйте своим слабостям, relaxo supremo. Не делайте ничего, что хотя бы отдалённо напоминало бы работу, и наблюдайте за своей реакцией, настроением в этот период.<...>

 

«Отдых — время, когда не работаешь, чтобы быть полезным на работе»

 

Концепция „отдыха“ только усиливает значение этой конструкции. „Отдых — время, когда не работаешь, чтобы быть полезным на работе. Отдых — время, затрачиваемое на восстановление после работы в отчаянной, но безнадёжной попытке забыть о ней“, — так писал Боб Блэк (Bob Black) в книге The Abolition of Work.

Большинство из нас хотели бы отдыхать больше, мы мечтаем об этом. Но мы верим, что за это нужно заплатить. И поэтому возмущаемся (предположительно) безработными людьми, которые „просто так сидят целый день“. В то же время мы отождествляем себя с работой, праведно ворчим или хвастаемся тем, как напряжённо трудимся. <...>

 

«„Антиработа“ — это то, что мы делаем ради любви, веселья, интереса, таланта энтузиазма, вдохновения и прочего»

 

Отдых, как счастье, рассматривается чем-то, что можно получить через работу. Основная идея здесь в том, что вы бесконечно недостойны. То есть вознаграждение, или счастье, произойдёт только после завершения какой-то неприятной деятельности („напряжённой работы“). Опять же в этом можно проследить некоторые ранние моральные идеи, например, первородство греха и искупление через страдание.

„Антиработа“ — это то, что мы делаем ради любви, веселья, интереса, таланта энтузиазма, вдохновения и прочего. Только немногие счастливчики получают из этого достаточно [денег], но они, вероятно, делают нашу жизнь лучше, а обществу приносят рабочие места.

Стремление к „антиработе“, в основном, остаётся невыраженным, поскольку сейчас нет подходящих для неё семантических структур. И это та [проблема], из-за которой нам нужна концепция [„антиработы“]. Существующая дихотомия работы—отдыха делит нашу жизнь так, что она служит интересам очень узкого рынка и искажает представления о деятельности, за которую не платят. Это не просто вопрос языка и значения слов. Это касается когнитивных конструкций, того, как мы думаем, и в конечном счёте определяет социальную и экономическую политику».

Рассказать друзьям
0 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.