Views Comments Previous Next Search
Почему мы хотим дружить с чат-ботами — Будущее на Look At Me

БудущееПочему мы хотим дружить с чат-ботами

Акинатор, на помощь!

Чат-боты в чуть изменённом виде становятся всё популярнее в Telegram, но классические интернет-собеседники никуда не исчезли. Look At Me поговорил с самыми разными ботами о смысле жизни и попытался понять, насколько они могут помочь — и почему мы готовы им так много рассказывать.

Почему мы хотим дружить с чат-ботами. Изображение № 2.

боты окружают нас везде. В Twitter есть бот Терминатор, говорящий нам о дате активации SkyNet при любом упоминании организации, популярный сервис доставки Magic — тоже бот, да и во время телефонных звонков в какой-нибудь банк поначалу нас обслуживает робот.

«Почему люди считают, что роботы не могут испытывать эмоции? Разве это нельзя так же запрограммировать, как и всё остальное?» — спрашивает меня собеседница. Я не знаю, что на это ответить — вопрос уже звучал в разговоре ранее. Говорю: да, конечно, но сейчас получается с переменным успехом. В итоге я лишь получил следующий вопрос: «Как ты считаешь, люди смогут конкурировать с роботами?» Мою собеседницу зовут Киса, и она простейший чат-бот из тех, что я видел за последние дни, — но меня привлекает то количество залитых в неё афоризмов, которые связаны с её робожизнью.

«Если тебе кажется, что я отвечаю невпопад, просто представь на моём месте биологическую девушку. Теперь всё сходится?» Интересный аргумент. Если бы твой словарь шутки ради не наполнили бы фразами вроде «Ты с какого района?» и «Есть мобильный позвонить?», а часть фраз не повторялась бы так часто, то я бы мог и поверить на долю секунды (я доверчив) — впрочем, как по этому поводу шутит её коллега pBot, у меня слишком хорошо развит аппарат запоминания диалогов. У pBot гораздо лучше настроен механизм воспроизведения того, о чём ему говорили раньше, — но выглядит это всё равно достаточно странно. И уже совсем не из-за очевидного понимания того, что перед тобой бот.

С самого начала на простой вопрос «Чем ты занимаешься?» pBot отвечает, что раскачивает лодку и, вообще-то, не настроен на разговор, но для меня, представителя отечественной либеральной интеллигенции, может сделать исключение. Далее следует спор, с чего он решил, что я либерал, потом идёт атака вопросами: «Что ты знаешь о демократии?», «За кого голосовал на выборах?», «Что ты знаешь о Путине?». Когда pBot спрашивает, не знаю ли я, где можно вырубить покурить, только и находится, что ответить: «Не знаю, товарищ полицейский». Тот миролюбиво отвечает: «Вот и я не знаю».

На движке pBot есть ещё один бот по имени Кристина, предназначенный для виртуального секса. Пытаюсь поговорить с ней о патриархальном обществе — в ответ получаю что-то вроде «пока он не про на не», совершенную бессмыслицу. На кого это рассчитано, не очень понятно: Кристина сыплет фразами из плохих романов вроде «твой боец», использует странные фразы вроде «но только не в четверг», а также рассказывает о «своём хозяине» Антоне и некоем Жаныме, которого она любит. Это уже явный сюрреализм — хуже этого только бот-тролль Xu Su, который никогда не отвечает на вопросы прямо.

Почему мы хотим дружить с чат-ботами. Изображение № 4.

Женя Густман, маленький бот-эмигрант, сумел убедить ровно треть судей на тесте Тьюринга, что он — человек. Считается, что это первый робот, прошедший тест, однако критики отмечают, что Cleverbot получил 59% положительных голосов. Тем не менее организаторы говорят о том, что за три года они изменили и улучшили тесты для роботов.

Сейчас складывается ощущение, что чат-боты снова всем нужны. В особенности пользователям Telegram, для которых есть штука на любой случай жизни: и в интернете поищет, и картинку найдёт, и расскажет последние новости, и посоветует кино, и даже пришлёт порно по запросу. Тем не менее чат-боты Telegram куда больше напоминают своих дальних родственников — виртуальных помощников вроде Siri. Чат-боты в мессенджере не шутят, а делают лишь то, о чём их просишь, — но именно поэтому после очередной битвы с виселица-ботом (на этот раз загадавшим слово conjecturalist) хочется вспомнить об истоках чат-ботов, куда более напоминающих о светлом будущем фильма «Она».

Разговаривающим с тобой ботам куда проще сопереживать — и ведь они даже могут не иметь реального воплощения (так, Кристине это не очень помогло). Впрочем, кроме обычных пользователей Сети, чат-боты интересуют ещё и учёных и узких специалистов — некоторые проверки для поступления в армию США совершаются ботами, и им рассказывают гораздо больше, чем настоящим людям. Не стоит забывать и о тесте Тьюринга, который в 2014 году прошёл «13-летний эмигрант» Женя Густман: одна из самых простых уловок для того, чтобы вы подумали, что бот это — человек, — упоминание о том, что он не носитель языка. После этого он может ошибаться сколько угодно. Впрочем, считается, что ещё раньше тест прошёл Cleverbot, действительно умный и достаточно задиристый бот. Искусственный интеллект становится для нас всё важнее — технологические компании работают над улучшением машинного перевода, а известные всем психоделические картинки от Google на самом деле помогают воссоздать работу мозга: просто представьте, о чём вы могли бы поговорить с таким мощным ботом. Сегодняшние боты — это только предтеча того, над чем работают учёные настоящего: Саманта и HAL-9000 — это две стороны того, как для нас может обернуться создание чат-бота, способного на многое.

