Views Comments Previous Next Search

Цитата дня: как проходил закат MySpace

Предприниматель и бывший вице-президент MySpace по маркетингу Шон Персиваль (Sean Percival), который работал на социальную сеть с 2009 по 2011 год, рассказал на конференции By:Larm о закате социальной сети MySpace и причинах, из-за которых он произошёл. Об этом пишет The Guardian.

 Шон Персиваль

Бывший вице-президент MySpace по маркетингу

«MySpace никогда не была настоящей компанией. Она являлась частью маркетинговой компании, которая делала раннюю версию e-commerce: продавала всякий хлам, таблетки для похудения, маленькие радиоуправляемые вертолёты. Но там посмотрели на Friendster и сказали: „Ух ты, люди тратят кучу времени на их сайте. Нужно его скопировать“. Но всё, чего они хотели, создавая социальную сеть, — иметь место для размещения рекламы и продавать людям эти ужасные товары. Вот так всё начиналось.

[В первые дни] они пошли на Friendster и нашли там всех горячих девочек. Вы можете помнить Тилу Текилу. У неё была очень большая сделка с MySpace. Но ранее она была на Friendster. Они начали работать с ней потому, что она была чертовски сексуальной. И MySpace сказал: „Эй, мы из Лос-Анджелеса, а секс — это двигатель экономики. Мы были бы счастливы поработать с тобой“. Так они получили Тилу Текилу.

 

«Ух ты, люди тратят кучу времени на их сайте. Нужно его скопировать»

 

News Corp. (Купила MySpace в 2005 году за $580 млн. — Прим. ред.) — это монструозная организация с пропорциями мамонта: много-много миллиардов долларов, множество пользователей. В то время они говорили: „Эй, мы не будем ничего разрушать. Просто дадим вам работать — вы особенные“. Они просто сохранили то, что было, и не делали вообще ничего.

Но реальность такова, что со временем [в MySpace] начала проникать корпоративная политика. Пришли юристы, бухгалтеры, все пришли. В штате было от 40 до 50 юристов, а ещё $800 тысяч каждый месяц уходили юристам вне штата. Шустрый и быстрый спортивный автомобиль начал замедляться. <...> И вместо того, чтобы сохранить то, что было, это превратилось в настоящую корпорацию. Политика, жадность, все эти вещи, которые есть в больших корпорациях, медленно проникали [в MySpace].

 

«Политика, жадность, все эти вещи, которые есть в больших корпорациях, медленно проникали в MySpace»

 

Я помню первое совещание (В 2009 году Facebook начал расти быстрее MySpace. — Прим. ред.), на которое меня позвали со всей командой. Это было самое грустное и неловкое совещание, на котором я был за всю жизнь. А ведь я бывал на очень грустных совещаниях! Буквально каждый, кто там сидел, чувствовал себя поверженным. Можно провести такую аналогию: вы идёте вместе с тренером, половина матча прошла, а вы уже проигрываете 100 очков. Они были разбиты корпоративной бюрократией и знали, почему проиграют Facebook. Они знали, что конец близок. Могли почувствовать его запах.

(После этого MySpace попытался запустить глобальную экспансию. — Прим. ред.) Тратились буквально сотни миллионов, шла борьба за команды и легальную музыку. Я уверен, что мы потеряли деньги на всех рынках, кроме Мексики. Но тогда Facebook сказал: „Нам не нужно создавать новые офисы так быстро, это должно соответствовать масштабам“. (Также MySpace попыталась запустить свою сеть доставки контента. — Прим. ред.) Утекло очень много денег. Сколько мы потеряли всего? Понятия не имею, но это измеряется миллиардами. Благодаря News Corp. у нас было несколько миллиардов, и мы могли себе позволить это.

 

«Им было плевать — никакого уважения к пользователям»

 

Мы делали $50–100 млн, десятую часть того, сколько нам было нужно. Он (Глава News Corp. Руперт Мёрдок. — Прим. ред.) выпустил постановление, хотя не было кого-то, кто бы не знал, что это директива. И началась суета: „Босс сказал, что нам нужно сделать миллиард, значит, я буду думать, как нам сделать миллиард“.

И вот почему у нас были штуки вроде MySpace Books. Не потому, что пользователи хотели обсуждать книги, а потому, что кто-то хотел это проспонсировать. Кто-то — [издательство] HarperCollins — усердно платил нам, чтобы мы сделали MySpace Books. И мы сделали за $250–500 тысяч. Это просто выходило из-под контроля. (Персиваль вспоминает про рекламный баннер Punch The Monkey. — Прим. ред.) Это было одним из самых раздражающих решений в рекламе, но им было плевать — никакого уважения к пользователям. Всё ради монетизации: делать деньги, выжимая каждый доллар.

Facebook здесь абсолютный победитель. Там не было фокуса на монетизацию в ранние этапы. А очень мало рекламы. Когда они начали делать рекламу, то она была хорошей, свойственная [платформе], встроенная [в неё], которая кажется более естественной. Никаких Punch The Monkey.

 

«Есть компании, которые никогда не были социальными и никогда ими не станут»

 

Мы не признавались себе, что проиграли социальную войну. Личность принадлежала Facebook. Там у вас было настоящее имя, а на MySpace что-то вроде 420princessxxx. И вот, мы проиграли социальную войну и решили поставить всё на музыку. Тогда у MySpace были эксклюзивные сделки с лейблами. Он был единственным сайтом, где можно послушать песню с мейджор-лейбла бесплатно.

Но это была особенная сделка: мы платили по $10 млн в год только для того, чтобы это было. Но это было чем-то, чего больше никто не имел. Теперь вы можете сделать это на Spotify, это больше не эксклюзивно. Неизвестная деталь: мы пытались купить Spotify, но они были чертовски уверены, что продаваться не стоит.

Есть компании, которые никогда не были социальными и никогда ими не станут. Apple — одна из них. Google — другая. Когда культура построена на проектировании, нельзя понять социальность. Это более эмоциональный опыт. У инженеров в основном его нет».

Рассказать друзьям
1 комментарийпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.