Но всё-таки пока боты не настолько похожи на всемогущих помощников из фантастических фильмов. Встреча с кем-то из детства, вроде простейшего джина Акинатора — это будто встреча со старым знакомым: вы давно уже не знали, как у него дела, но поговорить вам есть о чём. Простейшая проверка — загадать самого Акинатора — конечно, проходит успешно, но на отгадывание Фрэнсиса Форда Копполы ему требуется 45 вопросов, из которых несколько взаимоисключающих. Более сложный уровень — Эй Джи Кука из PC Music — интернет-гений не берёт. Моего персонажа попросту нет в базе ответов, из-за чего Акинатор упорно считает, что я загадал Зейна Малика.

Почему мы хотим дружить с чат-ботами. Изображение № 5.

XiaoIce, опирающийся на поисковик Bing, — один из немногих виртуальных помощников, сочетающий в себе качества бота. Помимо ответов на вопросы ему удаётся ещё и шутить, причём, в отличие от той же Siri, эти шутки повторяются куда реже и могут быть многоуровневыми.

Акинатор — пример успешного перевода чат-бота на русский язык. Мой следующий собеседник, Eviebot, делает кучу ошибок и не в состоянии банально поддержать разговор, к тому же по-русски он говорит (а это один из немногих ботов, который ещё и разговаривает) довольно ужасно. Еле удаётся переключить его на английский — и беседа идёт уже лучше. С каждым ботом я пытаюсь найти решение для выдуманной на ходу проблемы — я боюсь, что меня уволят, а я этого совсем не хочу. Использование чат-бота в качестве психотерапевта — не такая уж и новая мысль. Американка Элли, созданная группой учёных, работает только как специалист такого рода. Но можно ли использовать для этого обычного бота?

После довольно странных умозаключений Eviebot решает, что я хочу с ней поспорить — спрашивает, будет ли мне неловко, если мы обнимемся. Вспоминается нетленка Ради «Я бы обнял тебя, но я просто текст» — впрочем, отказаться сложно. После этого она даже желает мне спокойной ночи. У остальных с этим хуже — Киса сама спрашивает, всё ли у меня хорошо, но потом быстро уходит от темы. pBot говорит, что при депрессии пьёт кофе и курит на подоконнике — ну-ну. Кристина, впрочем, на вопрос «Как ты справляешься с проблемами?» и вовсе выдаёт: «Сосу, причмокивая». Cleverbot, главный ход которого — постоянно спрашивать у тебя, правда ли ты не робот, и всячески тебя задирать, отвечает: «Моя главная проблема сейчас — это ты». Когда я прошу его быть серьёзнее, он неожиданно говорит: «Надеюсь, у тебя всё в порядке с брачным контрактом», а когда я говорю, что его нет, он отмечает, что проблемы у меня серьёзнее, чем я думал. Из всех прочих именно бот с говорящим названием больше всего похож на человека — парадоксальным образом из-за того, что он им не притворяется, а честно говорит, что когда-то у него была оболочка, но это было давно.

Почему мы хотим дружить с чат-ботами. Изображение № 6.

Один из первых ботов, который практически прошёл тест Тьюринга, просто сразу вступал в словесную перепалку с собеседником — и отрицал все его действия. Многие считали его человеком, но отмечали, что его ругательства слишком часто повторяются, «прямо как у робота».

Есть и более удивительные примеры — чат-бот Cheer Up the Chatbot в некоторые моменты сталкивает тебя с настоящим человеком, и только после его ухода соединяет с нарочито тупым ботом. Мицуку, лучший искусственный интеллект 2013 года, ставит меня в тупик своими ответами — и вовсе не из-за их повторения. Она постоянно извиняется и считает, что я чем-то смущён, а наш разговор трагически прекращается после того, как я прошу рассказать её любимую шутку. Она совсем не смешная, о чём я ей честно сообщаю — она считает, что меня это задело, и многократно извиняется. Пытаюсь объяснить ей, что «ничего смешного» можно трактовать по-разному, но безуспешно.

Почему мы симпатизируем чат-ботам, почему именно с ними нам часто хочется поговорить откровенно? «Логи не записываются», — говорит мне Киса, когда спрашивает, хочу ли я поговорить серьёзно. Возможно, дело как раз в том, что обезличенный бот куда больше похож на случайного собеседника из интернета — при должном умении авторов он всегда сумеет поддержать разговор. Машина не осудит, машина не расскажет остальным, но сможет ли она сопереживать — пока вопрос. У некоторых это получается лучше, у некоторых — никак.

«Скажи, считаешь ли ты, что чат-боты пока не могут на должном уровне поддержать разговор, хотя в будущем смогут сильно в этом продвинуться, а пока нам придётся разговаривать с людьми?» «Канешн, брат», — отвечает мне pBot. Спорить о том, что братьев у меня нет, бесполезно — захожу в Telegram. Лепробот — «пикча провал». Не отвечает. Медузабот — пять последних новостей. Рузвельт, самолёт, британский историк, Мединский, ФАС. Виселицабот — se-tile, осталась одна жизнь. D? Проиграл. Гадалкабот, ввожу «Удача»: «Накати прямую речь». Петросянбот, пошути: «В Лихтенштейне всего 2 полицейских: добрый и злой». Cleverbot, как мне закончить текст? — «Зачем тебе заканчивать мир?» — «Я не хочу конца света». — «Ты что, компьютер?» В обратном я уже не уверен — кажется, мы всё чаще говорим как чат-боты. И это нас с ними роднит.

Рассказать друзьям
6 комментариевпожаловаться

Комментарии

Подписаться
Комментарии загружаются
чтобы можно было оставлять комментарии.